Бумеранг

Всё возвращается обратно
Сергей узнал этого человека, сидящего в инвa@лиdнoй коляске возле церковной ограды, сразу.

— Подайте на хлебушек, — повторял тот одно и то же, протягивая руку в наколках приходящим на утреннюю службу людям.

Увидев Сергея, человек и к нему протянул руку, и жалобным голосом попросил:

— Друг, дай сто рублей, на хлебушек. Клянусь, не на бутылку прошу. Есть очень хочу.

Сергей замер возле этого человека, затем, почему-то, посмотрел по сторонам, проверяя, нет ли поблизости компании каких-нибудь нехороших, лихих людей.

 

Сделал Сергей это автоматически и неосознанно. Наверное, включилась какая-то память, соединяющая настоящее время и прошлое. Дело в том, что этот попрошайка по имени Коля, когда-то был подростком, который считался известным беспредельщиком в школе. И в этой школе они вместе учились. Правда в разных классах.

Убедившись, что этот, теперь уже лысоватый и изменившийся до неузнаваемости пожилой человек, сидит здесь без «телохранителей», Сергей спросил:

— А ты чего это здесь делаешь, Коля? Под убогого, что ли, теперь работаешь?

Человек мгновенно напрягся, прищурил свой нехороший взгляд, наверное, силясь узнать Сергея, потом, так и не узнав, не очень доброжелательно ответил:

— А тебе какое дело? Или ты не веришь, что у меня ног нет?

— Угадал, не верю, — кивнул Сергей. – Я же тебя хорошо помню. Ты в своё время по пожарным лестницам на пятый этаж влезал, и в чужие форточки нырял.

— А ты кто? — глаза у Коли вдруг налились красным и нехорошо забегали. — Чего-то я тебя не узнаю.

— Я один из тех, кого ты в нашей школе в своё время терроризировал.

— А… — Коля усмехнулся. — И чего? Теперь силёнок набрался, хочешь инвалиду отомстить? — Он вдруг откинул тряпку, которая покрывала его ноги, и Сергей увидел, что правая нога у него, на самом деле, отнята выше колена. — Ну. чего, сможешь на инвалида руку поднять?

— Нет, Коля, не смогу, — улыбнулся Сергей.

— Ну, тогда, иди, куда шёл. Чего застыл?

— Погоди гнать-то меня. – Сергей засунул руку в боковой карман и нащупал там бумажник. – Мы же с тобой в одной школе учились. Может, я тебе помочь хочу?

— Чем? Деньгами? – Коля опять накрыл тряпкой ноги. — Или ногу мне новую подаришь?

— Ну, ногу-то, я вернуть не смогу. Её ведь у тебя за дело отняли. — Сергей пожал плечами. — И сам знаешь, за какое.

— За какое ещё дело? — Коля искоса посмотрел на собеседника. — Это я с поезда спрыгнул неудачно, понял. Иди, отсюда, говорю. Не мешай работать.

 

— Это разве работа, подаяние просить? Вот раньше, Коля, ты работал. Помнишь, ты к инвалидке одной пожилой, тоже безногой, в форточку залез, и прямо на её глазах, последние деньги у неё из комода выгреб?

— Чего? — ощерился Коля.

— Неужели не помнишь?

— Не было такого!

— Как же не было, если твой дружок по кличке Муля, одноклассник мой, мне это сам рассказал. Правда, спустя двадцать лет рассказал, на встрече одноклассников. Он же в это время внизу под окном стоял. Как у вас говорят, на стрёме.

— А, так ты одноклассник Мули? И что? Может, и было такое, но про это следователи так и не узнали.

— Правильно. Потому что заявить эта несчастная на тебя не смогла. От твоей работы у женщины сердечный приступ случился, и её ночью не стало.

— Всё равно ты ничего не докажешь! — опять воскликнул Коля. — Тем более, столько время прошло.

— А я доказывать ничего не собираюсь, — пренебрежительно улыбнулся Сергей. — Я же говорю, тебя уже наказали за это.

— Кто наказал?

— А вон, они. — Сергей кивнул в сторону церковных куполов. — Те, кто на эти купола сверху смотрит. Ногу у тебя почему отняли? Про бумеранг слышал? Вот твой бумеранг к тебе и вернулся.

Коля сразу вжал голову в плечи, потом посмотрел на Сергея каким-то невидящим взглядом.

— Слышь, ты… Чего тебе от меня надо?

— Хочешь, я тебе тысячу рублей дам? — предложил вдруг Сергей.

— Ну, дай, — зло сказал Коля.

— Но, не просто же так. Ты сейчас, глядя на эти купола, громко-громко попросишь прощения у той бедной женщины. Так попросишь, чтобы она тебя там, наверху, услышала. Признаешься ей, наконец-то, кто ты есть на самом деле.

— Чего?

 

— Скажешь, ей что ты — последний… (тут Сергей произнес несколько очень грязных непечатных слов), и что ты раскаиваешься, моля у неё прощения. И я тебе сразу дам тысячу рублей. Что бы ты её помянул, уже по-человечески. Что молчишь, Коля? Согласен?

— Отойди от меня, лучше… — с угрозой в голосе произнёс Коля. – Я хоть и без ноги…

— Ну, как хочешь, — пожал плечами Сергей. — Только знай, неудачное ты место для своей новой работы выбрал. Здесь за тобой Богу удобнее всего наблюдать. Он и сейчас весь наш с тобой разговор слышал. И понял, что ты так и не раскаялся, хотя возможность была. Значит, скоро ещё что-то с тобой случиться. Какой-нибудь другой бумеранг прилетит. Жди, Коля, жди…

Сергей развернулся и пошёл прочь. Сделав несколько шагов, он, всё-таки, оглянулся, и увидел, что и Коля торопливо покатил свою коляску прочь. Подальше от церковной ограды.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:72 | 0,371sec