Новая жена

— Люди добрые, вы посмотрите, что же это делается… я ведь ему всю молодость, лучшие годы… а он вон что удумал! – начала заводиться Лена, у которой руки зачесались. – А эта змeя…

Она потянулась к Даше, ухватить за волосы. Но Сергей среагировал мгновенно. Перехватил руку, оттолкнул, и закрыл дверь в квартиру Даши изнутри.

— Ты чего? – обиделась Даша. – Да пусть бы попробовала…

 

— Витек, давай сейчас я уйду, а вернусь послезавтра. Исключительно потому, что мы с тобой знакомы.

Они были не просто знакомы. Они учились в одном классе. Витька Суржик был умным пацаном, и учился хорошо. Что же и когда пошло не так?

— Найди деньги, Витя. Ну не хочу я описывать твои телевизоры-стиралки. Не хочу. А придется.

Даша, Дарья Николаевна работала судебным приставом. Ничего личного. Служба.

— Ладно… мне там в одном месте ещё займ обещали. – дыхнул перегаром Виктор. – Кредитнусь, и по исполнительному рассчитаюсь.

— Опять займ! – вздохнула Даша, направляясь к выходу. – Лучше бы пить бросил да на работу устроился, ну честное слово!

— Кому лучше? – хохотнул бывший одноклассник. – Лучше бы ты замуж вышла! Подобрела бы… может родила бы, дома села с дитем. Перестала бы с людей бабки вытряхивать.

— Суржик, я ведь могу и передумать. – нахмурилась она.

Витька тут же врубил заднюю, начал лебезить, извиняться. Заверил Дашу, что до послезавтра погасит задолженность и квитанцию ей предъявит.

Даша пошла дальше обходить должников. Вообще, они обычно ходили в паре с Юриком – он должен был её защищать в случае чего. Но утром напарник отпросился, сказав, что – кхе-кхе – заболел. Температура, встать не может. Напился поди вчера, вот и вся температура. Спиваются мужики в их небольшом подмосковном городке. Не все, но через одного. Замуж выйти… за кого выходить-то? Она, может, и не против. И замуж выйти, и родить, да вот что-то очереди из женихов не наблюдается. Кто уже женат. А на кого Даше даже смотреть не хотелось. За кого попало выходить замуж Даша точно была не готова. Может, упустила она момент, когда женихи ещё были. Выбирала-выбирала – и довыбиралась. На бобах осталась.

В тот момент, когда можно ещё было запрыгнуть в последний вагон, у Даши неожиданно заболела мама. Ей было двадцать шесть, маме – шестьдесят. Даша была поздним ребенком. Мать растила её одна. Много работала. Нет, когда Даша выросла, Нине стало полегче – дочка помогала. И по дому, и деньгами. Но, возможно, мама уже надорвалась… раньше. Был перерыв, чтобы она успела полюбоваться на выросшую дочь и порадоваться плодам своего воспитания, но потом усталость всё равно догнала Нину. Стала болезнью, и догнала.

Даша мужественно сражалась за мамину жизнь. Мужества Даше в принципе было не занимать – характер был ого-го. Впору полком командовать. Но как ни боролась Даша, как ни спасала маму, а спустя семь лет Нина умерла.

Даша долго еще горевала. А потом уж и совсем перестала присматриваться к мужчинам, чтобы встретить того самого, единственного. Если бы он существовал – давно бы Даша его встретила. А может и существует… разминулись где-то. Сколько она не перебирала в голове свои романы и отношения с мужчинами, никакой ошибки не видела. Значит, точно, или не создал Бог для неё половинку, или разминулись.

Даша отложила эту тему в дальний угол своего сознания, чтобы не делать предметом страданий. Что угодно можно поставить на алтарь страданий, и страдать. А Даше так не хотелось. Ну, что же, что одна? И такое бывает.

Только изредка думалось, что она-то, вроде, никому ничего плохого не сделала. Почему же так не повезло? Ну, да, работа у неё специфическая, конечно. Но зачем люди берут деньги в долг, если не знают, чем будут платить? Вон, тот же Витька… ну вот зачем?!

 

А соседке через площадку, например, наоборот, незаслуженно повезло в личной жизни. Даша считала, что незаслуженно. Мужик у Лены был почти непьющим, работящим и зарабатывающим. В семье подрастала дочка, Алина. Почти выросла уже. Но Лена своё счастье совершенно не ценила. Если Сережа приходил изредка немного выпившим, его жена, как последняя злющая мегера, кричала:

— Ага! Напился, сволочь! Ну и не пущу домой! Ишь, моду взял, нажираться! Посиди там, подумай над своим поведением! Нет, вы посмотрите, какая сволочь?! Всю жизнь мне испортил, лучшие годы мои сожрал. Я для него всё, а он пить вздумал!

Так она могла причитать из-за двери подолгу, швыряя что-то у себя в квартире, закрывшись на засов.

Сергей не был красавцем. Обычный мужчина, невысокого роста, с заурядной внешностью. Добрый и спокойный – совершенно неконфликтный. Он и вполовину не бывал так пьян, как описывала ситуацию его супруга из-за двери. И деньги Сергей все в семью приносил. И дочку любил. Но Лена с упорством овцы пилила своего мужа. Не пускала домой под градусом. И прочие прелести семейной жизни.

Даша не встревала в соседские распри. Никто из соседей не встревал – личное семейное дело. Орала Лена не ночью – поздно Сергей ни разу не приходил. Не будь дурой, до одиннадцати вечера она умолкала. А в какой-то момент, видимо, запускала провинившегося и наказанного мужа домой, потому что когда Даша рано утром выходила на работу, Сергея в подъезде уже не было.

Вот за что этой грымзе хороший мужик? А в том, что он хороший, Даша не сомневалась. Нехороший давно бы уже спился от такой жены. Или сбежал. Или что похуже. Да, женщин бить нельзя, но ведь эта прямо напрашивается! А главное, дочку их, Алину, очень жаль было Даше. За что ребенку этот дурдом? Не ребенку, подростку уже, ну так и тем более.

Как-то раз у них с Юриком был очень трудный выезд. Не в плане сопротивления – нет. Выезд был трудным морально. Описывали имущество у мужика, который пострадал от жены марки «Пила», наподобие соседки Лены.

Сначала она его бесконечно пилила, так что он запил. Денег ей всё не хватало. Понабрала каких-то кредитов на его имя и ушла в закат. Нашла себе другого, видимо. Сына, к слову, оставила с отцом, пообещав забрать, когда у неё «всё наладится».

Бедный мужик не знал за что хвататься – он как раз невовремя лишился работы. Сегодня, когда к нему явились приставы, должник поневоле схватился за голову. Сердце Даши разрывалось от жалости, но поделать было ничего нельзя. Отсрочку ему уже давали. Она нередко пыталась пойти людям навстречу, но всё-таки это была её работа.

После тяжелого трудового дня Даша зашла в бар. Иногда заходила, выпивала кружечку тёмного пива.

— Как обычно? – улыбнулся бармен.

— Виски. – решила Даша. – Сто граммов.

— Принято! – уважительно сказал бармен.

Даша долго сидела с одним стаканом. Нервы никак не хотели разжиматься. Что за поганая у неё, в самом деле, работа? Какое-то издевательство над людьми… ну, не думают они, что вдруг нечем станет выплачивать долги и кредиты! Уверены в завтрашнем дне – так бывает. Есть работа, есть доход. А потом в одночасье всё меняется, и жизнь рушится, как непрочная стена. Но приставам нет до этих обрушений никакого дела. Жизненные неурядицы граждан их не интересуют. Работа такая: взыскивать долги с людей.

 

Домой она шла в отвратительном настроении. Виски не слишком помог, так, чуть напустил тумана в голову. А завтра – суббота. Пустая и одинокая, как все Дашины предыдущие субботы…

На площадке сидел Сергей, прислонившись к перилам. Вид у него был крайне грустным. Он поднял взгляд на Дашу, поежился, словно ему было холодно, и кивнул. Она кивнула в ответ и прислушалась – в квартире Сергея было тихо. Ну, конечно, время-то уже двадцать три пятнадцать. Мегера знает, когда можно орать, мужа позорить, а когда пора замолчать.

Даша открыла дверь в свою квартиру и спросила негромко:

— Может, зайдёшь?

Сергей недоверчиво хлопнул глазами. Даше хотелось сказать: «Чего ты будешь тут сидеть, как бездомный пёс?», но она не сказала ничего. Всё и так было ясно, зачем унижать мужика лишний раз?

Он сидел и смотрел на Дашу. И вдруг она почувствовала, что тишина между ними словно наэлектризовалась. Электричество заполнило пространство. И тут Даша испугалась. Она, кажется, не имела в виду ничего такого… или имела? Даша сделала шаг домой и потянула дверь, чтобы закрыть. Сергей встал со ступенек и сказал:

— Подожди…

Это была какая-то совершенно безумная ночь. Иррациональная. Нет, Дашу не мучила никакая совесть. Она вообще не думала ни о чем – ни о том, кто с ней рядом. Ни о том, что взрослые порядочные женщины, государственные служащие, не должны так себя вести. Прыгать в койку к первому встречному. Или они были раньше знакомы? Непохоже… невзрачный сосед Серёга оказался потрясающим любовником – нежным, внимательным, чутким, страстным. И вообще, дело было не только в се.к.се… с ним рядом Даша чувствовала себя другой… цельной!

Рассвет начал пробиваться сквозь ночную мглу. Того и гляди заглянет в окно. Даша и Сергей сидели в кухне в чём мать родила и пили кофе вперемешку с вином. Она раскраснелась, волосы растрепались. Пришло понимание. Осознание происходящего. И вдруг Даша поняла:

— Я тебя никуда теперь не отпущу! – сказала она.

Сергей помолчал и сказал:

— А я может и сам не хочу никуда идти…

— Почему ты не дал ей отпор? Не поставил на место?

Он поморщился и ответил:

— Я не понимал, как. Орать не умею и не люблю. А бить женщин нельзя. Ни при каком раскладе.

— Ясно… ну, я так и думала.

Потом они, обнявшись, спали до обеда. Потом Даша готовила, а Сергей ей помогал.

— Правда домой не пойдёшь? – уточнила она.

— А что? Я мешаю?

— Что ты – что ты. Нисколько.

Выходные продолжались. Они смотрели фильмы. Рассказывали друг другу о себе. Сергей жалел Дашу, когда она вспомнила маму и всплакнула.

Около пяти часов вечера в квартиру позвонили.

— Началось… — вздохнул Сергей. – Я на минутку.

— Может, всё-таки я?

— Да нет, Даш. Это моё дело.

— Ох… она ведь опять тебя перекричит. Начнет причитать… может хоть вместе?

— Стыдоба… ну, пошли. – покорился он.

 

Лена, увидев Сергея рядом с Дашей, открыла, а потом закрыла рот. Она пришла попросить Дашу обратиться в полицию по своим связям, потому что заявление о пропаже человека сразу не принимают. А её, Лены, законный супруг, который должен был виновато сидеть в подъезде и дожидаться помилования, среди ночи вдруг куда-то испарился. Как сквозь землю провалился. Лена, получается, пришла к соседке за помощью, а тут вон что… из-под носа уводят… отбивают…

— Люди добрые, вы посмотрите, что же это делается… я ведь ему всю молодость, лучшие годы… а он вон что удумал! – начала заводиться Лена, у которой руки зачесались. – А эта гадина…

Она потянулась к Даше, схватить её за волосы. Но Сергей среагировал мгновенно. Перехватил руку, оттолкнул, и закрыл дверь в квартиру Даши изнутри.

— Ты чего? – обиделась Даша. – Да пусть бы попробовала…

— Да не нужно тут ничего такого пробовать! Тем более, у тебя волосы вон какие красивые. Ещё не хватало. – Сергей подумал и добавил. – А вещи мои выкинет, наверняка. С психу. В окно.

— Мечтай. Она их спрячет, что я не знаю таких?

— Спрячет?

— Ну, да. Вещи – это козырь.

— А что же делать?

— Я пристав. Я знаю, что делать. Не бойся.

Они переглянулись и прыснули хором.

Лена на лестничной площадке с кем-то громко разговаривала. Наверное, позвонила в квартиру к Наталье Петровне или к Дашиным ближайшим соседям, Игорю с Аней.

— Сейчас всех на уши поставит. – снова затосковал Сергей.

Даша открыла свою дверь и успела поймать неодобрительный взгляд Натальи Петровны:

— Здрасьте. – сказала она пожилой соседке, а потом сурово посмотрела на Лену. – Будешь скандалить – я позвоню и тебя быстренько оформят на пятнадцать суток.

Постояла ещё с открытой дверью, посмотрела на жену Сергея недобро и снисходительно, а потом убралась в квартиру.

Когда они с Сергеем вернулись в комнату, Даша сказала, стараясь быть серьезной:

— Мы нехорошие люди. Злые.

— Очень нехорошие.

И снова им стало смешно. Они вообще вели себя и чувствовали, как подростки.

За дверью всё стихло. Видимо, Лена всё-таки решила не нарываться на конфликт с соседкой-приставом.

Даша с Сергеем долго лежали молча на диване, взявшись за руки. Словно боялись спугнуть это новое, что пришло вдруг в их жизнь. Сергей думал про Алину. Продумывал, как поговорит с ней. Подбирал слова.

Даша думала о том, что ей наплевать, насколько она плохой человек. Вообще всё равно. Она сейчас такая счастливая женщина, что всё остальное неважно.

Сергей встретился с дочерью в понедельник, после школы. Созвонился и встретился – с работы пришлось отпроситься.

 

— Папа, я не злюсь. Ну, правда. – тяжело вздохнула Алина. – Хотя мама и наговорила про тебя всякого, но я уже всё понимаю. Сколько так жить-то можно!

Отлично! Лена уже пыталась настроить дочь против него. Сергей подумал, что Алину можно забрать к ним с Дашей, но дочка отказалась.

— Я потерплю, пап. Если ещё и я уйду от мамы, это вообще её доконает.

Сергей подумал, что Лена сама кого хочешь доконает, но вслух этого не сказал. Только обнял Алину.

Вещи он забрал из квартиры жены беспрепятственно. Почти. Лена в нетипичной для себя, спокойной, манере пыталась сказать Сергею, что он не прав, и не может вот так бросить семью. Это подло и некрасиво. Говорила Лена не своими словами – как будто наслушалась каких-то психологов. Говорила о поддержке, о понимании. О важности семьи, умении договариваться. О чём-то ещё заумном…

— Лена, хватит. Заканчивай. Я всё равно уйду. Семью я не бросаю – Алина моя семья. Я буду по-прежнему давать деньги. И помогать во всём. Но вот это твое… неожиданно человеческое… не надо. Это не ты. Самой-то не противно?

И ушёл. А Лене очень хотелось кричать и говорить гадости, но она сдержалась. С трудом. Поняла, что и правда не поможет. Всё. Мужа она потеряла.

Сергей развелся с женой, и они с Дашей вступили в брак. Ждут общего ребенка. Алина часто бывает у них в гостях, изо всех сил стараясь не обращать внимания на недовольство матери.

Кстати, надо сказать, что наши герои и правда очень счастливы. Сергей так вообще понял, что только сейчас он начал жить. Дашу он буквально носит на руках.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,407sec