«Позвоночница»

– Лёш, зайди ко мне, если не сильно занят – голос шефа звучал как-то не очень уверенно, что мне сразу не понравилось: значит, ожидается какая-то гадость. Олег всегда не любил прямые пути, когда дело пахло керосином, и мягкое пожелание «если не сильно занят» значило, что идти надо срочно, ибо шефу нужна моя помощь.

В кабинете Олега кроме его самого, я обнаружил симпатичную девушку лет восемнадцати на вид – хорошенькую блондиночку, с волосами до плеч, высокой грудью, изящными серёжками в ушах, и лёгкой, ненавязчивой косметикой на лице. Она улыбнулась мне широкой улыбкой и вновь обратила свой взор на нашего шефа.

– Вот, Лёша, знакомьтесь, наша новая сотрудница, Даша. Дашенька, а это твой непосредственный начальник, Алексей Артурович.

 

Дашенька встала, чинно подала мне узкую ладошку для пожатия, улыбнувшись чуть шире и искреннее, чем при моём появлении в кабинете. Хороша! Изящное платье подчёркивало тонкую талию и стройные ноги. Я хотел было спросить, на кой хрен нам нужна эта кукла, и какую собственно работу она собирается выполнять, при том, что лишних вакансий у нас нет уже года два, но Олег послал мне молчаливый знак не выпендриваться, и закруглил разговор.

– Даша выходит на работу завтра, ты утром её встреть, определи рабочее место, расскажи обязанности, познакомь с коллективом. Меня с утра не будет, поэтому я и знакомлю вас заранее. Дашенька, вы сейчас идите домой, а завтра ровно в девять приходите трудиться, Алексей Артурович вам всё покажет!

– Ну, дорогой шеф, и что это всё значит? – хмуро спросил я, когда девушка ушла, показав нам на прощание свои ладные ножки во всю длину.

– Позвоночница, – буркнул Олег, – по звонку от Александра Игоревича. Сам понимаешь, это не тот человек, в просьбе которого мы можем гордо отказаться. На любовницу не похожа, молода очень, да и повадки немного другие. Скорее, чья-то дочка или племянница.

– Или крестница, – неизвестно к чему сказал я.

– Или крестница, – мрачно согласился шеф.

– Но что я буду с ней делать? – возопил я, теряя самообладание. – Какой работой её загружу? У нас всё расписано и закреплено на год вперёд! Что она вообще умеет?

– Ничего, – спокойно ответил шеф, – в этом году закончила школу, в ВУЗ не поступила: знаний не хватило, а по блату не хочет. Решила поработать и подготовиться на следующий год.

– Похвально. Гордая и независимая, не ждущая подачек от папы. Или дяди. На компе хоть работать может?

– А кто сейчас в этом возрасте не может? – пожал плечами Олег. – В общем так, Лёш. Прости меня, конечно, но этот симпатичный геморрой – твоя забота. За сегодня реши, где она будет сидеть и чем заниматься. Дружище, я всё понимаю, она нам в офисе нужна, как зайцу стоп-сигнал. Но нам нужен её покровитель, Александр Игоревич. Не тебе объяснять. Придумай что угодно, только чтоб девчонка что-то делала, я ей лучше из своего кармана буду доплачивать, только пусть сидит тихо, колупается в своём компе и изображает из себя деловую колбасу.

– А наши девки? – с тоской спросил я. – Как я им рты заткну? Как объясню, на хрена нам нужна эта Даша, и почему её нельзя обижать?

– А это уж, батенька, ваша забота, – проскрипел Олег, подражая какому-то киногерою. Потом добавил нормальным голосом, – ты главное, донеси до сотрудников, что на их зарплату и премию новенькая претендовать не будет, и на чьё-то место она тоже не метит.

– А как…

– Лёшенька, иди нахрен! Сам думай, у меня без тебя забот хватает! – ласково перебил меня шеф, и улыбнулся хищным оскалом.

***

Наверное, нужно рассказать читателю более подробно о нашей конторе и странных отношениях в ней. Олег – шеф, основатель, великий кормчий и отец родной, несмотря на свой несолидный возраст. Я – его первый зам, рулевой более мелкого масштаба, организатор и вдохновитель всех побед, и по совместительству – лучший друг. Мы сработались и сдружились крепко и основательно, хорошо зная, что представляем из себя боевую единицу только вдвоём: он стратег, мыслящий в миллионах и в парсеках, занимающийся глобальными вопросами. Я – тактик, командир среднего звена, организующий собственно работу офиса, обработку заказов и получение прибыли. Александр Игоревич – маршал, если так можно сказать. Наш добрый гений, покровитель, опекун и защитник, которому мы благодарны безмерно, даже свыше пределов разумного.

 

Коллектив менеджеров среднего, как говорится, звена, мальчиков и девочек разного возраста и опыта, спаянных возможностью хорошего заработка, и старательно избегающих прямых склок, и вредительства, зная, что я за это не помилую. И вот теперь мне предстоит впихнуть в этот коллектив, в выстроенную с такими трудами систему, отрегулированную и сбалансированную до микрона и миллиграмма чужеродный элемент – хорошенькую девочку Дашу, которую нельзя обижать, и надо чем-то занять. Ах, Александр Игоревич, лучше бы вы взяли деньгами…

С местом для новой сотрудницы проблем не возникло, помещение позволяло. Лишний ноут тоже не был проблемой. Я велел системщику Косте проверить его и подключить к общей сети, после чего загрузил туда нужные таблицы и прочую информацию. Затем обратился к коллективу.

– Завтра к нам придёт новая сотрудница, Даша. Она будет заниматься статистическими расчётами, поэтому никоим образом не станет претендовать на участие в премиях от продаж. Статистика – очень важное направление, но до сих пор мы не придавали ему никакого значения. Вот Даша и будет этим заниматься. Не обижайте её, а помогите освоиться в коллективе. Все всё поняли? – спросил я, строго окидывая взглядом своих подопечных. Судя по разрозненным возгласам с мест, вопросов не было.

***

Спустя недели две после этих событий, мы с Олегом сидели и общались в неформальной обстановке.

– Слушай, Лёш, как у вас там с этой Дашей, нет проблем?

– Даже не знаю, как тебе сказать… На первый взгляд – всё гладко. Девочка не выпендрёжная, нос не задирает, ведёт себя адекватно. В первый день принесла тортик и конфеты к чаю, типа, влиться в коллектив. Сидит себе в уголочке, составляет никому не нужные таблицы, ни с кем не задирается.

– Но? – подался ко мне Олег.

– Что «но»? – включил я дурачка.

– Лёша, не делай из меня идиота! Что-то у тебя там неладно.

– Даже не знаю, как тебе сказать, – я пытался сформулировать то, что сам ещё толком не понимал, – коллектив-то у нас, хоть и разнополый, но женский в большинстве. А девушки, знаешь, они такие… вроде ничего не изменилось, но вот даже не знаю, атмосфера стала другая, что ли. Дашу открыто не гнобят, но и не любят, даже не так – за свою не признают, то подколют, так, беззлобно на первый взгляд, но с подтекстом. То громко начинают петь оды великой науке статистике – и о том, как мы без этой науки подохнем. А также по мелочам, в основном от таких же молодых левчонок: то одна выступит, то вторая, как они вчера со своими бойфрендами гуляли, да что они им при этом подарили, да как красиво парни за ними ухаживают. А сами при этом на Дашу зырк – что скажет на это? А та молчит, улыбается, или о чём-то совсем постороннем начинает говорить. И тут же кто-то обязательно про свою подружку расскажет – и симпатичная она, и неглупая, и общительная, а всё одна, бедная, парни не обращают внимания, калечная, наверно! И ведь ничего им не предъявишь! Так, бабский трёп, никакого криминала!

– Плохо дело, – серьёзно отозвался Олег, – ещё месяц-другой, и капец нашему дружному коллективу. Такой серпентарий начнётся, что мама, не горюй. Тогда только одно останется – разогнать всех к такой-то матери, потерять постоянных заказчиков, и начать всё с нуля.

– Спасибо, добрый барин! – пробурчал я. – С нуля сами начинать извольте, я второе создание коллектива не потяну, лучше уйду куда-нибудь простым менеджером!

– И бросишь старого друга одного в кубле со змеями?

– Зачем бросать, вместе сбежим, ты, надеюсь, навыки простого менеджера не растерял?

– Ладно тебе языком трепать, знаешь ведь, что не сбежим мы никуда…

 

***

В этот день дождь зарядил с самого утра. Я пришёл в офис пораньше и стоял возле окна, бесцельно наблюдая за офисным планктоном, стекавшимся к стеклянно-бетонному кубу делового центра. Конечно, невольно выискивая глазами своих сотрудников. А вот и Даша. Очень изящно отряхнула перед козырьком свой синий, с цветами, зонтик, аккуратно сложила его, поднялась по ступенькам. Красивая, ещё раз вздохнул я, невольно жалея девочку. Хорошо знал офисные нравы – будь ты хоть сто раз родственницей босса работящей, толковой, умной, не важно. Когда тебя начинают травить, то ты обречена, если только не имеешь острых зубов и наглого характера. А Даша явно не имела.

На крыльце стояли две молодые сотрудницы из нашей конторы, курили и болтали. Девушка с улыбкой поздоровалась с ними, они ответили вроде вежливо, но с секундной задержкой. А когда Даша скрылась в дверях, одна из них явно передразнила её изящную походку, и они обе расхохотались.

Кровь бросилась мне в лицо – ситуация явно выходила из-под контроля. Злобно выругался про себя – предъявить сотрудницам действительно нечего. Вскоре все разошлись по своим местам, и начались обычные рабочие будни, но настроение у меня оказалось испорченным на весь день.

Вечером дождь, притихший, было, днём, припустил с новой силой, погода соответствовала моему настроению. Вышел на крыльцо офисного центра, выщёлкнул и раскрыл свой чёрный, тяжёлый, солидный зонт, собираясь выйти на улицу, как вдруг заметил тоненькую фигурку, прислонившуюся к колонне, подпиравшей крышу. Даша! Стоит и молча наблюдает за дождём, и зонта в руке нет…

– Ты что здесь стоишь, домой не идёшь?

– Жду, когда дождь закончится.

– А зонтик где?

– Дома забыла…

– У тебя же утром был зонтик! – удивился я.

– Утром был, – нехотя призналась девушка, – а вечером не стало. Наверное, кто-то взял по ошибке, вместо своего…

– Тебе далеко ехать? Давай, подвезу, а то эта бодяга, – я кивнул на небо, – надолго.

– Да ну, зачем вам это надо, – она подняла на меня свои зелёные глаза, казалось, в них застыли то ли капельки дождя, то ли слезинки, – я пережду, летний дождик долгим не бывает.

– Ну уж, нет! – я решительно взял её за локоть промокшей кофточки. – Давай-ка в машину.

Даша пожала плечами и пошла за мной. Я посадил её на переднее сиденье, обошёл машину, залез на водительское место. Покачав головой, включил обогрев – девушка вся промокла, наверное, сунулась на улицу, а дождь усилился, и ей пришлось вернуться. На душе у меня было гадостно: ясное дело, что не по ошибке, специально нагадили девчонке! До чего же дошли, негодяйки! Что за люди такие, ведь ясно же, что девочка им не конкурент, нет – всё равно гадят. Может, это не профессиональное, а чисто женское? Потенциальная конкурентка, потому что красивая?

– Замёрзла? – спросил я, видя, как Даша обхватила плечи руками и вжалась в сиденье. – На, вот, накинь, – достал старенькую, но чистую куртку, лежащую на заднем сиденье.

Девушка послушно надела её, посмотрела на меня ясными глазами, улыбнулась.

– Спасибо, Алексей, вы добрый и заботливый. С вами мне хорошо работалось, но я решила уволиться.

 

– Почему, Даша? – растерялся я, хотя это был бы лучший выход из ситуации.

– Лёша, – она впервые назвала меня так, хотя в офисе было заведено общаться по-простому, – я, конечно, блондинка, позвоночница, хорошенькая кукла, но не совсем дура. Меня не приняли сразу, с первого дня, хотя я никому не сделала ничего плохого. Копалась в таблицах, которые ты мне дал, понимая, что это никому не нужно, как и сама я не нужна в вашей конторе. Я лишь выждала приличное время, теперь просто скажу дяде, что мне надоело, я лучше дома буду готовиться к поступлению. Дядя Саша заменил мне погибшего отца, он очень меня любит, и расстроится, если я уйду без веской причины, а я не хочу подставлять тебя и Олега.

Вот она какая, Даша! Мы считали её пустой куклой, дядиной любимицей, обузой для нашего сплочённого коллектива. Ну ладно, девки, они и есть девки, что с них взять. Но я-то! Ведь, честно признаться, девочка мне нравилась с самого начала, ну почему я не защитил её, даже просто не выказал сочувствие, не поддержал? Не хотел заводить личные отношения в офисе?

– Даша! У меня к тебе очень большая личная просьба.

– Какая? – девушка внимательно смотрела на меня.

– Пожалуйста, не пиши пока заявление об уходе!

– Это почему ещё? А, впрочем, какая разница, я уже написала… Хотя, –улыбнулась она, видя моё растерянное лицо, – оно пока лежит у меня в столе, я никому его не подавала.

– Вот и не подавай. Подожди немного, я всё разрулю…

– Хорошо, Лёш, только отвези меня, пожалуйста, домой, ты сам обещал, – улыбнулась она, – у тебя в машине очень тепло и уютно, но я устала, проголодалась и хочу отдохнуть.

– Так давай в кафешке посидим, поужинаем? – бодро предложил я.

– В другой раз, Лёша, – мягко улыбнулась девушка. А когда мы подъехали к её дому, легко поцеловала меня в щёку и выскользнула из машины, добавив, – спасибо тебе за всё!

Даша сдержала своё обещание, и заявление подавать не стала. Мы встретились с ней ещё не раз, сходили и в кафешку, и в кино, и в другие интересные места. В офисе отношение к ней не поменялось, но она вела себя настолько отстранённо, что было ясно, что цели своей наши кумушки не добились. Впрочем, контора наша получила многочисленные выгодные заказы, и всем стало не до глупостей, хватало своей непосредственной работы. А вскоре у меня с шефом состоялся серьёзный разговор.

– Что у вас там с этой, Дашей? Так и не прижилась? А то ажиотаж с новыми заказами пройдёт, и всё опять начнётся сначала?

– Не начнётся, гарантирую. Вот, Даша просила передать, – я протянул Олегу её заявление об уходе.

– Сама, значит, уходит, – пробормотал Олег, саркастически добавив: – Александр Игоревич будет просто счастлив!

– Он уже счастлив. Причём, в прямом смысле, без сарказма. Даша увольняется, потому что выходит замуж.

– Оп-па, вот это поворот! И кто же этот счастливчик, наш избавитель? Я бы ему подарочек подогнал по высшему разряду!

– Ловлю на слове! С тебя премия в особо крупном размере!

 

– Что? – Олег смотрел на меня, и я отчётливо видел, как его недоумение сменяется радостным озарением. – Правда? Вы не шутите? – Он сграбастал меня в охапку, трижды расцеловал, что-то радостно трубя. В кабинет заглянул менеджер Паша, привлечённый шумом, и остолбенел, видя шефа, целующегося со своим замом. Олег повернул к нему голову, и прорычал:

– Уйди, противный!!!

***

Мы с Дашей очень счастливы, она оказалась той самой девушкой, которую я искал всю жизнь. Честно говоря, у меня не было никакого желания продолжать работу в нашем коллективе, так неприглядно показавшем себя. Но всё проходит – в конце концов женскую натуру переделать невозможно, да и в остальном сотрудницы не дали поводов для головомойки. Ну, и бросать начальника и друга тоже не хотелось.

Я по-прежнему работаю в том же офисе, на той же должности. Александр Игоревич, он же дядя Саша всё также обеспечивает нам широкие горизонты для работы, а ещё – готовится стать дедом. Контора процветает, и мы отлично зарабатываем.

Но теперь у меня нет больше той лёгкости и доверия с сотрудниками. Мы снова вместе сворачиваем горы и покоряем новые вершины, но в разведку с ними я теперь пойти откажусь…
Ухум Бухеев

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,443sec