Две дочери и две крайности

— Правильно, отведи Лизочку к репетитору. Я не удалась, так она у вас идеальная. Она не принесет вам никого в подоле в 16 лет. Веди-веди ее. Не заморачивайся со мной. Я пойду. Опоздаете еще к Светлане Викторовне. Лиза от программы отстанет, медаль ей не выдадут. Я к вам прихожу-то изредка, не обременяю вас ничем…

— Приходила бы почаще – может, я была бы к тебе благосклонна.

 

Старшая дочь пришла пожелать маме успехов, их мама иногда ездила по деревням с ансамблем – совершенно бескорыстно, как шефская помощь для деревенских домов культуры, иногда она и в спектаклях играла, например, Снегурочку. Мама уезжала. Вика пришла к ним с розами. Но мама ее развернула сразу – “Лизу надо отвезти к Светлане Викторовне”.

От роз остались лишь стебли, когда Вика, разозлившись, ощипала все лепестки.

Они с мамой скандалили.

— Я вам не нужна. И внук вам не нужен.

— Да, так не нужен, что мы его содержали – и неплохо, кстати, содержали, — пока ты доучивалась. Когда еще какая-то надежда на тебя была.

Вика – промоутер.

— Кем мне еще быть, если я на дневном в техникуме.

— Кем? Здравомыслящей девушкой, которая сначала бы подумала о карьере, а не о детях.

— Как Лиза?

— Как она! Естественно!

Лиза отошла от парадной, чтобы слепить снеговика, будто бы это ее заинтересовало, но все ее желания очень просты – она не хотела стоять рядом с мамой и Викой, когда те, впутав и Лизу, обменивались взаимными претензиями.

Шар из снега все распадался… Лиза его поправляла, крутя в руках, но он распадался… Она отходила от мамы все дальше, прекрасно зная, что сегодня ее уже никуда не повезут: мама занята. Лиза крикнула, что “погреется дома”, и ей махнули – “иди”. Вика, криво усмехнувшись, принялась удивляться перед мамой – “как же ты отпустила Лизу, что, знания ей уже не нужны?”. Вика никогда не попрекала Лизу лично – все это передавалось через маму, через дедушек, через всю семью.

Лиза поплелась к себе, раздумывая над тем, чем она может помочь сестре? Но она не знала. Когда Вика “принесла в подоле”, Лиза еще слабо понимала, что это означает. А означало это то, что у них никогда уже не будет спокойно. Вика была отчаянно влюблена, а родители – очень разочарованы в ней, и, конечно, никто в выражениях тогда не стеснялся. Мама швырнула в окно учебники старшей дочери с криком – “бездарность, зря на тебя столько денег потратили”. Вику перевели на дистанционное обучение. Она несколько раз убегала из дома. Плакала. Потерпела крах в отношениях. Потом убегала уже с сыном.

Лизе уже не прощали никаких промахов. Если она приносила неудовлетворительную оценку, то у нее забирали все гаджеты. Если задерживалась с девчонками хоть на пятнадцать минут, то ее разыскивали всей толпой. Думали, что сценарий старшей сестры может повториться у Лизы. Зато Вику все время попрекали младшей.

— Лизу у нас к репетиторам ходит, а не то, что ты – не по дискотекам. Мы ее еще на вальс отдадим. Будет настоящей леди. И парня потом встретит приличного. Не то, что ты.

“Не то, что ты” – звучало в каждой фразе.

 

Вика смотрела на Лизу волком. Помимо проблем с сестрой, на Лизу навалилась вся ответственность за надежды родителей – если не она, то уже никто. На третьего ребенка их ничто не сподвигнет.

— Здравствуй, Лиза, — соседка заносила в подъездный тамбур лопату, — Чего идешь и не здороваешься?

— Доброго вам вечера.

— По тебе не скажешь, что он добрый. В школе поругали?

— Нет.

Лиза не говорила, что ее фотографию каждый год размещают на доске почета. Зато об этом вдоль и поперек было рассказано Вике. Да, заслуги Лизы все видят. Но ей совсем не нравится сидеть до полуночи над учебниками. Иногда Лиза засыпала прямо над книгами и тогда ей снились кошмары о том, что она тоже приходит домой с малышом. Правда, не в 16, а в 17.

— У меня лопата треснула, — соседка постучала ей, стряхивая комья снега, — Не смогла дочистить тротуар.

— Надо позвонить в управляющую компанию, они и расчистят.

— Звонила, но это только завтра. Не хочешь чайку?

— Спасибо, мне домой надо.

Если кто-то увидит, что Лиза была у тети Вари, то родители ее до школы будут водить под конвоем. Тетя Варя – сообщник Вики. Когда Вика убегала из дома, то сочувствующая женщина приводила ее к себе. Раньше мама с ней даже дружила, но после того, как Варя не “сдала” Вику обратно, а разрешила пожить у нее, женщины поссорились.

— Я теперь для тебя нежелательная компания, — огорчилась тетя Варя, — Скажи, пожалуйста, маме, что мне жаль… Надо было мне убеждать твою сестру снова и снова возвращаться домой, но она так рыдала, что я не могла…

Всем вокруг было, в чем раскаиваться…

— Лиза, что это такое? Ты куда у меня отпросилась? Домой!

Разговор с соседкой был замечен.

Зато мама с Викой пришли к какому-то общему знаменателю, и старшенькая даже согласилась с ними посидеть – проводить маму. Это вместо Лизиного репетитора.

Лиза обрадовалась, но оказаться рядом с сестрой для нее уже некомфортно. Она протянула Вике грибочки в банке, которые та попросила, и Вика, буркнув холодное “спасибо”, вытрясла их на тарелку.

— Давайте за семью! – предложил папа, — Какие бы у нас ни были разногласия, я верю, что все утрясется. Вика, ты малого-то с кем оставила? Приводи и его. Хоть показывай нам иногда.

— Я плачу однокурснице. Наши дети тоже знакомы.

 

— Какое безрассудство, — удивился отец, который еще секунду назад призывал забыть все разногласия, — Ребенок с какой-то девицей, которая сама еще ребенок. Как и ты. Лиза, как думаешь, это нормально? Ты, когда подрастешь, будешь вести себя так безответственно?

— Я вообще ничего такого не хочу, — сказала Лиза.

— Учись, Вика. Она вот в свои 17 о глупостях не думает.

Попытка наладить отношения закончилась тем же, чем и всегда.

***

— Варя, хоть ты скажи – что с нами не так? Мы вообще не состоялись, как родители, — мама Вики и Лизы снова начала дружить с соседкой Варей, — Я звоню Вике – она сбрасывает. Сына науськивает против нас. Я звоню Лизе – она не сбрасывает, но и советов наших не слушает. Сама себе на уме.

— Что говорите-то?

— Про деток, конечно!

Лиза во всем превзошла Вику. И в замужестве, и в карьере. Она стала и бакалавром, и магистром. Можно было и в аспирантуру пойти, но зарабатывать деньги оказалось куда занимательнее. Ей все удавалось. У мужа еще до женитьбы был кучерявый песик, который, тогда еще щенок, стал и для Лизы любимцем. Сестру она превзошла. Во всем. Кроме одного – кроме детей. Это фраза родителей.

Что-то такое крепко засело в Лизе, что дети ее пугали до дрожи.

Они с мужем объездили весь мир, даже разнообразные острова. И не останавливались на достигнутом. Столько еще можно увидеть, столько денег накопить!

Но вот нравоучения от родителей становились все более прилипчивыми.

— Мама, что тебе из Мексики привезти?

Они созванивались трижды в неделю.

— Внучку.

— Ты знаешь, как я отношусь к этому. Если ты будешь пилить, то я не буду звонить.

Негативно относится.

— Лиза, ты одиннадцатый год замужем. Я не допекала тебя, когда ты была в магистратуре. Мы молчали, когда вы зарабатывали на свою первую квартиру. И как-то думали, что, если ты у нас не удалась, то муж-то твой захочет наследника.

— Леша со мной солидарен.

— Что за напасть такая… Две дочери. И две крайности. Вика не удалась. Мыкается теперь по комнатам, по вахтам… Ты-то умнее и богаче, вам хоть пятерых можно… А ты не хочешь. Где мы вас проглядели??

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,337sec