Как Степаныч соседа воспитывал… Рассказ

Степаныч со своей старухой всю свою жизнь жили с соседями мирно, дружно. Можно сказать в гармонии… Вместе справляли праздники. Вместе и невзгоды переживали. Вместе и детей растили, помогая друг другу за ними приглядывать, когда была необходимость… Хорошие были времена…

 

Но жизнь идёт своей чередой. Дни проходили за днями, жаркие летние месяцы сменяли холодные, осенние, студёные зимы – вытесняли весенние капели… Пролетели годы, будто и не было… Ушёл один закадычный сосед Витёк, потом померла баба Оля… Так, вскоре остался Степаныч без друзей вовсе…

Долго бабкин участок стоял бесхозным. Избушка её стала разваливаться потихоньку… Внукам участок тот был без надобности. Взяли, да и продали они его одному шибко деловому гражданину предпенсионного возраста по имени Вадик… Степаныч поначалу обрадовался. По привычке взял чекушку и двинулся знакомиться… Подошёл к хлипкому ещё заборчику.

— Хозяевы!

Навстречу ему вышел хлипенький мужичишка небольшого роста в красных коротеньких шортиках. Хитрые, маленькие глазки вопросительно смотрели на старика.

— Чё тебе, дед?

— Дык чё… Знакомиться вот пришёл. Сосед я твой.

— А…

— Иван Степаныч я,– дед протянул руку, – будем знакомы.

Тот кивнул в ответ: « Вадим»…

— Чё же, строиться будете, или тёть Олин домик восстанавливать?

— Строиться…

— Мож выпьем за знакомство?

— Не… Не пью я…

Дед ушёл от нового соседа расстроенным.

Дома его поджидала супруга. Баба Валя прищурилась : « Ну, чё? как, познакомилися?»

— Мутный какой-то. Глазки бегают. Ещё и не пьёт… Не… Не подружимся…

— ЛибО кодированнай?

— Небось,- старик зло сплюнул,– моду взяли…

Потом Вадик начал строиться. Старики помогали, чем могли. Дед старался угодить. Где инструмент даст, где советом, то кусок землицы уступил, то водицу из колодца разрешил брать…

 

Шло время. Сосед выстроил добротный дом, гараж размером с дедову избу… Потом забор поставил двухметровый, загородив Степанычу всё обозрение… Как тут теперь… Наобщались в общем…

И с чего-то вдруг, стал Степаныч замечать, что сторонится его сосед. Здороваться стал через раз… Не нужны стали соседи-то… Обида закралась в его стариковское сердце. Но делать нечего. Так и жили… Как чужие… Непривычно было. Но дед смирился.

Последние деньки августа… Жаркие, невыносимо знойные дни наконец-то закончились. Надумала дочка Степаныча с мужем на отдых умотать. А внучонка, Серёжку к дедам привезли, те и рады. Мальчишка шустрый…

Степаныч встал пораньше. Открыл настежь прикрытые Валентиной с вечера окна. « Замёрзли, понимаешь ли , они»,– ехидно подумал он, и вышел на крылечко, подымить. На улице – благодать… Птички поют, заливаются, всё зелено, на огороде краснеют крупные, с кулак каждый, помидоры, огурчики пупырчатые зеленеют… Хорошо…
Вдруг, благостное настроение деда как ветром сдуло. За высоким забором завизжала, заныла на всю округу болгарка. От резкого, неприятного звука проснулся трёхлетний Серёжка.

— Баб, чего это?

— Спи, спи детка…

Но пила выла и выла, не переставая. Какой уж тут сон!

Так продолжалось и на следующий день, и на другой… Дед не выдержал. Сам то он любил встать часов в пять утра, пока все спят ещё, по огороду пройтись, покурить, чайку попить, птичек послушать… Но дитё малое-то, другое дело!

Двинулся старик соседа вразумлять. Подошёл к высокой калитке. Дождался как болгарка умолкла, постучал.

— Кто там?

— Вадь, выйди…

— Чего?

— Вадим, понимаешь, внучок у нас. Маленький.

— И чё?

— Спит ещё.

— Ну… Пусть спит…

— Дык это… Ты же на всю Бекетовку зудишь пилой своей. Какой тут сон людЯм…

— А когда мне, по жаре чтоль работать!

— Ну можа вечерком. Мине позови, помогу. Внучка заберут скоро…

Дед виновато опустил глаза.

— Я ж понимаю… Ну и ты мине пойми…

— Да пошёл ты на … отсюда. Ходишь тут…

— Ну, спасибо, сосед…

 

Дед аж за сердце схватился: « Вот это соседа Бог послал,а?!» Стало обидно и больно… Ведь он к нему со всей душой… Как же так то! Он шел с опущенной головой, погруженный в свои мысли. Навстречу ему широко размахивая руками летел сын ещё одного его соседа, Васёк.

— Здоров,дядь Ваня!

— Здоров, Васёк.

— Как жисть вообще. Чёт смурной, дядь Ваня?

— Ды как сказать… Вот иду от нового соседа… Послал меня…

— Не понял? Он чё там, края потерял!

— Ага,- кивнул старик,– потерял. Пилит и пилит с пяти утра… А у меня внучок спит ещё.

— Да слушаем и мы. Достал уже.

— Прям в отместку проучить охота…

— А давай дядь Вань. Они, смотрю спать часов в девять уже ложатся… Так мы им,а?

— А чё, хорошая мысля!

— Давай, дядь Вань, если чё, помогу!

Весь день старик ходил как побитый. Как то не по людски вроде… А вечером, когда на посёлок спустились сумерки, семья вышла посидеть на воздух, подышать, Степаныч глянул на окна соседа. И правда ведь, темно… Спят…

— Чё, Серёжка, давай жестяночку, чтоль, выровняем,а?

Валентина удивлённо уставилась на деда: « Ты чё, старый, совсем кукуха поехала, ночь на дворе!» Тот засмеялся: « А ничо, мы потихонечку, да внучок!»

— Ага, дед, давай!

За неимением « продвинутых» инструментов, дед по старинке взял в руки молоток. Небольшую гаечку дал внуку.

— Вот, Серёжа, стукай от тут, по заборчику. А я вот, жестяночку заодно выправлю, давно хотел.

Первым по забору саданул малыш.

— Хорошо, деда? Железный забор запел в ответ…

— Хорошо! Молодец!

 

Из-за забора выглянул Васёк: « Чё, дядь Ваня, жесть правишь?»

— Ага!

— Мне тож надо бы дровишки попилить…

К стуку молотка и отвёртки присоединился лобзик Васьки…

Через пять минут в доме Вадима загорелся свет. На крыльцо вышел разъяренный сосед.

— Вы чё там, соседи, одурели! Люди спят уже!

— Так то люди, а ты кто? Ты Вадик, одно слово! Да и мои соседи не спят ещё!

— Вырубай на….., а то так и нарваться можно,– перекрикивая лобзик Васьки, прорычал сосед,– ваще оборзели…

— Да ты чё? А сам то не боисси,– вступила баба Валя,– а то прям, загрозил! Сам то как делаешь? Не стыдно? Старика, тебе в отцы годится, посылаешь, бессовестнай! Лобзик затих. Из-за забора выглянула рыжая физиономия Васьки. Вадик зло таращился на высокий забор. Трудно ругаться, когда не видишь лица оппонента. В тишине, вдруг раздался голосок Серёжки: «Деда, стукать еще?»…

— Не, внучок, не стукай… А если энтот дяденька завтра с утречка опять начнет тебе спать не давать, то вечерком ещё постукаем…

Утром, проснувшийся дед вышел на крыльцо. Стояла звенящая тишина, изредка прерываемая далёким лаем чьей-то собачонки и заливистым пением соловушки в ближайшей берёзовой рощице…

Так то…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,383sec