Очень короткие встречи

Маленький овощной магазинчик, как полторы прихожие. Узкий пенал. Но выбор хороший. Зашел, купил свеклу, морковь, зеленый лук и картошку. Впереди женщина со счастливыми глазами. Это сразу видно на фоне грустных тоскливых лиц.

Вышел с покупками и вижу, что женщина не ушла, как будто меня ждала. Видимо, так оно и было, потому что заговорила о ценах на овощи. Говорила без раздражения, просто и ясно.

Оказывается, что она две недели на пенсии, и ее радость переполняет. Поделиться захотелось с кем-нибудь. Спросила, работаю ли я? И тут же о себе: «Вы знаете, я с детства так не радовалась. Просыпаюсь по утрам счастливая-счастливая. Не поверите, петь хочется. И я пою».

И продолжает, что завтра понедельник, и ей не надо идти на работу. От этой мысли душа ликует.

 

Не стал спрашивать, где она работала. Зачем? Главное, что человек буквально задыхается от счастья. Со мной было то же самое три года назад. Уже привык к свободе, она стала моей сутью. К хорошему привыкаешь.

Молодой парень работал в интернете. Какая-то торговля. А сейчас времена – сами знаете, какие. С покупками и продажей, видимо, проблемы.

Так вот, бизнес его захромал. Спрашиваю: что делать будешь? Ответил, что уже ходил на завод, на собеседование. И договорился. Добавил без рисовки: «У меня есть рабочая специальность. Не пропаду. Я же мужчина».

Так приятно было слышать. Молодец. Не надо пропадать.

Старенькая бабушка сегодня ко мне подошла. В продуктовом магазине. И попросила помочь выбрать бутылочку пива. Одну. Говорит: «Сто лет не пила. А тут приспичило: так захотелось попробовать. То ли качество, как раньше»?

И еще спросила, не вредно ли в ее возрасте, а ей восемьдесят пять. Посоветовал одну марку. Может, грех на душу взял? Наверное, с одной бутылочки плохо не станет. Главное в другом: разочаруется. Качество нынче не такое, как прежде.

В пятницу молодой мужчина забрал сынишку из детского садика. Прошел по двору и вышел на улицу. И вдруг лоб в лоб встретил приятеля. Они радостно друг другу руки пожали и принялись болтать. Говорят оживленно, очень увлеклись.

А парнишка ходил вокруг них. Ему скучно стало. Начал папу за руку дергать: пойдем дальше, пойдем.

А папа не слышит, внимания не обращает. Мальчик обошел вокруг них пару раз, снова давай папу звать.

Я стою в стороне, наблюдаю. И резко вспомнил свое детство. Так хотелось иногда внимания взрослых. Спросить о чем-нибудь, просто поговорить. А они разговаривают о чем-то скучном, на тебя не смотрят. Помню, даже плакал, иногда. Обидно было.

 

Все-таки ребенку удалось отца оторвать от знакомого. И они пошли дальше.

На перекрестке раздавали рекламные листовки. В каком-то магазине распродажа детских игрушек. И мне сунули в руки — насильно.

Отошел в сторонку, развернул. Когда моя внучка была маленькой, мы раз в неделю ходили в детский магазин. Обязательно что-нибудь покупали. Вся родня ругалась, а я не мог себя остановить. Понимаете, так хотелось ребенка порадовать.

И вот она выросла. И мы не ходим уже в игрушечный магазин. Одно заканчивается, но начинается другое. Жизнь продолжается, и слава Богу.

Георгий Жаркой

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,361sec