А Машенька созрела

— Ты не нашел другого времени сообщить о том, что хочешь притащить другую в нашу квартиру? Обязательно надо было дождаться моего шестидесятилетнего юбилея? — Мария всегда знала, что ее Олег — бабник. Но твердо верила, что хотя бы по причине естественного старения муж одумается. Однако этого не произошло.

— Машуль, тебе не обязательно уходить! В моей квартире есть целых три комнаты. Все равно тебя уже давно не интересует… хм… личная жизнь, — промычал муж.

 

Это было правдой. Между супругами не было близости уже лет пять, с этим не поспоришь. Но данный факт не имел никакого отношения к либидо Маши. Просто именно пять лет назад Олег начал гулять открыто, отнял у жены даже иллюзию того, что измены происходят случайно. Если честно, муж просто стал противен, как многоразовый стаканчик в общем автомате с газированной водой, из которого она брезговала пить в детстве.

— Погоди, что значит в «твоей квартире» есть комната и для меня! Разве квартира не общая? — неожиданно для самой себя спросила Мария. Она не очень хорошо соображала, потому что готовила стол для своего юбилея и уснула только под утро с толстым слоем крема на лице, чтоб скрыть следы усталости. Она всегда готовила сама. Так было и дешевле, и вкуснее.

Теперь ей вдруг пришло в голову, что ее мозг устроен как-то по-дурацки. Она запомнила, что надо экономить ближе к старости, но не подумала о том, что не очень надежно хранить сбережения на общем счете, к которому имеет доступ гуляющий муж. Эх! не надо было выяснять отношения раньше времени. Следовало сначала снять деньги, если там что-то осталось… Эх, хорошая «мысля» пришла поздновато.

— А что тут непонятного? — удивился Олег. — Эта квартира досталась мне в наследство от бабушки еще до того, как мы поженились. Так что она и есть моя в буквальном смысле.

— Погоди, но это же ты десять лет назад уговорил меня переписать нашу общую квартиру на нашу дочь! Ты же прекрасно знаешь, что в этой трешке как минимум две комнаты появились благодаря моим родителям! — Маша даже проснулась от этого отрезвляющего разговора.

Она знала, что Олег ненадежен как муж. Но почему-то была уверена, что по-человечески он относится к ней хорошо и уважает.

— Да, это правда. Но у тебя же был выбор. И ты сама согласилась, — еще больше удивился Олег.

Как и многие люди, которые привыкли жертвовать всем и творить добро исключительно за чужой счет, он ратовал еще и за свободу принятия решений. Под этой свободой подразумевалось то, что наивных идеалистов можно и нужно облапошивать в хвост и в гриву. И таких ведь не жалко! Не один использует, так другой.

Он даже не удивился тогда, что Маша пошла на такой риск, хотя знала, что Юля, их дочь, не будет испытывать даже благодарности по отношению к матери. И Юлия, и Олег как-то привыкли, что на двух эгоистов жизнь распределила одного идеалиста, который все равно не знает, что еще делать, кроме как смягчать конфликты и служить.

Жена молчала уже минут двадцать. Так что Олег решил приободрить ее и сказал:

— Маш, все будет в порядке. Я знал, что ты будешь нервничать, потому пригласил Полину к нам. Ты познакомишься с ней, и вы скорее всего даже подружитесь. Кстати, она тоже любит готовить. Конечно, не так хорошо, как ты… — акт утешения был остановлен полетевшей прямо в лоб миской с салатом. Судя по растекающейся массе, которую благоверный автоматически облизнул, там точно были огурцы и фирменный секретный соус жены.

Следом полетели другие закуски. И некоторые были совсем недавно вынуты из духовки, так что Олег имел возможность убедиться в отсталости и негуманности супруги. Да что там говорить, она просто допотопная истеричка!

— Ты посмел пригласить ее на мой юбилей! — Мария вопила истошно. Олег, несмотря на то, что приходилось уворачиваться от летевших в него гастрономических изысков, вдруг понял: юбилей может сорваться.

Конечно, не из-за него. Он поступил деликатно, заранее предупредил супругу. Кто ж виноват, что она такая несовременная!

«Эх, куда девать старых походных жен, они мешают жить счастливо, но выбрасывать жалко!» — подумал Олег.

 

***

— Юля, я приеду к тебе? — спросила Маша у дочери, которая, судя по голосу, только что проснулась.

— Мам, вообще-то мы с Костиком собирались к тебе! — Юля и ее муж действительно были сегодня приглашены.

— Понимаешь, случилось такое… я даже не знаю, как теперь жить, — сказала мать дочери, надеясь получить сочувствие.

— Мамуль, отец сказал тебе про то, что будет жить в вашей квартире вместе со своей очередной? — почти равнодушно спросила Юля.

— Так ты знала? Как же ты могла не сказать мне, дочка… — расстроилась Маша и уже еле-еле дослушала оставшуюся часть монолога дочери, которая вежливыми словами объясняла, что мать прекрасно все знала об отце и незачем теперь вешать проблемы на других.

**

В следующие два часа Маша методично обзванивала гостей и отменяла приглашение на юбилей, сославшись на то, что неважно себя чувствует, мол, ночью пришлось вызывать неотложку и теперь пора ложиться в больницу.

Она почти не соображала и только сейчас осознала, что выражение «ватная голова» — вовсе не метафора, а точное описание состояния.

Муж милостиво оставил ее одну в этот день, как она и просила.

Маша отправилась в банк и собиралась снять деньги с общего счета. У нее не было доступа в электронный кабинет. Она считала неблагородным просить пароль и логин у мужа.

Служащая посмотрела на Машу равнодушными тусклыми глазами и сказала:

— Какие восемьсот тысяч? У вас на счету только десять.

— Тогда буду снимать, что есть, — вздохнула Маша.

На зарплатной карте у нее было около двухсот тысяч, которые она копила для того, чтоб обрадовать свекровь установкой водопровода на даче. Но cвекровь уже сказала, что не хочет лезть в их с Олегом жизнь, то есть чем-то помогать невестке. А деньги пригодятся ей самой. И эти десять тоже могут пригодиться.

***

— Люда, слушай, помнишь, мы встретились на встрече одноклассников, и ты говорила, что работаешь домоправительницей. В общем мне тоже нужна такая работа, и желательно вчера! — Мария знала, что Людмиле точно можно было говорить все без обиняков.

Школьная подруга закончила математический факультет с красным дипломом. Но когда ее бросил муж, поняла, что надо крутиться, и выбрала сферу услуг. В отличие от многих людей, которые считают уборку и готовку на «злых капиталистов» чем-то оскорбительным, Людмила видела в этом просто хороший и относительно простой заработок без выноса мозга.

— Э, подожди-ка, ты вообще-то утром мне звонила и сказала, что тебе стало плохо… ну, и в общем… скажи куда приехать! Я на машине, — неожиданно сказала Людмила. И Маша даже поверила, что заклятье «Кошкиного дома». которое она мысленно называла «заклятьем машкиного дурдома» начинает рассеиваться.

— Да, приезжай ко мне домой, только побыстрей. И еще… у тебя багажник пустой? Со мной будут два чемодана! — Мария как-то забыла спросить, можно ли пожить у подруги.

Но та догадалась сама и сказала:

— Ясно. Если что — вторая комната тоже в твоем распоряжении. Не подумай, что я добрая. Просто не хочу, чтоб ты занимала машину собой и чемоданами, — у Люды была потрясающая способность разряжать атмосферу шутками. Они обезболивали.

***

Прошла уже почти неделя после того, как Маша вышла на новую работу. Люда помогла ей с рекомендациями.

И самая первая заказчица оказалась не из приятных, но продолжала настаивать на том, чтоб приехала именно Маша. Зато остальные заказчики казались приятнейшими людьми.

 

— Ольга Петровна, да, я смываю унитаз после мытья только на «полшишечки»… Конечно, я протерла двумя сухими тряпками после влажной уборки… Разумеется, я разделила еду на порции и в таком виде положила в холодильник, — это был еще не самый сложный заказ, если верить школьной подруге. Но сложнее Маше пока не попадались.

Ее спасало только то, что она любила убираться и готовить. А еще привыкла к перекошенным от постоянного недовольства физиономий мужа, свекрови, дочери, у которых она много лет вымаливала возможность послужить «рабыней Изаурой». Тут за все еще и платили. И не были вот так хронически недовольны.

— Мария… хм… а какое у вас отчество? — вдруг спросила ее Ольга Петровна в очередной раз. Маша никак не ожидала такого вопроса. По отчеству ее звали только на работе в той далекой жизни. Но на этой работе она не ждала никакого уважения.

— Андреевна… — удивленно ответила Маша.

— Вот что, Мария Андреевна. У меня есть начальник, весьма состоятельный, живет в собственном доме, хочу вас ему порекомендовать, — клиентка назвала сумму, которую Маша должна была получать. Та ахнула. Но все же позвонила Люде и посоветовалась, стоит ли соглашаться.

Жизнь в лице Ольги Петровны вдруг смягчилась и предложила перейти на более простое и намного лучше оплачиваемое испытание квеста «Докажи, что вообще хочешь жить!».

***

— О, проходите, сын будет только вечером. Но у него торжественный ужин. Поможете мне все приготовить? Ольга Петровна говорила, что вы просто чудесный кулинар, — сказала мать ее нового хозяина.

День прошел в хлопотах. Мало того, что надо было приготовить кучу еды, так еще муж «обострился»! Все охочие попить кровушку и потянуть жилушки почему-то всегда звонят в самые ответственные моменты, когда жизнь меняется к лучшему. Это одна из необъяснимых тайн жизни.

Олег звонил Марии именно в этот ее первый день на хорошей работе много раз и делал вид, что беспокоился. Она же испытывала радость от того, что отвоевала в итоге свою жизнь. И даже не расстроилась. Но суровым тоном потребовала вернуть половину сбережений и оставить ей при разводе половину квартиры… Или даже всю!

«Гулять так гулять! Все равно ничего не отдаст!» — усмехнулась она про себя и продолжила нарезать курицу аккуратными кусочками.

— Ты что, только из корысти отвечаешь на мне звонки? И ты туда же! Вот уж не думал, — трагически завывал муж.

Как все непорядочные люди, он сильно тосковал об утраченной человеческой чистоте и преданности. И его можно было понять. Если бы таких «битый-небитого-везет» было бы больше, эгоистам бы все верили и тянули их на себе до самого издыхания. А потом надо было просто найти себе свеженького.

Но идеалистов было мало. И вот теперь Маша кончилась. А новая любовница Полина, как оказалась, и не собиралась начинать свою карьеру в качестве жены в розовых очках и трудяжки, которая все везет на себе.

— Конечно, я уже себе присмотрела нового богатенького мужа. А с тебя просто хотела вытянуть последнее, как водится у нас, корыстных стерв, — Маша не знала, что скоро ее слова и в самом деле сбудутся.

Олег протестировал на ней разные оттенки серого от «вернись, я все прощу» до «станешь старой бомжихой — не звони». Ничего не возымело действия.

От разговора была польза. Поднялось настроение. И еще Маша вспомнила, что пора подавать на развод. А то как-то вылетело из головы.

***

— Машуль, это ты? Я просто не верю своим глазам. Это чудо! — сказал ей Алексей Иванович, тот самый хозяин дома.

 

— Э—э… не понимаю вас, простите, — Мария уже успела расстроиться при мысли о том, что Люда права, не так уж много хорошо платящих клиентов без тараканов. Ей жаль было расставаться с приветливым домом и мечтами накопить на маленькую квартирку в течение нескольких лет при таком-то хорошем заработке.

— Да это же я. Ты меня еще отшила на втором курсе. Забыла? Бабником обозвала! А я не был виноват. Просто Ленка лезла ко мне целоваться, — Алексей Иванович снял очки и стал похож на самого себя много лет назад.

Да, Маша его любила, собиралась замуж. Но увидев, что тот обжимается с главной соперницей, решительно бросила. Он хотел что-то объяснить. Но Маша не желала слушать. Потом Лешка бросил институт из-за этого случая, и они больше не виделись.

«Да уж, не того я приняла за бабника!» — подумала Мария. Мама Алексея уже успела рассказать, что сын был женат только однажды, в браке родился ребенок, потом быстро развелся, теперь весь в работе.

— Лешка, ну, если тебя это утешит, у меня не сложилась личная жизнь, — улыбнулась Маша. А потом испуганно добавила: — Подожди, сейчас же гости придут, давай позднее поговорим. Ты же меня не уволишь из-за того случая в молодости?

— Нет, конечно! Я так рад, ты себе даже не представляешь, — ответил Алексей.

И когда собрались гости, пригласил Марию за стол. А потом попросил переодеться и весь вечер с ней танцевал.

— Но кто же будет прислуживать за столом? — спросила Маша. Она никогда не забывала о своих обязанностях. Вот о чужих — всегда. Но не о своих.

— Маш, да я позвонил в соседнее кафе, найдутся люди на несколько часов. Не переживай. Знаешь, ты осталась такая же красивая, — сказал он ей.

— Э, ну… если ты так считаешь, — Маша решила не перечислять в виде исключения недостатки, которые видела в зеркале каждый день.

Она старая. Она маленькая. У нее короткие ноги. Нос картошкой смотрится провинциально и не благородно. Глаза маловаты. Щеки толстоваты. Но выглядит и правда моложе — никто не давал ей больше пятидесяти.

***

— Маш, ну это уже смешно. Ты у меня работаешь уже целый год. Давай просто поженимся, и ты, если хочешь, можешь делать все то же самое, но я буду давать тебе намного больше денег, как жене, — предложил Алексей.

Их роман развивался стремительно. Но Мария не торопились с новыми отношениями.

В жизни Маши было всего два ухажера — Алексей и ее муж.

Хотя… если быть совсем точной в подсчетах, она еще один раз изменила мужу на юге. Просто было очень обидно, что он на ее глазах закрутил роман. Она хотела убрать клин клином, но почему-то просто стало еще хуже на душе.

Маша решила, что это не ее метод. И выбрала другой — просто делала вид, что ничего не происходит и хотела тихо отсидеться до конца, как она надеялась, не очень долгой жизни. Но не вышло.

— Леш, ты прав. Я и сама хотела бы перевести наши отношения в более личные. И даже рассматриваю повторное замужество, что мне терять. Но у меня есть одно условие… — ответила Мария.

— Что ж, я согласен почти на все. Чем старше любимая — тем она дороже сердцу, — ответил Алексей серьезно.

 

— Я хочу продолжать работать хотя бы пару раз в неделю. Понимаешь, я хочу накопить хотя бы на малюсенькую квартиру. Ну, вдруг ты во мне разочаруешься… Или я в тебе. К тому же мне нравится общаться с людьми, узнавать об их судьбах, помогать, согревать. Муж — это не весь мир. Понимаешь? — Мария созрела до этой мысли недавно, но сейчас была твердо уверена, что никто вообще — не весь мир.

— Хорошо. Тогда я официально могу пригласить тебя на свидание? — спросил Алексей.

— Хм, ну даже не знаю. А вдруг я найду кого-то моложе и богаче, — пошутила Мария.

— Знаешь, а я не удивлюсь, — серьезно сказал Алексей, снял запотевшие очки и протер их. Он только сейчас осознал, что эта сложная и странная женщина его жизни не отказала. Если бы она знала, что́ для него значит, не стала бы так шутить!

Но не надо пугать ее своим энтузиазмом. У них впереди еще годы и годы для того, чтобы не мешать друг другу быть счастливыми так, как каждый это понимает. Разве не в этом секрет семьи? Ах, да. Надо еще выбрать человека, который не выстраивает свое счастье за счет твоего. Ой, и еще один секрет… Надо в принципе выбрать человека! В жизни так много тех, кому еще только предстоит стать людьми… при хорошем раскладе…

Автор: Ксения Подорожникова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,379sec