Хрупкое крепкое счастье

— Везет тебе, Саша, такого мужчину отхватила! — в очередной раз вздохнула Катя, задумчиво помешивая ложечкой сахар в кофе.

— И что вы все, как сговорились? Кирилл — самый обыкновенный! Но, хороший, тут не поспорю, — ответила со смущенной улыбкой Александра.

Лучшие подруги сидели в кофейне, куда захаживали частенько еще со студенческих времен, когда, собственно и завязалась их дружба.

 

Екатерина была высокой, жгучей брюнеткой, с юности за ней закрепилось прозвище «Кармен». Александра — невысокой шатенкой, уже в марте щедро покрывавшейся веснушками не только по лицу, но и по плечам и вообще всем открытым частям тела.

Обе выучились на специалистов по связям с общественностью и неплохо трудоустроились. Саша два года назад встретила Кирилла, у них случился бурный, по всем штампам романтических комедий роман и дело шло к свадьбе. Трудился Кирилл программистом и практически закончил самостоятельно выплачивать ипотеку за квартиру, в которой они с Сашей в настоящее время жили. Там же планировали и свить семейное гнездышко.

Кате везло в любви меньше — она раз за разом влюблялась в плохих парней. То художник, гений которого требовал вечных похвал, материнской практически заботы и алкоголя… То странный лысый парень, с горящим взором рассказывающий всем, что умеет видеть ауру… Последний кавалер Кати чудился приличным… Но лишь в конфетно-букетный период протяженностью ровно две недели. Затем, когда девушка съехала к нему из своей съемной квартиры — она была из другого города вообще, то начался кошмар… Жесткий контроль, сцены ревности… И вот теперь Екатерина сидела напротив лучшей подруги и задумчиво то в окно глядела — там накрапывал дождь, то покусывала пухлые губы, как всегда — в алой помаде.

— Кать, что-то случилось? — встревоженно спросила чувствительная ко всякой чужой беде Саша.

— Да, случилось… И я не знаю, что делать! — подруга всхлипнула, выхватила бумажную салфетку и аккуратно прижала к носику. — Макс меня выгоняет! А еще… Все мои сбережения забрал! А зарплата только через две недели! Похоже, на улице ночевать буду, с бомжами! — и девушка горько заплакала.

— Катенька! Ну, что ты такое говоришь? — потянулась к ней через стол, поймала бережно за руку и ободряюще легонько сжала ее. — Он ни единой твоей слезинки не стоит! А ты можешь у меня пожить! Квартира у нас — целая трешка, ну, много нам одним даже! Поживешь, отдохнешь от ада этого… Потом уже, спокойно, как получишь зарплату, подберем тебе квартиру новую, я у знакомых поспрашиваю, может, кто сдает…

— Саша! Ты меня спасла! — улыбнулась подруга и захлопала ресницами. — Ой! Только мне так неудобно… Я обещаю, буду как мышка, вы меня и не заметите!

Этим же вечером прекрасная «Кармен» появилась на пороге лучшей подруги и ее мужчины, который эту новость воспринял с некоторым удивлением, но в целом положительно.

 

— Добрая ты душа, Сашенька, — сказал и поцеловал нежно любимую.

Александра хлопотала старательно — купила для Кати новенький комплект постельного белья, полотенце новое в ванну повесила и даже в ее комнату плед свой любимый — с мопсами, отнесла. И еще — выставила к вечернему чаю, который распивали за знакомство, набор дорогущих эклеров из кондитерской, очень Катей любимой.

И подруга не осталась в долгу — на следующее утро встала буквально на рассвете и к тому времени, как на пороге кухни появился заспанный Кирилл, уже был готов завтрак. Омлет с колбасками, оладьи с изюмом и тосты с сыром. А еще Катя отжала из апельсинов свежий сок.

— Ого! Давно так не завтракал… Спасибо! — изумленно поблагодарил Кирилл.

Он привык уже готовить сам — Саше кулинарная наука не давалась абсолютно, но по утрам не заморачивался и спеша на работу, обыкновенно довольствовался бутербродами.

— Очень вкусно, во! — поблагодарил снова, подняв большой палец в знак одобрения.

Катя смущенно улыбнулась и захлопала ресницами:

— Да я так… Люблю домашнюю кухню готовить… Кофе еще?

Вот и застала Александра, вставшая на полчасика позже любимого, такую картину — Катя стоит возле него и склонившись, подливает кофе из турочки. Одетая в короткий, лавандового тона шелковый халатик. Черные волосы рассыпались по плечами пышными локонами. На ногах — элегантные тапочки на каблучках с пушистыми помпонами.

— Катя завтраком угостила! — простодушно поделился маленькой своей радостью Кирилл. — Присоединяйся!

— Спасибо, — ответила растерянно Саша. — Но я на диете, ты же знаешь…

Вообще вес девушки с точки зрения доктора, которого она посещала, был в норме, но ей казалось, что животик мог бы быть более плоским, а на бедрах тревожили полосочки целлюлита. Из-за этого, когда оставались с Кириллом наедине, она, стыдясь несовершенств, всегда просила выключить свет.

После завтрака все стали собираться на работу. Кирилл предложил подбросить Екатерину до работы — всего-то и нужно было сделать небольшой крюк.

Вечером хорошо провели время вместе — играли в монополию, которую Кирилл просто обожал и смотрели французскую драму.

 

— Хорошо выспаться, — пожелала «Кармен» подруге. — Сладких снов! — добавила для хозяина дома и метнула на него один, но пронзительный взгляд, губу прикусила и скрылась в своей комнате.

День пролетал за днем… Александра не могла сказать, что Катя — плохая соседка по квартире. Подруга нигде не мусорила, всегда мыла за собой посуду и вообще проявляла изрядное рвение помогать по хозяйству… Непонятно было, когда вообще успевала при том, что вообще то, тоже работала!

Екатерина даже часто готовила ужины на всю компанию и были это не полуфабрикаты и не банальные котлеты на скорую руку, а нечто особенное — лазанья по-сицилийски, кальмары фаршированные артишоками, лимонный торт со взбитыми сливками.

И в один прекрасный день Саша с болью и злостью к собственной персоне призналась самой себе, что подруга ее тревожит… Она вроде и не делала ничего такого, но…

То встречала Кирилла у порога, как возвращался с работы и помогала снять верхнюю одежду, чему парень безмерно удивлялся. Спрашивала, как у него прошел день и слушала внимательно, не просто поддакивая, а говоря что-нибудь умное. Сама Александра не любила говорить о работе дома и не раз просила Кирилла не грузить ее скучными проблемами, в которых ничего не понимала все равно…

Однажды «Карман» вышла из ванной в одном полотенце, с мокрыми волосами и нечаянно столкнулась с Кириллом. Взвизгнула и убежала к себе. Парень потом весь вечер ходил с пунцовыми щеками и долго перед гостьей извинялся.

К счастью, близился вроде бы день зарплаты…

— Так, вот, адреса и телефоны… Я им сказала, что моя подруга будет квартиру смотреть, — вручила Кате исписанный листок.

— Ой, я все сказать тебе хотела…

Подруги сидели на кухне. Оглушительно пахло печеньем с корицей, испеченным «Кармен».

— В чем дело?

— Я эту зарплату, почти всю, родным отправить должна… Мама заболела, лекарства нужны! Сашенька, миленькая, а можно я еще чуточку у вас поживу? Я как мышка, честно! И за коммуналку, кстати, заплачу, что с меня причитается…

 

— Да, конечно, живи у нас! — Саша почувствовала себя жутко виноватой за все, что успела надумать про подругу.

Естественно, невозможно было торопить ее со съездом в такой тяжелой ситуации.

Вскоре Александра узнала, что ее повышают. А значит… Она надеялась поговорить о том, что возможно, стоит побыстрее узаконить их отношения? Он вот-вот должен был внести последний платеж и закрыть ипотеку. Теперь можно было подумать и о том, как сделать квартиру полностью своим, домашним, семейным гнездом…

Александра шла домой и размышляла о том, что возможно, удастся уговорить Кирилла избавиться от той страшной резиновой лодки, которая хранилась на лоджии. Он все грозился, что отправиться однажды в турпоход, но был занят то одним, то другим. Вместо этого девушка хотела устроить там многоярусную полку, где можно бы поместить горшки с цветами — мама обещала поделиться саженцами. А там… Возможно, они даже участок дачный купят возле ее родителей! Вот об этом всем Саша и повела разговор, когда вернулась домой… Подруга куда-то ушла и ей показалось, что это подходящий момент для откровенного и важного разговора. Но вопреки ожиданиям, Кирилл энтузиазма не разделял.

— Это моя лодка… — насупился обиженно. — И я в поход пойду, уже выбираю, куда… Дачу я не хочу. Извини, но мне в детстве хватило все лето то сорняки дергать, то жуков колорадских собирать! А жениться… Слушай, а разве не я это должен предлагать? Куда ты торопишься, Саш?

— Я просто думала, ты семью хочешь! Ты мне что, врал? — у девушки задрожали губы.

Она резко отодвинулась от него, когда потянулся обнять.

— Не трогай!

— Да я хотел…

— Ты меня никогда не слушаешь!

— Нет, ты меня! — вскипел в ответ Кирилл.

— Я к маме и папе поеду ночевать!

— Ну и пожалуйста! — выкрикнул вслед ринувшейся собирать сумку возлюбленной Кирилл.

Александра ушла, громко хлопнув дверью. Они редко ссорились, но в последнее время недопонимание просто витало в воздухе, подобно приближающейся грозе.

Саша не знала, что вскоре после этого в их с Кириллом квартиру вернулась Екатерина.

 

Она нашла Кирилла в растрепанных чувствах, рассерженного и сперва долго стояла, не решаясь подойти… А потом шагнула к нему. Не для того, чтобы поговорить… Потому что для того, что она намеревалась сделать уже давно, слов не нужно было…

Александра решилась помириться с Кириллом только через два дня. Набрала ему в обеденный перерыв на работе — просто чтобы сказать что-то вроде «привет», «как дела?» и «чего захватить в магазине?». Ей казалось, что лучше продолжить жить как ни в чем не бывало. Все равно, казалось, бесполезно говорить опять! Не хотелось снова поссориться.

Но оказалось, что абонент недоступен. Когда набрала позже — это повторилось. Саше это не понравилось… А вдруг что-то случилось?!

Домой поехала на такси — так спешила. Не звоня, своим ключом открыла дверь…

— Кирилл! Я дома, — разулась, сумочку на тумбу коридорную.

— А, это ты.

К ней вышла «Кармен». Снова в халатике, на этот раз красном и с кружевами. И почему-то вышла она из их с Кириллом спальни.

— Что… — в сердце кольнуло дурное предчувствие. Еще мозг не подсказал, что же случилось, а уже стало дурно, мир начал вращаться.

— Саша! — за лучшей подругой появился возлюбленный в пижамных штанах.

— Я тебе звонила…

— Прости, я… сам думал тебе позвонить… Нам нужно поговорить! — и отвел глаза, чего никогда раньше не делал.

— Кирилл… Катя! Что… Происходит? — дрожащим голосом спросила девушка.

— А ты еще не поняла? Котик, ты что, сам не можешь сказать? — повернулась к Кириллу и тронула его кончиками пальцев по щеке. — Ну, ладно, я понимаю, тебе тяжело… — снова повернулась к подруге.

— Тебе лучше уйти. Вещи твои вон так, в кухне, в сумках и коробках. Не бойся, ничего не забыли, Кирилл сказал, что тут точно твое… было.

— Катя…

 

— Что? Чего тебе еще не понятно? — бывшая подруга усмехнулась. — Свое счастье, милая, знаешь ли, нужно беречь, лелеять…

— Так, вот что! — наконец-то набрался духу Кирилл. — Саша, прости! Но между нами все кончено! Нам придется расстаться и прямо сегодня!

— Но… Как же так? Мы же… Пожениться хотели! Я ведь… люблю тебя… — по щекам девушки катились слезы.

— Вот только не надо истерик!

— Я тебя люблю!

— А я, извини, понял, что у нас семьи не получится.

— Тебе лучше уйти. Это больше не твой дом. Я тебе сочувствую… И желаю обрести счастье. Просто… С другим мужчиной. Ты умница. Правильная. Ты будешь счастлива!

Саша ничего не ответила. Просто выбежала из квартиры. Долго сидела на лавочке у подъезда и плакала. Затем вытерла слезы, купила в киоске бутылку воду и совсем успокоившись, вызвала такси… Водителя попросила помочь забрать вещи из квартиры.

Девушка вернулась домой, к родителям, но ничего им долго не рассказывала — казалось, боль легче будет пережить в одиночестве и потом не покидало ощущение, что она тоже виновата как-то в случившемся…

Работу оставить было невозможно, так что продолжила ходить на нее. Был еще только один пропущенный звонок от Кирилла… Но она не перезвонила. Так прошло еще две недели…

— Ты почему молчала? — спросила хорошая знакомая Надя, которая была старше Саши на десять лет.

— О чем?

— Что тебе лучшая подруга жизнь сломала!

— Она…

— Увела твоего мужчину, да! И они женятся!

 

— Что…

— А ты не видела? Он вон, на страничке у себя в соцсети написал об этом…

Александра покачала головой и отошла в сторону. А потом вовсе быстро ушла из гостей. Ей было все равно. Поженятся ли лучшая подруга и бывший ее жених. Пойдет ли он в поход…

Боль была слишком велика и в какой-то момент Александра решила, что просто должна запечатать ее внутри и не трогать никогда-никогда. Потому что иначе не выдержит. А ей нужно продолжать жить… И однажды, несмотря ни на что, все-таки стать счастливой.

Автор: Анна

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,407sec