А может, я твоя дочь?

С утра в квартире стоял дым коромыслом. Готовились к приезду из Германии друга и однокурсника отца. Они не виделись около двенадцати лет. Вика его почти не помнила. Ей было лет пять, когда он уехал.

 

Мама доставала мясо из духовки, а папа нарезал помидоры, когда звонок взорвал и без того напряжённую атмосферу квартиры. Вика открыла дверь и замерла, а сердце подпрыгнуло вверх, ударило в голову, оглушив. Она уставилась на симпатичного улыбающегося мужчину, забыв о правилах приличия: поздороваться, пригласить войти…

— Неужели Вика? Какая ты стала! – Нарушил гость возникшую паузу, окинув её одобрительным взглядом.
— Олег! – Раздался позади Вики голос отца. Он оттеснил дочь в сторону и крепко обнял друга. – Что же ты стоишь на пороге? Проходи.

Тут и мама подошла. В прихожей стало шумно и тесно, потому что все разговаривали одновременно. Вика ушла в комнату, где стоял накрытый стол. Вскоре родители с долгожданным гостем тоже вошли. Откуда-то в руках у мамы оказался букет цветов, а отец рассматривал заграничную этикетку на бутылке. Вика не заметила в руках гостя всего этого, когда открыла дверь. Она видела только улыбку в тридцать два ровных зуба и смеющиеся радостные глаза. При воспоминании сердце отбило чечётку.

За столом звучали тосты, Олег рассказывал про свои успехи, жизнь заграницей, все хором вспоминали студенческие годы. Вика заметила, что от взглядов Олега мама смущённо опускала глаза.
Она знала, что давно, в студенческие годы, Олег и Виктор ухаживали за мамой вместе. Но выбрала мама отца. «Хотя, я бы выбрала Олега», — подумал про себя Вика, глядя на гостя.

— А вы надолго приехали в Россию? – вдруг спросила она.
Вика обратилась на «вы». Дядей Олегом назвать – слишком по-детски. Через месяц ей исполнится восемнадцать. Называть по имени ровесника отца тоже неудобно.

— Соскучился по вам. Месяц или больше, думаю, пробуду здесь.
Чем больше Вика смотрела на гостя, тем он ей больше нравился.

– А где вы остановились? – Вика спрашивала не только из интереса. Отвечая, Олег смотрел на неё, и она таяла под его взглядами.

— Знаешь, давай на «ты», а то я чувствую себя стариком.

— Хорошо, — сказала Вика чуть смущенно. – Так, где ты остановился? – повторила она вопрос.

— В гостинице. – Олег не уточнил, в какой.

— Как? Зачем в гостинице? Мы тебе комнату приготовили, думали, ты у нас будешь жить. — Тут же расстроился отец.

— Нет, ребята. Я привык один жить. Не хочу вас стеснять. Считайте, это мой каприз или бзик. Лучше я к вам буду в гости хоть каждый день приходить. – Олег посмотрел на маму, и она снова опустила глаза.
«Тут определённо скрывается какая-то тайна», — ревниво подумала Вика.

— Здорово. Ловлю тебя на слове. Завтра же ждём тебя к нам. Ирка приготовит блины. Ты их хоть помнишь? – Папа выпил, счастливо улыбался и ничего не замечал вокруг.

— А что вы… ты преподаёшь в университете? А правду говорят, что немки хорошие хозяйки? — Вика сыпала вопросами, отвлекая на себя внимание гостя.

— Ты замучила Олега. Имей совесть, Вика. – Вмешался отец.
— Действительно, — поддержала мама. – А то всё выговорим сегодня, и не о чем будет разговаривать завтра.

— Ребята, я так соскучился, но, правда, пора. Уже стемнело. Давно я так вкусно не ел. Спасибо, Ира. Смотрю на вас и самому жениться захотелось. – Олег поднялся из-за стола.

— Может, всё же останешься? – не очень уверено предложила мама.

— Нет. Пройдусь. Я ведь ещё толком не успел надышаться родным воздухом. Провожать меня не надо. – Олег заметил, что Виктор стал надевать джемпер. – Вы забыли, я знаю город как свои пять пальцев. Не обижайтесь, но мне надо побыть одному. – Глаза его стали вдруг грустными и серьёзными.

 

Потом Вика помогала отцу относить посуду со стола в кухню, а мама мыла тарелки. Ночью она долго не могла заснуть. На крыльях фантазий далеко улетела из своей привычной комнаты, вспоминая Олега, его улыбку и взгляды. Сердце отбивало ритм танго в груди, а щёки горели. Какой уж тут сон.

Олег приходил в гости часто, как и обещал. И воспоминания о прошлом, рассказы о жизни в Германии не иссякали. Вика ждала его с нетерпением и волнением. Вся вспыхивала от звонка и бежала открывать дверь. Родители переглядывались. Да, Олег привлекательный мужчина, иностранец. Понятно влечение к нему дочери. Но он ей в отцы годится, скоро уедет. Нет повода для волнений.

Однажды она пропустила занятия в университете и пришла в гостиницу. С бьющимся сердцем, затаив дыхание, Вика постучала в дверь номера. С мокрыми волосами, в махровом халате, распахнутом на накаченной груди, Олег открыл дверь.

— Вика? Что случилось? Как ты нашла меня? – От удивления Олег растерялся.
Только заметив взгляд девушки на его голую грудь, опомнился, стянул рукой полы халата.

— У нас в городе всего несколько гостиниц. Иностранцы останавливаются в двух из них. Ты же не шпион, зарегистрировался под своим именем. – Вика сама удивилась, что у нее получилось скрыть волнение и дрожь в голосе, хотя внутри бушевал тайфун из страха, трепета, волнения и отчаяния.

— Проходи, — Олег отступил назад, впуская Вику в номер. – Раздевайся, я сейчас вернусь. – И он скрылся за одной из дверей.

Вика разулась, бросила на пол рюкзачок и прошла в просторную гостиную с мягкими диваном и креслами, большим телевизором, который работал с выключенным звуком. Олек вышел из другой комнаты, на ходу застёгивая рукава рубашки.

— Я, конечно, рад тебя видеть, но молоденькой девушке, тем более такой красивой, не стоит приходить в номер к холостому мужчине. Город небольшой. Слухи пойдут… — Олег не договорил, Вика перебила его.

— Не надо разговаривать со мной как с ребёнком.
— Хорошо. Может, кофе заказать? — согласился Олег.

— Ничего не надо. – Вика села в удобное мягкое кресло.
Она погладила нежную ткань обивки на подлокотниках, оставив следы на ворсе. Олег сел напротив. Минуту они глядели друг на друга.

— У тебя есть ко мне вопросы, которые не хочешь задавать при родителях? – прервал молчание Олег.

— Как ты догадался? – Голос Вики дрогнул.

— У тебя всё на лице написано. И то, что я вижу, мне не очень нравится. Вернее, совсем не нравится. – Олег говорил спокойно, ничуть не смущаясь под пылкими взглядами Вики.

— Расскажи, почему мама выбрала отца, а не тебя. Я знаю, вы оба были влюблены в неё. Ты красивее, успешнее. – Вика в упор смотрела на Олега.

— Ты думаешь, критерием выбора женщиной мужчины является только красота? У тебя хороший отец. Он очень любит тебя. И мне кажется, у вас с ним отличные отношения. Разве нет? К чему этот вопрос? – Олег внимательно посмотрел на Вику, пытаясь понять, чего она хочет от него.

— А мне в первый же день показалось, что мама нервничает, когда ты смотришь на неё.

— Это тебе показалось. Ты точно так же отводишь глаза, когда я пристально смотрю на тебя. – И Вика действительно разглядывала рисунок обоев. – Это было давно. Твои родители счастливы вместе. Почему мы говорим об этом, чёрт возьми?!

 

— Ты… — Вика замолчала и прикусила зубами нижнюю губу. – Я люблю тебя, – выпалила она и залилась краской.

— Вика… Я в отцы тебе гожусь. И всегда относился к тебе, как к дочери. – На этот раз Олег не смог скрыть замешательства.

— А может, я твоя дочь? — Последнее слово Вика произнесла еле слышно.

— Что ты несёшь? Бред какой-то. – Олег чуть не рассмеялся, но увидев серьёзное лицо Вики, вовремя остановился. – Ты дочь своего отца. И даже не сомневайся в этом.

— А может, сделать тест? – Вику несло от обиды, от поворота, какой принимал их разговор, от выдержки Олега.
Она совсем не так представляла себе их встречу, его реакцию на её признание.

— Никаких тестов мы делать не будем, – спокойно сказал Олег. — Ты не можешь быть моей дочерью. Всё. Я не хочу продолжать этот бессмысленный и глупый разговор. – Олег покачал головой. – Как такое в голову тебе могло прийти?!

Вика молчала, нервно покусывая пухлую губу.

— Хорошо. Скажу, чтобы раз и навсегда развеять твои сомнения на этот счёт. Да, мы были оба влюблены в твою маму. Но Виктор стал встречаться с ней раньше меня. Я добивался благосклонности Ирины всеми возможными путями. Мы чуть врагами с Виктором не стали, соперничали, мешали друг другу. — Олег замолчал решая, нужно ли всё рассказывать Вике.

– Они как-то сильно поругались. Из-за меня, я полагаю, — продолжил он. — Виктор пришёл ко мне возбуждённый и злой. Сказал, что путь открыт, он желает нам счастья и долгих лет жизни. Уходя, так хлопнул дверью, что побелка с потолка посыпалась.

— Между тобой и моей мамой было что-то? – Вика говорила тихо, боясь услышать правду.

— Как ты можешь задавать такие вопросы о своей матери? Всё, довольно. Я не буду это обсуждать с тобой. – Олег вскочил с кресла, встал у окна, держа руки в карманах брюк.

— Значит, да. – Прошелестел еле слышно голос Вики за его спиной.

— Нет! – Виктор в два прыжка оказался рядом, снова сел в кресло напротив. – Да, я тогда обрадовался их ссоре, скрывать не буду. Прибежал с цветами, набросился на Ирину и стал целовать, говорить, как я люблю её. Но она оттолкнула меня. Швырнула в меня букетом. Шипы роз расцарапали мне лицо, пошла кровь. Ирина испугалась, повела меня в ванную. Пока я умывался, она ходила за перекисью или ещё чем. А я увидел на полке у зеркала положительный тест на беременность. Я всё понял. Как ошпаренный выскочил из квартиры.

Я не сказал Виктору, что ходил к Ирине. Она тоже ему не рассказывала. А про царапины наврал, что догонял вора, укравшего у старушки кошелёк, пробирался через кусты. Мы сохранили хорошие отношения. Я был свидетелем на их свадьбе. А когда родилась ты… Я действительно испытывал к тебе отцовские чувства. Как испытывал бы к любому другому маленькому ребёнку. Ты не можешь быть моей дочерью.

— А женой? – В глазах Вики стояли слёзы.

— Вика, понимаю, что делаю тебе больно. Ты хорошая девушка, тебе надо влюбляться в сверстников, а не в таких стариков, как я. Я никогда не буду видеть в тебе никого, кроме дочери моих друзей.

 

Вика до крови искусала губы. Не глядя на Олега, она медленно встала и пошла к двери. Олег не остановил её, лишь с сожалением посмотрел вслед.

В этот день он не пошёл в гости к Ирине и Виктору, сослался на срочные дела. Но на следующий день пришёл снова. Вики дома не оказалось, и он с облегчением выдохнул. И каждый раз Вика старалась уйти из дома к приходу Олега. Он отлично её понимал, тяжело быть отвергнутым, тем более девушке.

Наступил день прощания. В аэропорту Олег отвёл в сторону Вику.

— Ты замечательная девушка. Я очень тебя люблю, как дочку, и горжусь тобой. Оканчивай университет, и если потом захочешь, если замуж не выскочишь, приезжай. Помогу устроиться в Германии. Конечно, если родители согласятся.

— Родители не против. – Виктор подошёл неслышно сзади и обнял обоих. – Глядишь, и я выберусь в гости, посмотрю, как буржуины живут.

Вика сквозь слёзы следила за взлетевшим самолётом, пока он не превратился в точку и не исчез.

— А давайте, в отпуск махнём куда-нибудь на Мальдивы, Фиджи или Канары. Как вам такое предложение, а? – Виктор обнял Ирину и Вику, идя к парковке. — Так захотелось тоже сесть в самолёт и улететь. А то живём однообразно и приземлено.

— Давайте лучше в Турцию. Дешевле выйдет. – Откликнулась Вика и с благодарностью посмотрела на отца.

— Ну, уж нет. Дешевле не надо. Мне предложили возглавить новый проект. Так что, пакуйте чемоданы, девочки.

«У меня классный отец. Прав Олег, я ещё совсем глупый ребёнок», — думала Вика, садясь на заднее сиденье машины.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,411sec