Весна настала

Осень пришла с дождями, ветрами, и истопник Семён каждый день носил дрова в Ванюшкину комнату ещё с вечера, чтобы утром не будить мальчика.

Ваня 6oлeл. Он с грустью смотрел на капли дождя, змеями сползающие по стеклу окна и искривляющие золотые картины сада. Мама читала Ване книжки, но мальчик рассеянно смотрел в окно и спрашивал:

— А когда весна?

 

— Что ты, ангел мой. Ещё только закончилось лето. Прежде весны будет долгая и холодная зима.

Видя, что малыш нахмурил брови, мать добавила:

— Но зимою будет наш самый любимый и радостный праздник – Рождество Христово.

Ванюшка слабо улыбался, а мать трогала его лоб и просила Анисью поставить самовар.

Дни тянулись один за другим, как серые вагончики медленно ползущего поезда. Ваню лечили настоями, горькой микстурой. Доктор Иван Сергеевич считал Ванин пульс и писал на бумажке латинскими буквами новый рецепт.

Перед Покровом к Ване в комнату принесли щегла. Разноцветная маленькая птичка прыгала в клетке. Отец сказал Ване:

— Ну вот, теперь тебе будет веселее! Щегол песни станет петь, как весной!

Ваня обрадовался. Он подолгу сидел возле щегла и всё рассматривал его. Птица первые дни вела себя тихо. Ваня беспокоился:

— Няня, а почему он не поёт? Что с ним? Он тоже болен?

Старушка успокаивала мальчика:

— Он на новом месте, родной. Скоро обвыкнет и станет тебе петь, вот увидишь. Пташки, они осторожные и нежные создания. Эх, вольному бы волю… Клетку бы ему побольше.

Няня накрывала на ночь клетку своим старым платком, чтобы рано утром птица не будила весь дом.

Ваня всё ждал, когда щегол будет петь. Он научился кормить птичку, подливать ей воды и даже сам, садясь у клетки, начинал тихонько присвистывать и щёлкать языком, показывая пример «пения».

Казалось, птичка прислушивалась и, склонив на бок головку, с удивлением смотрела на Ваню, будто на учителя, дающего урок.

Наконец на улице распогодилось, солнышко стало проглядывать по утрам, Ваня начал поправляться, и доктор посоветовал прогулки после завтрака.

 

Однажды, возвращаясь с прогулки, Ваня услышал ещё в передней пение щегла. Он радостно воскликнул:

— Няня, няня, он научился!

А щегол, увидев вбегающего мальчика, не перестал петь. Маленький, шустрый, он легко скакал по жёрдочкам и насвистывал свою незатейливую нежную мелодию.

Солнце освещало клетку, стоящую у окна, и Ваня теперь почти всё время смотрел, как повеселевший щегол поёт свои песенки.

— Маменька, мой щегол стал настоящим артистом! Он с каждым днём поёт всё лучше и лучше, как весной!

К Ване приходили соседские дети слушать птицу, и каждому гостю в доме мальчик показывал своего щегла, как самую дорогую для него ценность.

Зимой Ваня почти не болел. На Рождество он заказал себе подарок – новую просторную клетку для щегла. Желание мальчика родители исполнили, и скоро птица переехала в новый домик.

Всем показалось, что щегол стал веселее и петь стал чаще. Ваня улыбался, а няня, любившая птичку не меньше Вани, часто приговаривала:

— Эх ты, пташка божья… Вольному бы волю…

Ваня, сидя у клетки, стал представлять птичку в лесу, на своём гнездышке, с птенчиками, среди листвы берёз.

— А они в лесу так же поют или лучше? – спросил он как-то у няни.

Няня улыбнулась и ответила:

— Конечно, лучше. Их там много, целые семьи. Потому и песни их веселее. Там их родной дом.

Перед праздником Пасхи все ходили в церковь. На окошке в детской няня поставила рядом с клеткой щегла корзиночку с крашеными яйцами. Настроение у всех было хорошее, предпраздничное.

— Ну, вот, Ванюша, и весна твоя долгожданная настала, — сказала мать. — Сейчас она ещё ранняя, а совсем скоро и цветы распустятся, и птички на улице громче запоют.

Ваня задумался. Он смотрел на своего пернатого любимца, и говорил ему:

— Скоро в твоём лесу песен много будет. Твои сородичи там запоют. Да… А ты здесь. В клетке…

 

В день Пасхи мама зашла в комнату к Ване, чтобы позвать его к завтраку. Мальчик сидел у открытого окна. Женщина ахнула:

— Сынок, ты что это? Разве можно? Простудишься, Ванечка! — она быстро закрыла окошко и строго пригрозила Ване указательным пальцем. А потом только увидела счастливую и одновременно мечтательную улыбку сына.

— Что? – не сразу поняла мать. Она глянула на открытую клетку и всё поняла.

— Ты его отпустил? – с удивлением спросила она. – Сам так решил? И не жалко?

— Жалко… — ответил мальчик, — потому и отпустил. Он сейчас уже к своим летит. Домой. Вот будет встреча…

Ваня обнял мать и сказал:

— А нам тут и так весело. Ведь весна настала!

Елена Шаламонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,385sec