Талант и любовь

Сергея ещё в школе ребята прозвали Ломоносовым. Парень из простой семьи, а талантливым уродился. И буквально во всём. Но больше всего Сергею нравилось рисовать, и его картины отмечались на выставках района и области.

— И в кого ты у нас такой? – улыбалась мать Галина Ивановна, — вроде мой отец, а твой дед, хорошо рисовал по молодости, вот только в деревне рисовать некогда. И не развил он свой талант, да ещё и война проклятая. Не до художеств.

 

Однако Галина Ивановна гордилась своим сыном. Мальчик из небольшой деревни Глухово, а такой одарённый!

Сережа много рисовал, но был, по сути, самоучкой.

— Тебе непременно надо ехать в город, чтобы учиться у хороших педагогов рисованию, — говорили ему учителя.

Родители Серёжи, собрав последние деньги, отправили сына поступать в художественное училище после школы.

Сергей радовался, вот только омрачало настроение расставание с Алёнкой. Одноклассница с детских лет нравилась ему. Это была первая любовь, нежная и трепетная, чистая, робкая.

Алёнка не скрывала своего отчаяния.

— Ты уже никогда не вернёшься сюда, — шептала она на вечернем последнем свидании, — а мне нельзя уезжать. Мама одна не справится. Нас у неё трое, а батя пьёт…Мне только на заочное можно поступать. По другому выучиться не получится…

Сергей вздыхал и говорил, сам себе не веря:
— Подожди, вот я получу образование, найду работу и вернусь за тобой. Жди меня, Алёнка…

Годы учёбы закружили Сергея. Он нашёл в областном городе много новых друзей. Был он симпатичным, кудрявым, с голубыми, как небо глазами. Преподаватели пророчили ему хорошее будущее, а после окончания училища у Сергея появилась возможность работать преподавателем у первокурсников. Сергей радовался, печалилась только Алёна, напрасно ждавшая его возращения домой.

— Серёжа, ты говоришь, что любишь меня, — спрашивала она каждый раз Сергея, когда он приезжал в Глухово, — но сможем ли мы когда-нибудь быть вместе?

— Я надеюсь, что сможем, вот только надо мне немного поработать, утвердиться в должности, и тогда я заберу тебя в город, ты жди… — просил Сергей.

Но приезды Серёжи домой были всё реже, он говорил, что очень занят, много работает, кроме того и сам рисует. Как-то раз Алёна приехала к нему в гости. Жил Сергей в общежитии училища, где ему выделили отдельную комнату.

— Как у тебя тут уютно, — сказала Алёна, увидев его холостяцкое жилище.

— Однако это всё временно. Скоро мне придётся снимать квартиру, — ответил Сергей.

 

В ту ночь Алёна осталась у него на ночь. А через полтора месяца поняла, что беременна. Когда она сообщила Сергею об этой новости, он и обрадовался, и расстроился одновременно.

— Что с тобой, Серёжа, ты не рад? — спросила девушка.

— Я рад, только вот не думал, что с ребёнком так быстро у нас получится… Нам и жить-то негде. Придётся снимать квартиру. Я попробую что-то найти…

Но Сергей не торопился брать с собой Алёнку в город, как не звал её и замуж.

На него ещё полгода назад обратила внимание дочь директора училища. Таня работала там секретаршей. Она буквально не давала прохода Сергею, и он уже пару раз встречался с ней в кафе за чашечкой кофе. Встречи носили дружеский характер, но девушка явно желала романтических отношений.

Сергей любил Алёнку уже не так как прежде. Он, словно собственник, хотел, чтобы она всегда ждала его на родине, как ждут матери, отцы и сёстры своих родных.

— Серёжа, мне придётся рожать незамужней? – плакала Алёна, — у меня скоро и живот виден будет… Стыдно.

В один из приездов в район, когда Алёна посещала врача, они с Сергеем подали заявление, а потом так же тайно расписались.

Алёна была довольна, теперь она успокоила родителей, показав им штамп в паспорте.

— Ох, доченька, как-то всё нескладно у вас. А когда в город к нему поедешь?
— Мы решили, что рожу я тут, дома, и ты первое время поможешь мне управляться с малышом, мама, — ответила Алёнка, — а после Серёжа заберёт меня к себе. Ему дадут больше часов на следующий учебный год, и мы снимем квартиру.

— Ох, какие там у него заработки, смех один, на краски и кисти больше денег уходит… — вздыхала мать, — нищими жить будете.

— Ничего, мамочка, ребёночка в ясли отдадим, а я работать пойду, — отвечала Алёнка.

Когда Сергей рассказал в училище, что он недавно женился, директор Анна Александровна, недвусмысленно намекнула ему об увольнении.

— Сергей Трофимович, у нас теперь есть кандидатура на вашу должность более опытного художника… Надеемся, что опыт преподавания в нашем учреждении поможет вам на новом месте.

 

Сергей уволился и не знал, где теперь искать работу. Товарищи по курсу позвали его в Москву, город больших возможностей. Там Сергей снимал комнату, много писал, ходил по музеям, давал уроки рисования, и несколько раз удачно продал свои картины. Теперь он часто работал среди уличных художников на Арбате, предлагая свои акварели гостям столицы.

Алёнка тем временем родила сына Алёшу. Она ждала от мужа звонков, он высылал ей деньги с гонораров, обещал взять к себе, как только его быт хоть немного наладится.

Алёна ждала, растила сына, правда, семья Сергея тоже помогала растить малыша. Можно сказать, что Алёнка ни в чём не нуждалась. Она только очень тосковала по Серёже и стеснялась, что мальчик растёт без отца.

А Серёжа, наконец, нашёл работу в дополнительном центре образования школьников. Там он преподавал, у него было много групп, и заработок стал приличным. К тому же работы Сергея тоже имели успех.

Алёнка перебралась к мужу, когда Алешё исполнилось пять лет. Они снимали скромную однокомнатную квартиру в спальном районе Москвы. Алёна нашла работу в школьной столовой. Но счастья воссоединение с мужем ей не принесло. За годы разлуки они с Сергеем стали чужими.

Столица была родным домом теперь для Сергея, с тусовками художников, выставками и встречами с единомышленниками и коллегами. А Алёнка как была скромной деревенской девушкой, так и осталась. Она чувствовала, что муж стесняется её и не ходила на его мероприятия.

А вскоре она поняла, что у него наверняка есть и другая женщина. Около двух лет они прожили вместе, видя друг друга только поздними вечерами. Выходные дни для Сергея были тоже рабочими, так как дети его студии приходили в эти дни заниматься больше всего.

Сергей не обижал жену, но и прежних чувств уже к ней не испытывал. И когда Алёна в отчаянии предложила развестись, он не возражал.

— Ты прости меня, я художник, и мне не следовало вообще жениться, чтобы не обманывать ожидания женщины… Художник по натуре одинок. Теперь я это понимаю. Алёшу я обеспечу. А ты выходи замуж, если сможешь встретить надёжного человека…

Они развелись. Алёнка уехала в Глухово, а через три года вышла замуж и родила второго сына.

Сергей действительно больше не женился. У него были женщины. Одна продержалась рядом больше других: около пяти лет. Но все уходили, видя, что Сергей любит только живопись, увлечён работой, всё свободное время пишет картины и встречается на вернисажах с друзьями.

 

Однако такой образ жизни, когда Сергей не питался регулярно, почти не готовил, ел по столовым или всухомятку, не пошёл на пользу его здоровью. В пятьдесят лет ему диагностировали рак желудка. Сергей похудел, бросил преподавать, перебивался случайными заработками на заказах.

Когда он прошёл курс лечения, то решил вернуться к родителям. В то время матери и отцу уже было за семьдесят. Старики печалились о здоровье сына, но были рады выхаживать его.

— Мы тебе поможем, ты отдыхай, сынок, — говорила мать, — не должен ты раньше нас уйти, не справедливо это.

В то время Алёнка уже развелась со своим вторым мужем, который пил. Он уехал в свою соседнюю деревню.

Когда Сергей вернулся домой, Алёна на второй же день пришла навестить его.

— Что, постарел? Не узнать меня теперь? – спросил Сергей, — а ты всё такая же стройная и синеглазая… Как Алёша?

— Алёша в порядке. Живёт со своей семьёй в городе. С внуками приезжают часто. Увидишь…

На лице Алёны выразилось сострадание. Сергею показалось, что он увидел в её глазах всё ту же любовь, что и раньше. Не мог он ошибиться…

— Ты жалеешь меня? – спросил он, — не жалей. Помру, так значит мне и надо. Испортил тебе жизнь. Не смог ни нормальным мужем быть, ни отцом… Прости, если можешь. Ничем теперь исправить не смогу. Инвалидом стал.

— Ты не сдавайся, Серёжа, — вдруг сказала Алёнка, — у меня козы есть, забудешь ты о своём недуге. Козье молочко – целебное, полезное. Я тебя выхожу. Мальчишки мои в городе оба. Ты перебирайся ко мне. Нечего тут лазарет устраивать. Родителям только бы за собой ухаживать. Пошли ко мне…

Сергей поразился предложению Алёнки, но пошёл к ней, поверил в её чудодейственных коз.

Многое говорили по деревне. Но посудачили, почудачили, да перестали. Потому что пошёл Сергей на поправку. Ещё некоторое время ездил в областную больницу на обследование и лечение. Через четыре года врачи удивились его успешному выздоровлению.

Сергей поправился, окреп, снова прибавил в весе, стал улыбаться и встречаться с местными жителями за чаем. Они с Алёной были завсегдатаями церковной службы в сельском храме, где Сергей взялся помогать батюшке с восстановлением росписи стен трапезной.

 

Родители Сергея боготворили Алёнку, а весть о чудесном исцелении Серёжи разнеслась по всей округе. Став на ноги, он пошёл работать в местную школу учителем рисования и черчения. Алёна словно помолодела на двадцать лет.

Сыновья приезжали теперь в Глухово чаще, Алёшка и Саня радовались, что мать счастлива.

— Чего только в жизни не бывает, — поражались соседи, — вот любовь где настигла. Чуть ли не на пенсии. Всё-таки дождалась она его, Алёнка. Да, первая любовь – на всю жизнь…

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,320sec