Нежданная гостья…

Огромной, вселенской любви к своей свекрови, Регина не испытывала никогда. Более того, она даже вздрагивала при звуках имени матери мужа. Надо же: Маргарита Гавриловна! Регине почему-то при звуках имени отчества свекрови сразу вспоминались строки из знаменитой песни: » По полю танки грохотали»….

Всё дело в том, что Маргарита Гавриловна и сама не слишком жаловала невестку.

 

Она не упускала возможности приехав в гости, проверить насколько аккуратно сложено белье в шкафу, или сделать невестке замечание, что борщ и котлеты она готовит сразу на три дня.

Однажды Регина не выдержала и возмутилась: -Это мой дом! И здесь правила и порядки устанавливаю я!

Свекровь обиженно надула губы: — Ну зачем же ты мне хамишь, Регина? Я же просто хочу как лучше!

-Я не хамлю, Маргарита Гавриловна! Просто в своём доме хочу чувствовать себя дома, а не в гостях!

-А я разве вам мешаю?! Я же всё для вас! …Вот просто в лепёшку готова разбиться, чтоб вам было хорошо!…А ты артачишься! Всё мне назло норовишь сделать…

Две женщины тогда серьёзно повздорили. Настолько серьёзно, что Маргарита Гавриловна хлопнула, довольно громко, (надо сказать) дверью, заявив напоследок: «ноги моей больше в этом доме не будет».

Регина тогда как-то не слишком сильно расстроилась и надеялась, что Маргарита Гавриловна исполнит свою угрозу и исчезнет с её территории если не навсегда, то хотя бы надолго.

С тех пор и месяца не прошло и Регина думала, что у неё ещё есть время, чтобы насладиться свободой от тотального контроля свекрови. Но она ошиблась. Жизнь распорядилась по-своему.

***

Был замечательный день: вечер пятницы и Регина, что-то напевая себе под нос, увлечённо готовила ужин на двоих. Она мечтала сделать сюрприз Пашке. Хотелось просто посидеть по-семейному, посмотреть какой-нибудь фильм до поздней ночи, расслабиться и отдохнуть вместе после трудовой недели. Но не успела Регина подумать, как всё так здорово сложилось, что бабушка подарила ей эту двушку, пусть и не в центре, но в хорошем районе. И они с Павлом могут жить отдельно, своей семьёй. Свекровь, правда иногда приезжает с инспекцией и неизменными советами, вернее, приезжала…В прошлый раз они крупно поссорились и Маргарита Гавриловна заявила, что ноги её в этом доме больше не будет. И Регина очень надеялась, что свекровь своё обещание сдержит.

Нет, Регина понимала, что Маргарита Гавриловна долго вытерпеть одна не сможет, и обязательно появится у них под тем или иным предлогом. Сейчас главное было в том, чтобы предлог этот отодвинулся во времени как можно дальше.

 

Размышления Регины прервал Павел, который как ураган ворвался на кухню, ожесточённо размахивая телефоном. -Регинка, у меня новость: мама сломала ногу и я сейчас поеду за ней. Она поживёт у нас немного, пока кости на ноге не срастутся! Сказать просто, что Регина расстроилась — это ничего не сказать! От этой новости у неё буквально опустились руки, а на глаза навернулись слёзы. Никакие доводы, что нога — слава Богу — не голова, и руки тоже на месте — не стоило бы и озвучивать, Павел бы точно не понял. Ведь мама — это святое!

Паша, заметив слёзы жены, осторожно привлёк её к себе:

-Ну, что ты, малыш, мама ведь не желает нам зла. Ну ляпнула или сделала старушка что-то не то, но надо простить и забыть… Не могу же я пожилого человека оставить одного в беспомощном состоянии.

-Господи, Паш, ну о чём ты говоришь! Ну какая твоя мама старуха — ей ещё и 60 лет нет. Многие женщины в эти годы работают. А твоя всё к детям норовит пристроиться жить, да ладно бы просто жить: порядки свои в их жизни наводить…

-Регина, ты просто её неправильно поняла. Мама поправится и я её домой отвезу. И всё будет как прежде!

***

Регина обречённо вздохнула, ей ничего не оставалось делать, как принять это известие с покорностью домашнего животного, бросить всё, и отправиться наводить порядок в квартире. Нет, бардака у неё не было, так — лёгкий, творческий беспорядок, из которого свекровь обязательно раздула бы целую историю.

Вообще, Маргарита Гавриловна просто обожала давать советы, критиковать и устраивать свои порядки в чужом доме. Именно это так не нравилось в ней Регине.

Регина уже домывала полы на кухне, когда на пороге появился Павел, толкающий впереди себя инвалидную коляску с Маргаритой Гавриловной на борту.

Оглядев недавно отремонтированную квартиру цепким, придирчивым взглядом, «старушка» не отказала себе в удовольствии прямо с порога высказать своё авторитетное мнение:

-Не слишком ли крупный рисунок на обоях? Прямо на глаза давит!

-Лишь бы нам нравилось! — спокойно ответила Регина.

-Ой, а шторки то лучше было бы поплотнее брать, и чтоб серенькие! — не умолкала свекровь.

-Ничего, нам и так сойдёт! — опять же вполне добродушно ответила Регина.

-Вот всё у тебя так! Только о себе думаешь! — возмутилась Маргарита Гавриловна — Вот где я, к примеру своё бельё буду сушить? — спросила она, заглянув на обновленную, обшитую белым пластиком лоджию и не обнаружив там верёвок.

 

-Сушилка есть для белья специальная! — отрезала Регина — Ладно, пойдёмте ужинать.

За ужином Маргарита Гавриловна с важным видом обсуждала кулинарные способности Регины. Всё, что было приготовлено невесткой подверглось жесточайшей критике. Да ладно бы только критике!

-Если бы ты, сЫночка только знал, какие сочные, невероятно нежные котлетки умеет делать Анечка! Ты помнишь Анечку?! А какие она пироги печёт! — свекровь для убедительности закрыла глаза и довольно промычала.

Регина хорошо знала, кто такая Анечка. Анечка — это мечта Маргариты Гавриловны, та девушка, которая должна была стать её невесткой, но «эта зараза -Регинка безрукая» перешла ей дорогу…

Регина громко звякнула вилкой по тарелке и многозначительно посмотрела в глаза Павлу. Тот всё сразу понял и попытался как-то угомонить свою мать.

-Мам, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?!

-А? Что? А что я такого сказала, я же просто всегда говорю, то что думаю, я жизнь прожила, имею право.

Регина, понимая, что если сейчас ещё и она начнёт говорить то, что думает, потому что по-хорошему тоже имеет на это право, то Маргарита Гавриловна окажется в такси по дороге домой вместе со своей коляской, молча поднялась и принялась убирать посуду со стола.

Для себя она решила, что лучше всего на то время, пока свекровь гостит у них с Пашей, просто внутренне оглохнуть и онеметь! Их с Пашей добрые отношения и покой гораздо важнее, чем споры с этой «колючей женщиной».

Вечер закончился в гостинной, у телевизора, где все семья вынуждена была просматривать выбранный Маргаритой Гавриловной сериал, смысл которого сводился к тому, что : «Она его любила, а он её — беременную бросил, а потом судьба отомстила ему. И всё мстила, мстила и мстила, не забывая, кстати, и бедную беременную бить больно по голове…» Честно говоря, Регина такие шедевры отечественного кинематографа вообще терпеть не могла, но вынуждена была, поскольку гостям нужно уступать.

Но это ещё были цветочки, по сравнению с тем, что пришлось вынести Регине в субботу рано утром. Регина открыла глаза от того, что кто-то что-то сверлил.

 

Она глянула на часы: -Совести совсем нет! 6 часов утра! Не соседи, а преступники какие-то! — подумала она, возмущенно продвигаясь к батарее, чтобы стукнуть как следует и выразить своё неудовольствие. Но вовремя остановилась! Удивительная догадка пронзила её мозг. Регина запахнулась поглубже в халат и решительно двинулась в соседнюю комнату: так и есть! Её глазам открылась картина, от которой хотелось заламывать руки и рыдать в голос: Пашка стоял на табурете и сверлил дырки в стенах недавно отремонтированной лоджии. Маргарита Гавриловна гордо восседала в своем инвалидном кресле и с видом королевы Великобритании указывала сыну что делать.

-Новые же совсем стены! Там же ещё даже муха не сидела! — с отчаянием подумала Регина.- Вы с ума сошли? 6 часов утра! Люди спят! — возмущённо зашипела несчастная невестка.

-Кто рано встаёт, тому Бог подаёт! — парировала Маргарита Гавриловна — Надо было вчера думать, куда я буду своё белье сушить. Пусть все теперь знают, какая ты безалаберная.

Регина мысленно рас.правилась с этой противной тёткой и поплелась на кухню готовить завтрак: полезную молочную кашу, как того требовала свекровь. А Маргарита Гавриловна в это время загнала Павла на стул и заставила с вытирать пыль со всех шкафов.

А самой ей внезапно стало нехорошо, и она отправилась «прилечь» в выделенную ей отдельную комнату, и вышла оттуда заспанная уже к обеду.

***

Так прошёл месяц. Регина не стесняясь прыгала и хлопала в ладоши, когда свекрови сняли гипс.

-Ну, всё, теперь Маргарита Гавриловна наконец, оставит их с Павликом в покое и вернётся в родное гнездо! — мечтала наивная невестка. Но не тут-то было! Маргарита Гавриловна еле передвигалась, у неё то и дело подкашивались ноги и сводило судорогой всё тело.

— Ну и как мама будет сама? — вопрошал Павел, обращаясь к жене.

-Ничего, Пашенька, уж как нибудь справлюсь! — слабым голосом возражала сыну Маргарита Гавриловна — Видишь, Региночка нервничает.

Паша посмотрел на супругу многозначительным взглядом, в нём читалось: «ну что ты, Регина, разве не видишь, что мама ещё очень слаба и нуждается в уходе.»

Регина в отчаянии махнула рукой: — Да делайте вы что хотите!

Но постепенно и Паша стал замечать, что похоже, Маргариту Гавриловну очень устраивает наличие бесплатной прислуги в лице его самого и Регины. Когда её никто не видел, женщина прекрасно справлялась и совершенно не выглядела больной. Как только она понимала, что Павлик или Регина видят её, у неё тут же начинала кружиться голова или колоть сердце, желудок крутить и вообще, становилось «как-то нехорошо».

 

Когда Павел «обнаглел настолько», что посмел сказать матери, что он рад, что она, наконец поправилась и вполне может ехать домой, Маргарита Гавриловна разыграла целый спектакль, изображая то состояние, близкое к обмороку, то хватаясь за сердце и закатывая глаза к потолку. Правда от предложения сына вызвать скорую она отказалась наотрез. Таким образом, Маргарита Гавриловна осталась в семье сына ещё на неопределённое время.

-Ну не выгонять же несчастную старуху! — оправдывался Павел перед женой, которая не могла сдержать слёз.

-Ты с ума сошёл? Какая она старуха? Женщины в 60 лет только жить начинают! Подруга моей мамы в 60 лет замуж вышла! Да ещё такого жениха оторвала — обзавидуешься!

Павел, вдруг поднял указательный палец к потолку.

-Эврика! — заорал он так, что Регина испугалась за психическое здоровье супруга — А ведь это идея! Замуж! Надо маму выдать замуж! У меня и жених на примете есть — отец одного из моих товарищей, бывший военный! А впереди, между прочим, 23 февраля….

Регина с Павлом провернули целую операцию под названием «Сводники», в ходе которой пригласили на праздник друга с его отцом, и которая закончилась вполне успешно. О чём свидетельствует тот факт, что 8 марта, Игорь Петрович — так звали престарелого бениха, пришёл самолично, с ответным визитом, так сказать, чтобы поздравить Маргариту Гавриловну и Региночку с международным женским днём…

«Молодые» вскоре поженились и переехали жить в квартиру к Маргарите Гавриловне. Правда, оказалось, что у Игоря Петровича есть ещё матушка, которой всего 86 лет, и которая до безумия любит своего сына. А ещё она обожает командовать, давать советы и критиковать «молодую невестку».

Ну и куда её девать: одну же не оставишь! Приходится теперь Маргарите Гавриловне смириться с наличием свекрови.

Теперь Маргарита иногда сбегает к своей невестке…отдохнуть, в жилетку поплакаться: -Ты представляешь, Региночка, вчера она мне заявила, что я плохо её сыночку рубашки глажу и тесто на пироги вымешиваю отвратительно…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,418sec