Чемодан на колёсах

— Мама, я уже взрослая. Могу хоть раз сделать то, что хочу? – возмущалась Лена.

Они спорили уже несколько дней после того, как Лена объявила маме, что со своим парнем хочет поехать на неделю в Питер.

— А учёба? Сессия скоро.

— Я же хорошо учусь. Нагоню. Ну пожалуйста, мам, — канючила Лена.

— Ты знаешь его всего ничего. А что потом? – У Людмилы уже не было сил и слов, чтобы отговорить дочь от поездки.

— Если не отпустишь, я убегу из дома и не вернусь никогда, – крикнула Лена, села на диван, прижала к животу подушку-думочку и отвернулась к окну.

 

«А вдруг и правда уйдёт?» – вползла в сердце тревожная мысль и разрослась до размеров паники. Дочь – смысл её жизнь, единственный родной на свете человек. И потерять её она не могла.

— Мам, ты всегда была правильной и осталась одна. Хочешь, чтобы и я так же? – В голосе Лены послышались истеричные нотки.

— Дочка, всё у тебя будет, не спеши… — говорила Людмила, а сама понимала, что дочь влюблена и не слышит её.

Лена уткнулась в подушку лицом и заплакала.

«Что я, в самом деле, враг своему ребёнку? Время другое. Всё у них быстро. Может, если бы я в своё время была смелее, во время разобралась, разочаровалась в будущем муже, моя жизнь сложилась бы иначе». Людмила вздохнула.

— Ладно. Поезжай. Но чтобы звонила каждый день. Много денег дать с собой не могу. Знаешь же, что на ремонт коплю, – сдалась уставшая от споров Людмила.

Лена откинула подушку, подбежала к матери и обняла её.

— Мамочка, спасибо. Не надо денег. У Жени есть деньги. Буду звонить каждый день. Несколько раз в день. Ты не переживай. Всё будет хорошо, — радостно щебетала она.

«Как не переживать? Будет у тебя своя дочь, посмотрю, как не будешь переживать», — подумала Людмила, но вслух не сказала. Бесполезно, всё равно не поймёт.

Дочь побежала в свою комнату и вышла уже с чемоданом.

— Ты уже и вещи собрала? Действительно сбежала бы? – Догадка отозвалась в сердце болью.

— Ты бы отпустила. Я тебя хорошо знаю. Сейчас Жене позвоню. – Дочь схватила телефон, но звонить не стала, вместо этого подошла к матери.

— Ты и сама бы съездила куда-нибудь? К тёте Ире, например. Ну что ты будешь одна дома делать? Отпуск же, – уже примирительно сказала Лена.

— Найду, чем заняться. Ты там поосторожнее. Понимаешь, о чем я? – проворчала Людмила.

Настроение было такое, что в пору завыть.

— Мам, я взрослая уже. Всё понимаю. – Лена набрала номер друга.

Сердце ёкнуло. По разговору Людмила поняла, что дочь сейчас уедет.

— Ну всё, мам, такси уже ждёт внизу. – Лена с чемоданом пошла в прихожую.
Людмила бросилась за ней.

— Мам, не провожай. Как сядем в поезд, я позвоню. Через неделю вернусь. – Лена чмокнула маму в щёку и, не замечая набежавших на её глаза слёз, и выпорхнула из квартиры.

 

«Ну вот, выросла, мама не нужна больше. Даже проводить не разрешила». Людмила бросилась на кухню и выглянула в окно. Внизу стояло жёлтое такси, возле которого нетерпеливо прохаживался молодой человек. «Ничего, вроде нормальный. Может, действительно все обойдется? Не убережёшь ведь от всего».

Людмила грустным взглядом проводила такси, пошла в комнату и села на диван, на котором совсем недавно сидела её дочь. На глаза навернулись слёзы. «Вот я и осталась одна. Тихо, пусто. Я с ума сойду тут. Нужно привыкать. Расставаться с взрослой дочерью — участь всех мам».

Так Людмила сидела довольно долго, делать ничего не могла. «А может, и правда, тоже махнуть куда-нибудь? На юг, например. Отпуск всё-таки. Там, конечно, уже не лето, но всё же теплее, чем здесь». Она пошла в комнату дочери, включила компьютер и стала смотреть, если ли билеты.

Недорогой билет нашёлся на утренний рейс в Сочи на завтра. Людмила долго не раздумывала, тут же купила билет до Сочи и обратный через пять дней. Надоело на всём экономить. Сидеть и переживать, ждать от дочери звонков? Неделя покажется вечностью.

Людмила начала собираться. За суетой и сборами отвлеклась от тревоги за дочь. Лена позвонила вечером и на одном дыхании выпалила, что на вокзале, ждут поезда, всё хорошо… — раздался её счастливый смех, и она отключилась.

После сегодняшних событий Людмила не могла уснуть. «Ничего, в самолёте посплю», — решила она и встала, устав бороться с бессонницей. Вызвала такси, надела осеннее пальто и поехала в аэропорт.

Несмотря на ранний час, аэропорт гудел, как растревоженный улей. Люди прощались, куда-то бежали, звонили.

Она прошла мимо парочки, которая стояла посреди зала в обнимку. Девушка с заплаканным лицом всматривалась в лицо парня и повторяла безжизненным голосом:

— Ты вернёшься? Обещаешь? Я люблю тебя… — Она всхлипнула и уткнулась в грудь парню.

Он что-то твердил ей, касаясь губами влажных от растаявшего снега волос на её макушке. Людмила отвернулась. Слишком интимным и трогательным выглядело их прощание.

Она прошла регистрацию на рейс и села ждать посадки. Снова вспомнила дочь. Глупые девочки, торопятся, боятся, что не успеют, бросаются в любовь, как в омут. Сколько в жизни у них будет расставаний, признаний, разочарований. Хватило бы слёз все их оплакать.

У Людмилы тоже была такая любовь. Тоже опрометью бросилась в отношения. И где теперь она? Муж оказался не готов к отцовству и к ответственности. Они разошлись сразу после рождения Дочки. Кратковременные отношения были, но замуж Людмила не стремилась. Росла дочь, боялась за неё. А теперь уже поздно что-то менять. И вот она одна едет на юг. Зачем, куда? Но дома сошла бы с ума, ожидая звонков.

 

Мимо прошёл мужчина. Чемоданом на колёсах больно задел её по ноге.

— Простите, — извинился мужчина и пошёл дальше, сел поодаль, достал журнал и стал читать.

«Вряд ли едет с женой. Скорее всего, к нему скоро присоединится любовница», — почему-то зло подумала Людмила.

Объявили посадку. Мужчина первым подал билет девушке в форменной одежде аэропорта «Домодедово». Любовницы рядом с ним не оказалось. Он чуть замешкался, и Людмила налетела на его чемодан, выругалась про себя. По какому-то непонятному стечению обстоятельств, места их в самолёте оказались рядом, через проход. Людмила старалась не замечать его, а потом и вовсе заснула.

После посадки самолёта они встали одновременно, стали одеваться, мешая друг другу. Он уже страшно раздражал Людмилу.

Она вышла из аэропорта, взяла такси и попросила отвезти в недорогую гостиницу. Оставила вещи в номере и сразу пошла на набережную. На солнце стало жарко, Людмила пожалела, что не сняла пальто. Она наслаждалась морем, свежим воздухом и довольно улыбалась. Лена написала эсэмэску, что доехали нормально, гуляют и всё хорошо. Людмила успокоилась, даже аппетит проснулся. В последние дни не ела нормально.

— Разрешите? – К её столику в кафе подошёл тот самый мужчина из самолёта, не дождавшись разрешения, сел напротив. — Вы не находите, что мы всё время встречаемся с вами? Если судьба сводит нас, может, пора познакомиться? – Он протянул руку. – Меня зовут Юра.

— Людмила, – ответила она, но руку не подала.

— Какое редкое имя. Можно, я буду звать вас Мила? Вам идёт.

Людмила пожала плечами. Симпатичный, чуть старше её, улыбается открыто и искренне.

— Давай сразу на «ты» перейдём. Отдыхать приехала? – спросил он.

— А ты? Работать? – вместо ответа спросила Людмила.

— Угадала. Я могу работать отовсюду, удалённо, как сейчас говорят. Я писатель, ну и так, по мелочи ещё всем занимаюсь. Решил пожить немного на юге.

«Ага, писатель. Романтично звучит для одиноких дур, как я. А на самом деле какой-нибудь менеджер, сбежал от жены и детей за приключениями. Сейчас скажет, что сделает меня героиней своего нового романа».

Наверное, по её недоверчивому взгляду он понял, что она не поверила ему.

— Нет, правда, я пишу. Публикую рассказы на разных площадках. В печатном варианте, правда, вышла пока только одна книга. Рекламой занимаюсь…

 

— Понятно, — скептически скривилась Людмила. – И о чём пишите?

— Да обо всём.

— И что, читают? И деньги платят?

— Не поверите, платят. И неплохие. Могу позволить себе приехать на юг и работать.

После кафе они гуляли по набережной, он рассказывал о своей работе, книгах, и Людмиле он нравился всё больше. Он проводил её до гостиницы. В гости не набивался. Сам снимал квартиру.

— Мне работать нужно, а вам отдохнуть надо, — сказал он и ушёл. Людмилу чуть задело, что не предложил встретиться завтра.

На следующий день, когда она вышла на прогулку, он ждал её в фойе. Они снова гуляли, потом ужинали в кафе. После выпитого вина Людмила чувствовала лёгкость и свободу, весело смеялась, не узнавая себя.

Она проснулась утром и сначала не поняла, где находится. Но быстро всё вспомнила. Из ванной доносился шум воды. Людмила вскочила и начала одеваться, ругая себя. Дочери нравоучения читала, а сама… Стоило выпить вина, как оказалась в постели со случайным знакомым. Ужас! На старости лет. Хотя, какая старость? Всего-то сорок один год. Многие в этом возрасте ещё рожают…

— Проснулась? – из ванной вышел чисто выбритый и улыбающийся Юра. – Сейчас выпьем кофе, и я провожу тебя, мне нужно поработать. Вечером увидимся?

Людмила не могла вспомнить, когда ей было так хорошо, как сейчас. Даже за дочь уже не переживала, вообще о ней забыла. Стоило подумать о Лене, как краска стыда залила лицо Людмилы. Юра расценил это по-своему и нежно поцеловал её.

Пять дней пролетели как одно мгновение. И вот уже Юра провожает её в аэропорт.

— Может, останешься? – с надеждой спросил он.

— Дочь завтра вернётся, отпуск заканчивается, — ответила она грустно.

— Позвони, возьми отпуск за свой счёт, придумай что-нибудь, — уговаривал он, умоляюще глядя на неё.

— Может, ты поедешь со мной? Тебе же всё равно, где работать? – вместо ответа спросила она.

Ей не хотелось уезжать. Эти пять дней были лучшими в её жизни и вряд ли когда-нибудь повторятся. Она держалась из последних сил, чтобы не разреветься. Ей очень хотелось спросить про жену и детей, но сдержалась. Не хватало напоследок поссориться. Пусть всё запомниться красиво.

В памяти всплыла плачущая девушка в «Домодедово», её слова: «Ты обещаешь, что вернёшься? Я люблю тебя…»

Сейчас она чувствовала себя такой же девушкой. Как же ей хотелось прижаться к груди Юры и расплакаться. Людмила сглотнула готовый вырваться стон, глубоко вдохнула и пошла к стойке регистрации. Он не окликнул, не пошёл за ней. Она не оглянулась.

 

В самолёте она не выдержала и расплакалась. Сердце ныло от тоски и разлуки.

Когда открыла дверь в квартиру, бросились в глаза ботинки дочери в прихожей. Людмила поставила чемодан и, не раздеваясь, быстро вошла в комнату дочери. Лена сидела за компьютером.

— Ты почему так рано приехала? Случилось что? – взволнованно спросила Людмила, бросившись к ней.

— Мам, ты была права. Я его совсем не знала, — ответила тихо и грустно дочь.

— Что он тебе сделал? – Людмила уже кричала.

— Ничего. Я поняла, что мы совершенно разные и вернулась домой. — Лена всхлипнула.

— Милая моя, всё пройдёт. – Людмила обняла дочь. – Лучше сразу во всём разобраться, чем когда будет поздно. Всё ещё у тебя будет. Я это точно знаю.

Потом они пили крепкий чай на кухне. В окно заглядывало хмурое серое небо, из которого сыпал мелкий ноябрьский снег.

— Ты прямо помолодела, светишься вся, загорела. Лучше бы я с тобой поехала, — с сожалением сказала Лена, разглядывая маму.

— Через месяц Новый Год. Может, к Тёте Ире махнём на каникулы?

— А деньги? – спросила Лена.

— Да черт с ним, с ремонтом. Не убежит от нас. Потом сделаем, — легкомысленно сказала Людмила.

— Правда? – оживилась Лена. – Вдвоём? Так нужно билеты заказать, пред Новым Годом не будет. – И Лена побежала к компьютеру.

Людмила не узнавала себя. Была правильной и спокойной домоседкой, а теперь готова была на последние деньги ехать на край света. Думала, только молодость безрассудна, а оказывается, в её возрасте безрассудства хватает. Все её мысли и желания остались там, на берегу моря, с Юрой.

Но жизнь продолжалась. А как иначе? Правда, по ночам Людмила не спала и тихо плакала в подушку. Через несколько дней воспоминания потеряли остроту. «Да ладно, не переживай, будет что вспомнить на старости лет», — она словно услышала голос подруги в своей голове.

Через неделю, ранним субботним утром затрезвонил мобильник. Людмила увидела незнакомый номер, подумала и ответила.

 

— Мила? – услышала она знакомый голос, от которого у неё подогнулись колени, сердце подпрыгнуло к горлу, а потом ухнуло вниз.

Она стёрла его номер в телефоне ещё в самолёте. Думала, он сделал так же.

— Извини, что не звонил. Хотел забыть, не получилось. Очень хочу тебя видеть. – Людмила молчала и он забеспокоился. — Ты слышишь? Скажи свой адрес, я приеду.

— А как же жена, дети? – вырвалось у неё.

— Какая жена? Нет у меня детей. Мы развелись три года назад, когда я стал работать дистанционно. Она считала, что это не работа для мужчины, хотя зарабатывал я хорошо. Не молчи. Давай попробуем… вместе. Я не могу без тебя.

— А ты где? – спросила она осипшим голосом.

— В Шереметьево.

Она сказала свой адрес и заметалась по квартире. Бросилась к холодильнику, потом побежала в ванную приводить себя в порядок.

«Господи, волнуюсь как девчонка. Как всё будет? Пусть недолго, пусть чуть-чуть, но оно будет, моё счастье…» — думала она, стоя у двери и слушая его торопливые шаги на лестнице…

Может, всё же есть судьба? Кто-то её ждёт, кто-то ищет, а на неё судьба наехала чемоданом на колёсах. Так бывает.

«Если в жизни кого-то настигнет поздняя любовь — не надо от неё бежать, не надо её бояться, не надо её стыдиться. Почему считается, что только в молодости можно любить? Просто, Ваша любовь долго искала дорогу к Вашему сердцу»
Автор не известен

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,357sec