— Хочешь, бери ребёнка себе, мне не жалко.

У Ксении было удлинённое лицо с карими, чуть навыкате, глазами, крупные зубы и тяжёлый подбородок. А вот волосы были густые, тёмные, вились крупными локонами. Если заколоть их на затылке, получалась пышная причёска, но тогда недостатки лица становились заметнее. Поэтому Ксения всегда ходила с распущенными волосами.

Фигура у неё тоже не очень, словно её лепил неумелый мастер. Но фигуру можно скрыть одеждой, а вот лицо…

Иногда на улице кто-то из парней кричал ей в спину:

— Эй, девушка, давайте познакомимся!

 

Но когда она оборачивалась, он лепетал извинения, мол, обознался, и убегал прочь.

— Зачем уродине такие волосы? – вздыхали завистливые одноклассницы.
Ксения и сама бы с радостью обменяла их на любые жидкие и блёклые, лишь бы лицо было симпатичнее, хоть чуточку.

Подруг у неё не было. А вот мальчик один нравился. Он сидел в соседнем ряду и иногда просил списать домашнее задание или подсказать во время контрольной работы. Училась Ксения отлично.

Однажды этот самый мальчик пригласил её в кино. Ксения была на седьмом небе от счастья. После сеанса они шли домой и разговаривали. Парень то и дело оглядывался назад.

— Кого высматриваешь? Боишься, что увидят тебя со мной? – прямо спросила Ксения.
Парень покраснел и смутился.

У дома он неловко поцеловал её. И тут же из-за угла дома раздался гогот его друзей. Ксения сразу всё поняла. Мальчишки поспорили, сможет ли их товарищ поцеловать уродину.

— Что они обещали тебе за это? – выкрикнула Ксения в лицо парню и убежала домой.
Больше она не смотрела в его сторону, списывать тоже не давала.

— Не расстраивайся, хватит и на твой век мужчин. Я же вышла замуж, и ты выйдешь, — успокаивала Ксению такая же некрасивая мама.

Ксения окончила школу с золотой медалью и поступила учиться в университет на экономический факультет. Училась легко и закончила его с красным дипломом. Но завидовала другим, более симпатичным сокурсницам, которые гуляли, выходили замуж и даже рожали детей во время учёбы.

После окончания университета отец, между прочим, довольно известный адвокат, у которого было много полезных знакомых, устроил дочь работать в серьёзную фирму.

Коллеги Ксении спешили после работы домой, к мужу и вечно болеющим детям, а Ксения наоборот, задерживалась допоздна, доделывая за всеми работу. Ей спешить было некуда. Сотрудницы за это любили безотказную Ксению, а начальство ценило. На неё можно положиться. Сделает всё чётко, без ошибок и в срок.

В благодарность за помощь коллеги пытались познакомить Ксению с кем-то из друзей своих мужей. Чаще всего это были разведённые мужчины, оставившие квартиру жене и детям. Устав от скитаний по съёмным квартирам и случайным знакомым, они и рады были бы прибиться к надёжному берегу. Тут и Ксения сгодилась бы. Но только она так не хотела. Как все молодые девушки, Ксения мечтала о любви. Горько плакала по ночам и корила судьбу, что родилась такой некрасивой.

 

Потом умер отец, а через два года и мама. Они были оба в годах — поздний брак, единственный поздний ребёнок. Осталась Ксения одна на всём белом свете. Время шло, возраст неумолимо приближался к тому рубежу, когда возможность родить здорового ребёнка сводилась к минимуму.

Одна из коллег предложила Ксении поехать в отпуск на юг.

— У нашего генерального директора были с этим проблемы, — понизив голос, сообщила она. – Он хоть мужик крепкий и видный, а неплодовитый. Жена мечтала о ребёнке, а разводиться не хотела. Дом полная чаша, у каждого по крутой иномарке, статус в обществе… Врачи посоветовали им с очень прозрачным и тонким намёком съездить на море и хорошо отдохнуть.

Поехали они отдыхать в Турцию. Там она и согрешила с красивым молодым официантом, предварительно узнав у него группу крови. Ну, чтобы в случае чего муж ничего не заподозрил. Понимаешь, к чему я веду?

— А ты откуда знаешь? Про директора? – тоже шёпотом спросила Ксения.

— Неважно. Главное, все счастливы. У директора наследник растёт. На отдыхе все мужчины одинокие, независимо, есть ли в паспорте штамп о браке. Загоришь, отдохнёшь, глядишь, и сладится с кем-то. Только выбирать надо красивого, чтобы улучшить породу.

— Как щенка с родословной выбирать или лошадь на аукционе? – возмутилась Ксения.

— Типа того. А как ты хотела? Можно, конечно, и здесь попробовать, но мало ли что? Встретиться можно. А зачем тебе проблемы с его женой? А там все приезжие, все разведённые и одинокие.

Не очень Ксения верила в успех предприятия, но вязла отпуск и поехала на море. Однажды, гуляя по набережной, она познакомилась с приятным мужчиной. Он подходил по всем параметрам: крупный, плечистый, видный. Ксения сделал вид, что подвернула ногу. Он, конечно, как джентльмен, поддержал её, уберёг от падения, довёл до ближайшего кафе, где они и поужинали.

Ксения не стала юлить, прямо сказала, что ей от него нужно. Мужчина не убежал, не стал смеяться, лишь внимательно посмотрел на неё. И всё понял.

Домой она вернулась загорелая, отдохнувшая и счастливая, ещё не зная, что беременная. Через две недели поняла, что всё получилось. А через девять месяцев родила симпатичную девочку.

Роды принимала акушер-гинеколог, которая всё понимала про таких, как Ксения, не осуждала. К некрасивой женщине никто не приходил, радостных записок не писал, под окном не кричал ей слова благодарности.

На выписку доктор подарила Ксении две баночки смеси для искусственного вскармливания, упаковку памперсов и свою визитку с номером личного телефона. Мол, звони, если что. С врачом они подружились. А девочку Ксения назвала Викторией.

 

Баловала её отчаянно, отдавая всю свою нерастраченную женскую любовь. Девочка росла красавицей, избалованной и капризной, ни в чём не знала отказа. От матери взяла только красивые волосы, во всём остальном была копией отца.

Конечно, парни за ней увивались. Училась Виктория плохо. После школы продолжать учёбу не собиралась. Ещё в одиннадцатом классе влюбилась в рокера. Гоняла с ним на мотоцикле все вечера напролёт. Как Ксения ни ругала, ни предостерегала дочь, ни уговаривала, та мечтала только о замужестве. Хорошо, что аттестат всё-таки получила, не бросила школу.

Обе устали от ссор и скандалов. Однажды Ксения вернулась домой после работы, а на столе её ждала записка, в которой дочь просила не искать её. Сообщала, что уехала со своим рокером в Москву, он сделал ей предложение…

И что делать? В полицию обращаться? Только вряд ли будут искать её дочь. Совершеннолетняя, уехала добровольно с любимым человеком. Поплакала Ксения и с головой ушла в работу.

Прошло больше года, когда раздался звонок от подруги, той самой, что принимала роды. Ксения сразу насторожилась. В последнее время они редко созванивались, а ещё реже виделись.

Подруга не стала ходить вокруг да около, сразу перешла к делу, сказав, что одна молоденькая роженица написала отказ от ребёнка.

— Фамилия, имя, адрес прописки… Это не может быть совпадением. В общем, это твоя дочь.

— Господи, — только и смогла выдавить из себя Ксения.

— Ты не рыдай, а лучше приезжай ко мне поскорее, пока твоя дочка не сбежала из отделения. С неё станется. Я её отказ попридержала. Нужно уговорить её забрать сына из роддома, выписаться, как положено, с документами. Если откажется, тебе будет гораздо сложнее забрать внука. Ты ведь не откажешься от него? Я так и знала, потому и звоню. А дальше видно будет. Может, и одумается Вика, станет нормальной матерью. И такое бывает. Думаю, бросил её отец ребёнка. А мальчик хорошенький, как ангелочек. Есть небольшие проблемы со здоровьем, но решаемые.

И Ксения бросилась в роддом. Увидела дочь и ахнула. Облезлая бродячая кошка лучше выглядит. Вика матери не обрадовалась. Но просьбу забрать назад отказ от сына выслушала внимательно.

— Хочешь, бери его себе, мне не жалко. Видеть его не могу. Но взамен дай мне денег. Я знаю, у тебя есть, — сказала Вика.

Ксения отдала дочери почти все деньги, что накопила. С цветами встречала её с сыном из роддома. Надеялась, что одумается. Но дочь к ребёнку интереса не проявляла, не подходила, грудью кормить отказалась. Даже не участвовала в подборе имени.

— Как хочешь, так и называй, — сказала, а через три дня сбежала.

 

Ксения назвала внука Георгием. Так звали того случайного мужчину, что принял участие в появлении на свет дочери. Оформила на себя отпуск по уходу за ребёнком. Наняла няню в помощь. Теперь она хорошо зарабатывала, могла себе это позволить.

Директор ценил Ксению, поэтому пошёл навстречу, дал возможность работать дома. Деньги нужны, а дети растут быстро, им столько всего нужно.

Внука Ксения любила до безумия, но не баловала. Боялась повторения ошибок с дочерью. Мальчик рос спокойным, радовал бабушку своими мелкими детскими достижениями и звал её мамой. Болел, конечно, куда же без этого, особенно, когда пошёл в садик. Но верная подруга обеспечивала лучших знакомых педиатров.

Когда Георгий стал постарше, Ксения объяснила ему, что она не мама, а бабушка. А мама далеко, но скоро приедет.

Она растерялась, когда Георгий спросил, почему мама не звонит и не пишет ему. И тогда Ксения придумала писать сама письма от имени мамы. Сначала он верил, радовался, ждал. А потом ему надоело получать письма с пустыми обещаниями скорой встречи и признаниями в любви. Да и письма бабушка давала без конвертов. Откуда им взяться?

Мама всё не приезжала, Георгий перестал ждать писем, и Ксения бросила их писать. Всё было хорошо. Одного только боялась Ксения, что однажды Вика одумается, приедет и заявит права на сына. Ещё хуже, если увезёт куда-нибудь далеко. Ксения уже и жизни своей не мыслила без солнышка Георгия.

Однажды она получила настоящее письмо из США. Сердце затопила тревога. Дрожащими пальцами вскрыла конверт. Дочь писала, что вышла замуж, живёт в Америке. У неё свой дом. Да, муж старше намного. У него от первого брака две дочери, а он мечтает о сыне. Дочитав до этого места, Ксения схватилась за сердце. Вот оно, то, чего она все эти годы боялась.

Сходила на кухню, попила воды, чтобы успокоиться, и снова принялась за письмо. Вика писала, что родить не может. Когда муж узнал, что у неё в России остался сын, стал уговаривать забрать его в Америку. Дальше Вика описывала, как ему там будет хорошо, что рядом лучшая в штате школа. … А о том, как её сын жил всё это время, Вика даже не спросила. В общем, в скором времени она собирается приехать…

От волнения и тревоги, Ксения забыла, как дышать. Она лежала на диване, рядом валялось письмо. Такую картину застал Георгий, когда пришёл из школы.

— Снова мама написала? – спросил он, криво усмехнувшись.

— Это настоящее письмо, из Америки. Твоя мама скоро приедет и заберёт тебя с собой, — произнесла Ксения и заплакала.

— Может, «Скорую» вызвать? Какие таблетки тебе принести? – заволновался Георгий. — Ба, никуда я не поеду, ни в какую Америку. Как я тебя тут одну оставлю? Не нужен я был ей все эти годы, теперь мне не нужна она, — по-мужски, серьёзно и основательно сказал он.

 

Но легче Ксении не стало. От дочери всего можно ожидать. Через две недели пришло ещё одно письмо. На этот раз дочь писала, что надоел ей старый муж, что она решила от него уйти. Но чтобы начать жизнь на новом месте, нужны деньги. Бракоразводный процесс будет долгим, после развода Вика получит от мужа приличную сумму, но до тех пор нужно на что-то жить.

Ксения сразу догадалась, чего хочет дочь. И не обманулась. Дочь просила продать их большую квартиру в центре города, купить себе поменьше, а ей выслать определённую сумму. Она имеет право на жилплощадь, как и мать. Она снова торговалась: деньги в обмен на сына.

Не раздумывая, Ксения стала искать покупателя на большую старую квартиру. Целыми днями она бегала по конторам и организациям. Через два месяца они с Георгием переехали на окраину города, в новостройку. После просторной квартиры родителей, она показалась тесной и неуютной. Но за окнами открывался вид на лес, а вдалеке бежал нескончаемый поток машин по трассе. По вечерам он превращался в бегущий разноцветный поток огней.

Георгий пошёл в новую школу. Ксения попросила на этот раз дочь выслать отказ от любых претензий на сына. Только тогда вышлет ей нужную сумму. Так посоветовала всё та же подруга, чтобы избежать новых попыток шантажа.

Только страх и тревога за внука не отпускали. Ксения успокоится лишь тогда, когда Георгий станет совершеннолетним и сможет сам решать, с кем и где ему жить. Долго ещё она с опаской и трепетом подходила к почтовому ящику, а от звонков вздрагивала.

Но Виктория больше не писала. Ксения надеялась, что у дочери всё хорошо, что она счастлива, жива и здорова. Прислушивалась к себе. Ведь говорят, что мать чувствует своего ребёнка, где бы тот ни находился.

То ли связь между ними была потеряна, то ли с дочерью, и правда, всё было в порядке, но кроме тревоги за Георгия, Ксения ничего не чувствовала.

С возрастом лицо её покрылось морщинками, черты сгладились, стали мягче и даже красивее. Оборачиваясь назад, на свою жизнь, Ксения ни о чём не жалела. Пусть не было в её жизни любимого мужчины, но есть любовь к внуку, всепоглощающая и готовая на любые жертвы.
Лишь бы Господь дал сил пожить подольше, поставить внука на ноги, дождаться правнуков…

Воспитание детей – сложная штука. Нужно уметь чувствовать разницу между понятиями заботиться и баловать. Не навреди – эти слова можно применить и к воспитанию ребёнка.

«Детей нужно баловать, вот тогда из них вырастают настоящие разбойники»
Ханс Кристиан Андерсен «Снежная королева»

««Нет», сказанное с глубокой убежденностью, лучше, чем «да», сказанное только для того, чтобы обрадовать или, хуже того, чтобы избежать проблем»
Махатма Ганди

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,405sec