Андрейка – твой сын и никак иначе

Замуж я вышла в 1976 году, сразу после окончания топографического техникума. Спустя десять месяцев у нас родился мальчик, которому отмерено было всего два дня жизни.

Полтора года прошло, прежде, чем я смогла забеременеть во второй раз. И снова врожденная патология, которая не позволила долго прожить моему малышу.

За несколько часов до того, как мне сообщили печальное известие, другая женщина родила недоношенного мальчика. Она сказала, что забирать его не будет, потому как он не от мужа и это сразу бросается в глаза.

 

Когда сообщили, что срок жизни моего сынишки истек, я уже не плакала, как в первый раз. Побежала к заведующей и стала умолять, упрашивать ее, даже на колени пыталась встать, добиваясь своего.

Той женщине сказали, что ее ребенок умер и нет необходимости писать отказную. По документам так и провели. Мой сынишка жив, а ее нет.

Я даже мужу ничего не сказала. По официальной версии, наш малыш слаб, потому ему требуется специальный уход в условиях стационара.

На руку мне было то обстоятельство, что мы с мужем светловолосые, голубоглазые и вновь обретенный сын такой же. Конечно были разговоры, что он не похож ни на отца, ни на мать, но ведь голубоглазый и светловолосый.

Зубки у сынишки полезли поздно и один за другим. Кто через это прошел (особенно в те годы, когда не было новомодных препаратов), знают, что это такое. Бессонные ночи, высокая температура, слезы, бессилие, а ведь я еще и работала. В этой суматохе пропустила все сроки и о своей беременности узнала только в 15 недель.

Скажу честно, после двух предыдущих родов проходить через все это не хотелось. Как представлю последние месяцы беременности, потом роды и известие о том, что твоего ребенка больше нет…

В слезах бросилась к маме и все ей рассказала. Мама выслушала меня, поджала губы и говорит:

— Этот ребенок – награда тебе за все пережитое и за то, что Андрейку пригрела. А теперь запомни раз и навсегда: ты ничего мне не говорила. Для меня, как и для всех, и для тебя в том числе, Андрейка – тот самый ребенок, которого ты родила во второй раз.

Успокоили меня эти слова и я спокойно выносила ребеночка. Родила в срок совершенно здоровую дочь, которая была точной копией моей мамы. Словно в благодарность за то, что она наставила меня на путь истинный.

 

Правда раскрылась, как это часто бывает, совершенно случайно.

Андрейка попал в больницу и ему требовалось переливание крови. Ни моя, ни кровь мужа не подошли. Пришлось открыть историю его рождения.

Когда Андрейка выписался из больницы, муж уже ушел от нас и подал на развод. Его возмутило, что я посмела принести в дом «неизвестно кого» и он 13 лет «кормил чужого ребенка».

Андрейка спросил:

— Мама, может, ты лучше в детский дом меня сдашь? Тогда у Иришки хоть папа будет.

— Я детей на мужиков не меняю! – ответила я сыну. – Никто ему не запрещает общаться с дочерью.

Не захотел он общаться с дочерью. Когда Иришка сама пришла навестить отца, он сказал:

— Иди к своей матери. Про старшего она сказала, а где гарантия, что ты моя дочь? Может, такая же приблудная

 

В прошлом году объявился. Не ко мне. К Иришке.

— Я хочу тест ДНК сделать, чтобы узнать моя ли ты дочь.

Дочь ответила:

— Не стоит зря деньги тратить. Мой отец умер, когда мне 10 лет было.

Не знаю понял ли он, что дочь имела ввиду, но ушел ничего не сказав и больше не появлялся.

Людмила С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,357sec