Буду твоим ангелом

Начало месяца. В цехе номер пять, как и в любом цехе завода относительная тишина. Ещё несколько часов назад ночная смена смена трудилась в поте лица, а сейчас все закрывают наряды за прошлый месяц. Получают документацию на новый.

Вот показался начальник участка с кипой техпроцессов, стопками нарядов. Рабочие выключили станки и стали собираться возле комнаты мастеров. Ведь всем интересно, что их ждёт в новом месяце.

Через несколько минут вышла распределитель работ и крикнула:

— Ярослав Родионов!

 

К ней не торопясь подошёл высокий мужчина с седыми висками, улыбнулся:

— Рита, что хорошего на новый месяц?

— Ой уж, тебе ли спрашивать?! По-моему, тебя никогда не обижали, — сунула ему техпроцессы и стопку нарядов. – Это вам с сыном.

Ярослав взял документацию и направился к фрезерным станкам.

— Папа, что там? – подошёл к нему сын.

— Олег, всё отлично!

Олег уже два года, как окончил школу, и теперь работает вместе с отцом на станках. После школы мечтал о институте, о карьере. Но теперь уже больше ни о чём не мечтает. Заработок у него больше любого станочника в цехе, а у отца ещё больше. Правда, все станочники цеха на них с отцом как-то косо смотрят. Почему вся хорошая работа им достаётся?

— Папа, а, правда, почему вся хорошая работа нам с тобой достаётся! – спросил он у отца.

— Сынок, я и сам этого не понимаю, — пожал плечами Ярослав. – Наверно, нам ангел помогает.

***

Если у рабочих первый день нового месяца проходит, обычно, спокойно, то у начальника цеха аврал продолжается. Утренняя оперативка в девять, но главбух цеха уже в его кабинете:

— Игорь Кириллович, вот список на премию!

Начальник цеха пробежался глазами по списку.

— Добавь по пять тысяч начальникам участков, и Родионову десять.

— Игорь Кириллович, я не пойму, почему этому Родионову с сыном всегда и хорошая работа, и премия больше, чем начальникам участков, — задала вопрос главбух.

— Рита, я сам не знаю, — честно сознался начальник цеха, — но так надо. Себе тоже пять тысяч добавь. Цех хорошо сработал, нам премию на двести тысяч увеличили. Начальники участков на оперативку придут, там ещё посмотрим, кому добавить.

***

А уж у директора машиностроительного завода первый день месяца совсем авральный. Лишь к концу смены весь этот ажиотаж с отправкой продукции утих. Зашёл начальник отдела нормирования.

— Валерий Григорьевич, разрешите!

— Заходи!

 

Начальник отдела стал что-то говорить о нормировании, о снижении себестоимости. Директор делал вид, что слушает, но голова была забита более важными вопросами.

— … и вот выполнение плана станочниками, — продолжал начальник отдела нормирования. — Опять фрезеровщик цеха пять Ярослав Родионов перевыполнил месячную норму, на этот раз на четыреста двадцать процентов, а его сын Олег Родионов, который только два года работает, на триста процентов. Валерий Григорьевич, ну, ведь здесь надо расценки срезать, по крайней мере, вдвое.

— Семён, оставь всё, как есть!

— Валерий Григорьевич, ну, почему?

— Сам не знаю. Но Родионова не тронь!

***

Леонид Матвеевич Никонов был олигархом. Правда, пока только городского масштаба. Но город-то не маленький, как – никак, а областной центр, и население более миллиона. Была у него и недвижимость в городе немалая. Три завода ему принадлежали, один крупный машиностроительный. На этом заводе более шести тысяч человек работали.

— Леонид Матвеевич, — в кабинет зашла секретарша. – Электронное письмо из Москвы. Просят к дню машиностроителей фамилии для наград. Вот список этих самых наград.

Владелец завода пробежал глазами по списку:

— Этим орденом Ярослава Родионова. А далее Валерий Григорьевич пусть сам решает, кого чем наградить.

По лицу секретарши скользнула улыбка:

— Опять Родионова? И почему его?

— Всё! Иди! – махнул рукой шеф.

Секретарша вышла, а Леонид Матвеевич улыбнулся про себя. Он и сам особо не понимал почему Родионова.

Как-то лет десять назад. У него проблемы с «фээсбэ» возникли. Продукция завода на экспорт идёт, без них не отправишь. И тогда к нему подошёл какой-то их молодой сотрудник и спросил:

— Как там дела у фрезеровщика цеха номер пять Ярослава Родионова?

Леонид Матвеевич, честно говоря, тогда даже не подозревал о существовании этого Ярослава Родионова, но на всякий случай ответил:

— Нормально!

— Вы там его не обижайте!

Ответил парень и… решил все проблемы.

В тот же день Леонид Матвеевич навёл справки об этом фрезеровщике. Он оказался одним из лучших станочников, по крайней мере, цеха. Но цеховое начальство добавило, что тот постоянно недоволен, что мало работы.

И Леонид Матвеевич дал команду, чтобы у этого Родионова всегда был много хороший работы и очень хорошая зарплата.

И особых проблем с «фээсбэ» больше никогда не было.

А ведь у владельцев других заводов проблемы с экспортными отправками всегда возникали. Там в «фээсбэ» одна тетка большой начальницей работает, некрасивая и неподкупная, её в городе все начальники боятся. А у Леонида Матвеевича за эти десять лет с ней никаких стычек не было.

Причём здесь Ярослав Родионов было не понятно. Вернее, всего не причём, как считал Леонид Матвеевич. Но и на совпадение это было не похоже, и все блага продолжали сыпаться на голову простого станочника. Так, на всякий случай! Для олигарха – это не деньги. Тем более, этот фрезеровщик один из лучших станочников завода.

***

Начальник городского управления «фээсбэ» проводил в своём кабинете совещания с начальниками отделов. После окончания, когда все сотрудники направили к выходу, произнёс:

— Полковник Субботина, задержитесь!

Крупная женщина вернулась и заняла своё место за столом. Когда все вышли, тот улыбнулся, глядя в её некрасивое всегда строгое лицо:

— Дарья Юрьевна, подготовьте, пожалуйста, список офицеров нашего управления для присвоения очередных званий.

— Хорошо, — в лице женщины мелькнул едва заметная улыбка. — Павел Сергеевич, говорят, вас назначают начальником областного управления?

— Дарья Юрьевна, от вас ничего не скроешь, — лицо начальника кабинета расцвело.

— Разрешите, идти! — женщины встала.

— Идите!

Начальник смотрел вслед этой женщине, а на лице блуждала загадочная улыбка:

«Как я двадцать лет назад разглядел в выпускнице высшей школы милиции такое дарование?! Как она ухитряется держать весь город под контролем? – на его лице вновь мелькнула загадочная улыбка. – Скоро, Дарья Юрьевна, будешь держать под контролем всю область!»

***

Дарья Юрьевна вернулась в свой кабинет. Почему-то вспомнилась её жизнь. Как поступила в высшую школу милиции. Это было нетрудно. Она уже тогда была кандидатом в мастера спорта по самбо. Когда окончила школу, была уже мастером.

Предложили работать в «фээсбэ». Прошла путь от лейтенанта до полковника, заместителя начальника городского управления. Похоже, скоро грядёт очередное повышение. Вспомнила как вышла замуж за своего тренера по самбо. Теперь у них двое, считай, взрослых детей. Муж сейчас начальник городского спорткомитета. Всё в её складывается, как нельзя лучше.

 

Но была у Дарье Юрьевны одна тайна, которая все время оставалась, где-то возле самого сердца и не вырывалась наружу. Ещё в школе она полюбила красивого мальчика Ярослава Родионова. Он к ней относился неплохо, но о любви и речи не могло быть. Какая может быть любовь у красивого парня к огромной некрасивой девушке-самбисту с накаченными мышцами.

Она и сейчас его любила. А он, похоже, давно забыл о её существовании. Тем более, у неё и фамилия давно другая.

Дарья Юрьевна открыла сейф. Достала фотографии. Вот их десятый класс. Она стоит рядом с ним. Попробовал бы кто-нибудь из школьных красавиц оспорить у неё это место рядом с Ярославом. На других фотографиях чуть ли не каждый год его жизни.

Просмотрела все фотографии, на лице появилась счастливая улыбка, и она тихо прошептала:

— Я никогда не буду рядом с тобой, мой любимый! Я просто буду твоим ангелом!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:70 | 0,495sec