Что скрывал Саша о своем прошлом

Люда вставила фотографию в рамку и повесила ее на прибитый гвоздик. Она отошла на пару шагов, чтобы получше оценить снимок.

— Саш, ну как? – спросила она. – Правда я здесь очень красивая?

Саша подошел к стене, шутливо нахмурился, подумал и ответил:

— Ну это на фоне меня ты такая красивая.

 

Люда засмеялась. Какой же он все-таки юморной, этот Сашка, все время острит. Люде нравился этот снимок: они такие здесь счастливые, оба смеются. Вот бы всю жизнь так, до самой старости! В Сашкиной квартире была еще одна памятная фотография в рамке, на ней был изображен его покойный дед, в честь которого и назвали Сашку. Больше в его доме фотографий не было, даже детского альбома.

Саша не любил рассказывать о своих родителях, даже упоминать о них не хотел. Если Люда пыталась заговорить о них, он отшучивался или сразу менял тему. Они живы-здоровы, живут в какой-то деревне, но общаться с ними он не хочет, особенно с отцом. С мамой бы хотелось пообщаться, но лучше не надо. Она изредка ему позванивает, но обычно разговор у них короткий, пара фраз, что все хорошо.

— Саш, а квартира у тебя чья? –спросила его Люда в самом начале их отношений.

— Дедушки, отца моей мамы. Он когда-то тоже с ней поссорился, когда она решила выйти замуж за отца, но с дедом мы часто общались, он меня любил. А когда я окончил школу, то уехал навсегда из деревни к нему в город.

— Тебе не нравилось жить в дерене, поэтому ты и сбежал?

— Отчасти, — нехотя ответил Саша. – Какая же ты у меня любопытная! Ты случайно не частный детектив?

Опять он все перевел в шутку! Странная семейная тайна.

Когда Саша сделал ей предложение, Люда с удовольствием приняла его. Но какая же свадьба без родителей? Нужно хотя бы предупредить их, но Саша наотрез отказывался. Однажды Люда встретила в подъезде старенькую соседку Саши – добродушную бабу Валю.

— Ты, что ли будешь, Сашкиной невестой? – спросила она. – Красавица, у парня явно есть вкус. И деду бы ты понравилась.

— Спасибо! – сказала Люда и перешла почти на шепот. – А где Сашины родители живут?

Ей казалось, что такую страшную тайну надо узнавать шепотом. Но тетя Валя весело и громко сказала:

— Ну так знамо где – в деревне Калиновке. Инна как на медсестру выучилась, так замуж и выскочила. Дед Сашкин очень серчал – он же ее воспитал один, а она его не послушала и выбрала жениха, который ему был не по нраву. Инна рано осиротела, поэтому ее отец и воспитывал, а она ему будто назло вышла замуж. Но хоть внука ему возили, и то хорошо.

— Маму Инной зовут? А фамилия сейчас ее как?

— Инессой, ее зовут. А фамилия… Была Журавлевой, а сейчас не знаю.

 

Странно! Дед Журавлев и Саша тоже Журавлев. Что – мама фамилию не меняла, что ли? Или Сашка незаконнорождённый? Много вопросов, мало ответов. От самого Сашки ничего не добиться. Подали заявление, Люда еще раз сделала попытку поговорить с женихом о родителях, но все бесполезно. Вот и решила она съездить в Калиновку тайком, чтобы узнать что-то о его родителях, и, если получится – помирить их с сыном.

В Калиновке Люда быстра нашла дом медсестры Инессы Александровны. В огороде возился какой-то мужчина, она его позвала к забору.

— Добрый день, здесь живет Инесса Александровна? — спросила Люда, мужчина ответил кивком. — А вы ее муж? Видите ли, я невеста вашего сына, Саши Журавлева. Мы скоро поженимся, я хотела бы вас помирить как-то перед свадьбой. Ну нельзя же жить с сыном в ссоре.

— Саша Журавлев? – переспросил мужчина. – У меня нет такого сына.

Что-то баба Валя напутала. Люда хотела тут же уйти, но мужчина продолжил:

— У меня тесть был с таим именем и фамилией, но сына такого нет.

Люда остановилась.

— А можно позвать Инессу Александровну?

Мужчина немного подумал, несколько раз искоса посмотрел на Люду, и молча зашел в дом. Через несколько минут к забору выбежала почти седая, хрупкая женщина. Она взволнованно спросила у Люды:

— Как там Ратик? Все с ним хорошо?

Ратик? Кто это? Люда была в замешательстве.

— Ой, что это я? – растерялась женщина. – Зайдите к нам во двор, сядем за столик, поговорим. Я вас пирогами угощу, только что испекла. Проходите, пожалуйста.

Когда на столе стояли пироги и парное молоко, Инесса Александровна все рассказала Люде.

— Я безумно влюбилась в Толика, как только закончила медучилище. Он родился в деревне, вырос здесь, и поэтому меня сюда увез, хоть мой папа этого и не хотел. Толик очень набожный, как были его родители, принципиальный и строгий, требует от семьи полного подчинения. Вот он и настоял, чтобы у первенца было странное русское имя Ратибор. Я пыталась уговорить мужа на другое имя, но мой муж ничего даже слышать не хотел. Но это еще полбеды, у нас фамилия такая, как сказать… Неблагозвучная, что ли?!

Инесса Александровна шепотом озвучила фамилию. Люду невольно передернуло – да, фамилия одновременно и смешная, и отталкивающая. Даже стыдно такую иметь.

 

— Понимаю вашу реакцию. Но мне пришлось ее тоже взять – родители Толика настояли, таковы были условия для замужества. Ратик рос, в школе его дразнили, он комплексами оброс, а Толик только покрикивал на него и заставлял гордиться. Много у них конфликтов было разных, до скандалов и драк. А как Ратик подрос и уехал к деду учиться, то при первой же возможности поменял имя и фамилию как у деда. Вот он и стал Сашей Журавлевым. После этого Толик сказал, что у него нет сына. Вот, больше так и не примирились. Мне стыдно, но я тогда встала на сторону Толика. А что мне было делать – у меня еще две младшие дочки растут, отец им нужен, они хотя бы при замужестве фамилию сменят.

Да, история грустная. На прощание женщины обнялись и обменялись номерами телефонов, пообещали держать связь, ведь Саша немногословен с матерью, не горит желанием с ней общаться. Уже дома Саша встретил ее в клоунском парике – все в его духе.

— Как тебе нравится то, что тебя встречает Ратибор, да еще и с такой дурацкой фамилией? – спросил он писклявым голосом.

— Ты знаешь, что я в деревню ездила? – спросила Люда.

— Да, мне мама звонила.

— Прости меня! Я просто хотела как-то помирить тебя с родителями перед свадьбой.

— Да я на тебя не обижаюсь. Просто ужасно боялся, что ты узнаешь мое настоящее имя и фамилию, стыдился этого, как мне все детство было стыдно, да и вообще – прошлое в прошлом. Хотелось просто стереть из памяти все что было. А с отцом мы не помиримся уже, он очень принципиальный и вычеркнул меня из своей жизни. Ну раз так дело повернулось, мне даже немного легче стало – Сашу Журавлева ты уж точно не разлюбишь.

Свадьбу отметили дома в узком кругу – несколько друзей, мама и бабушка Люды. Инесса Александровна поздравила молодоженов по телефону, но этого достаточно. Люда хотя бы добилась того, чтобы Саша чуть пообщительнее стал с матерью, а отец до сих пор так и не общается с сыном. Ну что взять от упрямого самодура?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,358sec