«А зачем же ты соврал?»

Василий Хомутов, верный муж и семьянин, возвращался домой с работы. Дома его ждала жена Нина, сынишка был у бабушки. И он предвкушал, вкусный ужин, разговор с женой по душам, потом новости по телеку, пивко и дурацкий Нинин сериал. Отдых, одним словом.

Все расписано, как по нотам и почти по минутам. Но он не жаловался. Такая размеренная жизнь с его напряженной работой его вполне устраивала. Он мотался из одного конца города в другой, работая в службе доставки.

Сегодня как раз день был удачный. Последний заказ он доставил в элитный поселок: огромная коробка, которую дамочка попросила затащить в дом, а за это вручила ему хорошие «чаевые», за помощь. И даже кофе предложила выпить перед обратной дорогой.

Эх! Отказался он, от греха подальше. Этого им и по службе не разрешалось, да и не дай бог муженек заявится. Объясняйся потом, что ты только на кофеёк согласился. Дойдет до конторы, до жены. Нет уж. Нина у него ревнивая такая, что после этой истории и разбираться не станет, сразу на развод подаст.

 

Мчится Василий по вечерней трассе в направлении к городу и думает, что надо бы жене позвонить, сказать, что задерживается немного. А то на стол накроет, будет ждать, нервничать.

И тут соображает, что телефон в конторе оставил. Загнал в него номер нового диспетчера, потом вышел покурить и сразу на заказ уехал. «Чёрт!» — выругался Василий и прибавил скорость.

Но и тут подвох! Легкий хлопок, машина вздрогнула слегка и ее повело в сторону. Он сразу понял, что пробил колесо, а ехать еще ого-го, минут тридцать до дому. Запаска была с собой, это не страшно, только вот менять колесо на трассе, почти в сгустившихся сумерках удовольствие не из лучших. Но пришлось.

Достал из багажника все необходимое и снял с пальца обручальное кольцо. И с домкратом, и с гайками повозиться придется, кабы не поцарапать и не погнуть. Оно у него широкое, чуть не в полфаланги. Нина смеется, чтобы издалека, мол, было видно, что мужчина женат.

Справился наконец с колесом, уже стемнело совсем. Смотрит, за деревьями меж камней и кустов ручеек бежит. Решил руки вымыть, и мокрыми же руками достал кольцо, чтобы на палец нацепить, а оно выскользнуло из рук и в ручей юркнуло.

Василий снова чертыхнулся, принес фонарик, посветил на дно. Нет, не нашел. Рукой по дну повозил, тоже ничего. Спустилась кромешная темень, и поиски стали бесполезны. Слабый свет фонаря не доходил до дна ручья.

Вот тебе и удачный день! Обрадовался подачке богатой дамочки, а ценную вещь потерял. И что теперь Нине сказать? Ну а что сказать, правду, конечно. Так, мол, и так. Приготовил речь, подъехал к дому наконец. Часа на два позже обычного.

На Нине не было лица! Злая и угрюмая она открыла мужу дверь и тут же ушла в комнату. Он за ней.

— Ты не представляешь, что со мной приключилось, — начал Василий, но не встретил заинтересованного взгляда жены, которая сложив руки на груди, сидела на диване и смотрела уже начавшийся сериал.
От нее разве что искры не летели. Василий понял, что время для разговора не подходящее. Он решил принять душ после возни с колесом, а потом поужинать, хотя есть хотелось зверски! Но выйдя из ванной, услышал саркастический голос жены:

— Это что-то новенькое! С порога и прямиком в душ. Даже не поевши! С чего это вдруг? Не поделишься?
Василий набрался терпения и промолчал. Прошел на кухню, налил стопку, пока Нина нервно накладывала ему на тарелку жаркое. Он потянулся за вилкой, и тут грянул гром:

— Где твое кольцо?!
Василий усадил жену за стол и стал рассказывать о своем приключении со всеми подробностями. Привез мол, женщине в элитный поселок груз, на обратной дороге проколол колесо, пришлось менять, потом мыть руки.

— И вот представляешь, кольцо выскользнуло из рук и прямо в ручей! – закончил он свою эпопею.
Нинины глаза-щелки метали молнии.

— И ты хочешь, чтобы я, взрослая женщина, поверила во всю эту чушь? – прошипела Нина. – На лучшей в области трассе к элитному поселку ты проколол колесо?! А потом менял его два часа? А жене на звонки не отвечать – это тоже из-за большой такой занятости?
Нина распалялась все больше и больше. По ее словам, телефон в конторе он оставил специально, чтобы его, прелюбодея, жена не беспокоила. В этот элитный поселок он вообще зачастил, хотя был там всего второй раз. И если присмотрел там кого, то пусть и катится. А из нее нечего дуру делать!

С горючими слезами Нина скрылась в спальне и громко хлопнула дверью перед самым носом мужа. Дальнейшие разговоры были бесполезны. Нина выкрикнула:

— Я не буду с тобой разговаривать, пока ты не наберешься смелости и не расскажешь мне правду, изменщик!

Последнее слово вывело Василия из себя. Он с силой открыл дверь, вошел и сказал:

— Хочешь правду? Получай! Да, был у женщины, богатой клиентки, она позвала на кофе, стала соблазнять. Я не устоял, а кольцо снял, чтобы не так стыдно было. Оставил на тумбочке, завтра поеду, заберу. Довольна?!
Нина, как ни странно, перестала рыдать. Посмотрела на мужа огромными испуганными глазами и безмолвно указала на дверь.

Василий включил телевизор, налил себе долгожданного пива и стал смотреть передачу о глобальном потеплении на планете. Да так и уснул под мерный звук тающих айсбергов.

Утром проснулся рано, только-только рассвело. Сегодня суббота, на работу не идти. Он заварил себе крепкого чая, и стал обдумывать дальнейшую ситуацию.

Предвидел, что скоро придет Нина и начнет грозить разводом. С таким негодяем она жить не намерена, сыну расскажет, когда подрастет, какой у него отец. Родителям тоже. Ужас! Что он натворил?! Кто его за язык тянул?

И тут на пороге кухни появляется жена. Уже прихорошилась, симпатичная такая. Ну понятное дело, на развод подавать собралась уже с утра пораньше. А она вдруг села напротив Василия и сказала:

— Я думала всю ночь, Вася, и поняла, что тебе очень нелегко было сознаться. Но ты поступил правильно. Правда, даже самая горькая, лучше красивой лжи. Женщину ведь не проведешь, она сердцем чует.
К Василия перехватило дыхание от этих слов, а Нина продолжила:

— Я понимаю, что тебе трудно было. Но ты все же сказал правду, не побоялся. И этот поступок достоин настоящего мужчины! – Дальше ее голос дрогнул, но она продолжила, не дав ему опомниться: — Я прощаю тебя. На первый раз прощаю! У нас сын все-таки…
И бедная женщина разрыдалась. Василий подошел к жене, обнял ее за плечи и прижал к себе. Нужно было выкручиваться из этой щекотливой ситуации. И вдруг его осенило:

— Нинка, не реви! У меня сюрприз для тебя. Одевайся, поехали!
И вот они уже мчаться по той же самой трассе. Место он запомнил хорошо, на двадцатом километре у огромной березы, за ней и ручей. Нина ехала молчала, лишь иногда промокая платочком набегающие слёзки.

 

Остановились, спустились к ручью, Василий разулся, и зашел в воду. Яркое солнце пронизывало ручей насквозь до самого дна.

Он смотрел внимательно, пристально, и удача! Кольцо, застрявшее между двух небольших камней, сверкнуло золотистым бликом.

— Смотри, глупенькая! Вот оно! Нашел! Ну, теперь ты мне веришь?
Нина захохотала звонким смехом, потом сделала серьезное лицо и спросила строго:

— А зачем же ты соврал про женщину тогда, Василий?
Но тут у него слов не нашлось. Он, вновь окольцованный, схватил Нину на руки и, вырывающуюся и хохочущую, принес к машине.

Мир был восстановлен, и они договорились, что больше никаких глупых подозрений, выдумок и недоверия в их семье не будет никогда!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.8MB | MySQL:70 | 0,405sec