Как тут сынок живет

Свекровь бесцеремонно открыла холодильник, потом забрякала крышками кастрюль.
В доме не прибрано, в холодильнике пусто, пеленки постирать и то не удосужилась…
Лена все думала об этом неожиданном визите. Свекровь приехала, как строгая комиссия, будто бы проверить состоятельность ее — Лены, как жены и матери.
Почему-то казалось, что она провалила этот строгий экзамен…
***

— Привет, молодой папанька! — отец, улыбаясь высунулся из-за поднятой крышки капота своего «Москвича».

— Здорово, отец! Ленку сегодня выписывают, думал, с тобой съездим? А, ты, вон, ковыряешься, опять, чего-то? – озадачился Олег.

— Ну, так, не бухти, а помоги, лучше! – отец мотнул головой приглашая.

Теперь они «ковырялись» уже вдвоем.

В родильное отделение районной больницы они приехали поздним вечером, Лена уже ждала. Однако сразу погрузиться не удалось, она кормила дочку.

— Тебя, тоже тут забирали, — вспоминал отец, пока они ждали, сидя в машине с открытыми дверками, — на колхозном «ГАЗоне» тогда, за тобой с Маринкой примчался. По колдобинам то, всех Богов вспомнили! Дорогу, тогда еще не построили.
Шофером Дядя Игнат работал. Он мне говорит: «Сын у тебя родился – одним то пузырем, не отделаешься!» Да и попили, потом с ним! Все говорил: «Я твоему Олежке как крестный!»
Ревел, ты всю дорогу, да так, что потом чуть не год все твой рев то в ушах звенел. А Игнаша глуховат был, ничо, рулит себе, да песенки попевает!

— Эй, папочка, чего сидишь?! Иди, встречай своих красавиц! – крикнула появившаяся на крыльце пожилая медсестра.

Олег, вдруг растерявшись, выскочил из машины и почти бегом, запнувшись на крыльце, кинулся к раскрытой двери.

— Да, не суетись, ты! – строго глянула на него медсестра. — Бери осторожно, и под ноги смотри.

Олег, получив в руки совсем нетяжелый сверток, действительно, вдруг забыл куда смотреть и как ходить.

Он все озирался, то на Лену, то на это маленькое существо, которое вручили ему в руки, а он никак не мог приноровиться, как его держать, то на выщербленные ступеньки, по которым надо было спускаться.

Дочка смотрела, молча, почти не мигая, будто изучая его, и он страшно боялся споткнуться, а отцовская машина, вроде рядом стояла, почему-то вдруг оказалась так бесконечно далеко…

***
Лена сидела вся растрепанная, кормила сопящую от нетерпения Иру, так они назвали дочку.

— А, ты, куда? — Лена, подняла припухшие от недосыпа глаза на собирающегося Олега.

— Мужики, говорят, проставиться надо! У нас все проставлялись! Традиция! — Олег спешил.

— Я думала, баню подтопишь! Стирка вон накопилась… — попыталась остановить его Лена.

— Давай, завтра!

— Так пеленок чистых уже почти не осталось…

Договорить она не успела, Олег, уходя, уже закрыл дверь.

— Ну, вот и опять мы с тобой одни… — Лена ласково смотрела на засыпающую Иринку.

***
Ира спала. Лена вздыхала: хочешь — не хочешь, а за водой иди.

Как-то по иному скрипнула калитка, вскоре в дом вошла незнакомая женщина.

— Здравствуй, ты, наверно, Лена? — строго глянула она.

— Да! А, Вы, кто? — немного растерялась хозяйка.

— Я Олежкина мама, Марина Андреевна, а он где?

— Да, ушел куда-то к мужикам, проставляться… — осторожно проговорила Лена.

И подумала: «Надо же… Свекровь заявилась с проверкой, как тут без нее сынок живет…»

 

***
Марину Андреевну невестка знала из рассказов Олега и свекра Виктора Сергеевича.

Когда Олегу было пять лет, Марина, бросив все, уехала в город, устроилась на работу в городскую больницу и стала там, кажется, завотделением.

Олежку растила мачеха — Нина Петровна, а родная мать больше в деревне не показывалась. Свекор иначе как «Маринка — кукушка», в разговорах ее и не называл.

— Знаю, слышала! Неделю уже ходит, проставляется вместе с Витькой. — пренебрежительно проговорила Марина Андреевна, чем еще больше смутила Лену.

— У них традиция… — промямлила невестка.

— Ты хоть спишь? – спросила вдруг гостья. — Вон круги под глазами. И постирать надо! — свекровь, хмурясь, оглядывала комнату. А пеленаешь, где? — опять строго спросила Марина Андреевна.

— Тут, на диване… — показала Лена, отвечая на последний вопрос.

— Купаете? — продолжала допрос гостья.

— Думала, сегодня выкупаем и сама помоюсь, да и постирать надо. Только воды нету, а я от Ирки отбежать не могу. Мама должна завтра прийти… — пожаловалась вдруг Лена.

— Так, сейчас баню затопим. Ведра где у вас? — энергично взялась свекровь. – Коляска то есть?

— Нету… — призналась Лена.

— А гуляете, как?

— Хожу с Ирой по двору, кругами. На руках качаю… Иногда мама с ней гуляет… — Лена совсем растерялась.

— И сколько вы так ходите, минут десять? Спина то уже отваливается, наверно? А ешь, ты, чего? – сыпала вопросы Марина Андреевна как из рога изобилия.

— Мама в магазин ходит. Иногда приходит с Ирой посидеть, я и приготовить успеваю.

Свекровь бесцеремонно открыла холодильник, потом забрякала крышками кастрюль.

— Так, где тут у вас, что? — она по-хозяйски шарила в ящиках стола, потом открыла лаз погреба за печкой…

Вскоре на плите уже парила кастрюля, что-то шкворчало на сковороде, а по дому расплывались аппетитные ароматы.

— Ну-ка, дай, дочку! — Марина Андреевна забрала с Лениных рук Иру. — А, ты иди, поешь.

Потом Марина Андреевна топила баню, а Лена, положив Иру в кроватку, уснула.

— Иди помойся, и пеленки перестирай, потом Ирку купать будем! — командовала свекровь…

***
— Сегодня вам коляску прикатят, — уверенно заявила Марина, собираясь на автобус. — Ну, ладно, растите! — попрощалась она.

Лена с Иринкой опять остались вдвоем.

 

Лена все думала об этом неожиданном визите. Свекровь приехала, как строгая комиссия, будто бы проверить состоятельность ее — Лены, как жены и матери. Почему-то казалось, что она провалила этот строгий экзамен.

В доме не прибрано, в холодильнике пусто, пеленки постирать и то не удосужилась… Но, как это все успеть в одиночку? И Олег, как назло в то же время ушел со своей «традицией». Получается, что и он тоже, вроде как виноватый…

Почти на закате, снова скрипнула калитка. Лена бросились к двери, чтобы попытаться уговорить не шуметь выпившего Олега. Но это оказался вовсе не он. Пришла мама.

— Лена, я там вам коляску прикатила. — начала Лида негромко. — Новая почти. Тети Нади сын — Сашка из города привез. Павлик то у них уж из нее вырос. Ему другую купили, сидячую… Там и матрасик есть.

— Спасибо, мама! — обрадовалась Лена.

— Мне ее Надя прикатила, говорит у вас нету — берите, пользуйтесь! — пояснила мама. — Так что это не мне, а Наде спасибо надо говорить!

— А твой где?

— К мужикам проставляться ушел! — Лене опять стало неловко за Олега.

— Он уже который день проставляется? — с неприязнью спросила мама.

— Мама, не начинай! — взмолилась Лена. — Он хороший, работящий! Ну так положено у них…

— Интересно… Когда он нужен — его нет! Ладно, завтра в магазин схожу, потом занесу вам чего-нибудь вкусненького… — мама, вздохнув, ушла.

***
В ожидании Олега входную дверь на засов Лена так и не закрыла. От этого было не уютно, а временами даже страшно. Однако ночь с дочкой они проспали вполне спокойно.

В очередной раз поднеся Иру к груди, Лена вспомнила, как мама уговаривала ее: «Ну, что ты удумала?! Ненадежные они! Вся семья у них такая!»

Их любовь с Олегом развивалась очень быстро. Казалось, что эти искренние чувства могут все…

И даже перевоспитать этого «непутевого», как называла зятя Лида, но такого доброго и ранимого Олега, как казалось Лене…

А потом Виктор Сергеевич и Олег пришли свататься…

***
— А что без меня мать приезжала? — проспавшись, спросил Олег.

— Да, все тут проверила, баню истопила… — Лена не знала, как Олег отнесется к визиту матери и говорила очень сдержанно. — Мне кажется, я ей не понравилась.

— А что тебе ей нравиться? У нее своя жизнь, а у нас своя! — успокаивал Олег. — Я ее с самого ее отъезда не видел. Ни разу не была, а тут нарисовалась!

— Она мне помогла очень. Столько всего переделала! Когда бы я с Иркой со всеми делами то управилась… — заступилась за Марину Андреевну Лена.

— Она всегда так! Я помню, делает сама да ворчит. Это чтобы отцу стыдно было, что он не сделал. Так и тут. Баню она натопила, это чтобы мне досадить: «Вот он не сделал, а я сделала!»

 

Лена, сидя в широком кресле, опять кормила Иру.

— А, еще, Тетя Надя, нам коляску отдала, мама прикатила! — вспомнила Лена.

— И ты взяла? Я же говорил, сам достану! — вдруг разозлился Олег.

— Я в ней уже Иру катала, так хорошо. Она спит и мне легче! Руки хоть отдохнут. Ты же постоянно занят!

— Ну, ладно! Только как подрастет, обратно укачу. Нам чужого не надо! А пожрать у нас чего-нибудь есть? — Олег шарил в холодильнике. – Ого! Это когда ты успела? — искренне удивился он.

— Это тоже Марина Андреевна приготовила.

— А ничего! Есть можно! — перекрывая звон ложки о тарелку, проговорил Олег. — Я на работу! — он отодвинул освободившуюся тарелку и ел прямо из сковороды. — Вечером воды натаскаю, баню подтоплю…

И он ушел, чтобы вернуться лишь к вечеру другого дня.

***
Лена с усилием катила коляску по подсыхающей грязной улице. Сегодня они с Ирой впервые шли в детский сад.

— Эх ты! Святая душа! Все думаешь, он с мужиками пьянствует?! Он же у Вальки ночует! – по секрету наговаривала попутчица — Аня, ведущая за руку сына в садик.

— Ты то, откуда знаешь?

— Так вся деревня знает, только ты все ему веришь! Уже год, наверно, он к ней похаживает. По первости через огород ходил, а сейчас — через калитку. Не стесняется.

Лена уже слышала всякие намеки, но все казалось, что это неправда. Наговаривают соседки от нечего делать.

***
— Давай, пока для первого раза — часа на три! — воспитательница Алена, взяла Иру на руки.

Лена долго стояла в детской раздевалке и, прячась за шкафчиком, наблюдала за Иринкой. А та никак не хотела спускаться с алениных рук и молча озиралась на играющих ребятишек.

Когда Лена выглянула в следующий раз, Ира уже сидела на полу, держа в руках какую-то растрепанную куклу.

Надо было как-то провести оставшиеся два часа и Лена, сама не совсем понимая почему, пошла в сторону дома Валентины.

Зайти она никак не решалась и, пытаясь не выходить из переулка, все стояла у палисадника. Заметив прохожего, Лена сразу отходила дальше в переулок. Ничего не происходило и она пошла обратно в детский сад.

 

***
— Играет тихонько. — успокаивала ее Алена. — Забирать будешь? Вон смотри, как играет!

Лена, прячась за Алену, заглянула в группу. Ира опять играла с какой-то куклой.

— Может, еще пусть побудет, а спать домой пойдем. — решила она.

— Ну, давай, через часик приходи, попробуем пообедать, да и заберешь.

Лена опять отправилась на свой пост у дома Валентины. И, конечно, за этот час там опять ничего не произошло.

***
Местами дорога почти просохла и катить коляску оказалось легче. Иринка засыпала и Лена, старалась отвлечь ее, то срывала одуванчик на обочине, то показывала пасущегося в стороне теленка, то вдруг Ира сама отвлекалась на гомонящих гусей.

— Лена, вот ты где! — навстречу торопилась взволнованная Тетя Надя. — Ничего-то ты не знаешь! Мама-то твоя… – женщина заплакала. – Сирота ты теперь, Лена! Лида то ум_ерла.

— Как?! Да что Вы такое говорите? – Лену затрясло.

— Да, пришла ее проведать, а она в сенях лежит! Утром наверно преставилась! — сквозь слезы рассказывала Тетя Надя.

После того как не стало Лиды, Лена и думать забыла про Валю и Олега. Она ходила как тень. Одна Ирка ее держала. Заставляла подниматься каждое утро и жить дальше.

Олег постоянно отсутствовал. Только ночевать приходил, а иной раз и не появлялся…

***
— Да я с тобой, как в болоте! — выговаривал Олег. – Ты меня не замечаешь. Тебе абсолютно плевать, где я бываю! Ты отсталая какая-то! Безразличная.

— Ты же знаешь, что все хозяйство на мне. Ира маленькая. А я все в одни руки. Олег, надо подождать. Дочка вырастет – полегче будет.

— Сколько можно ждать, жизнь-то проходит?! Валькин дядя в городе на работу с собой возьмет! Я в этой деревне теперь точно не останусь! — Олег говорил все жестче.

— Вот оно что! Валька? Валькин дядя? Значит правду люди говорят?

— А мне все равно кто и что говорит. Ухожу я от тебя, поняла?

— А как же мы?! Как же Ирочка?

— Что, вы? Я же алименты платить буду. Буду высылать!

Работы в деревне не было. Хозяйство распадалось. Техника давно не ремонтировалась, весь скот был продан. Да, в этой ситуации все выживали, как могли, многие уезжали, кто-то находил работу в городе и ездил туда каждый день.

— Сейчас время такое. Связи нужны, а у тебя, уж извини, нет никого. С тобой мне всю жизнь тут киснуть?! — добивал Олег. — Ну все — не реви! Я уже все решил! — и он, забрав сумку с вещами, вышел из дома.

 

Лена стояла, подперев косяк двери большой комнаты, к ее ногам жалась Ира.

— Папа… – захныкала Ирка, будто понимала, что отец навсегда покинул дом.

— Ушел наш папа… — сквозь слезы проговорила Лена.

***
На ночь Лена опять не стала запирать дверь. Почему-то казалось, что Олег одумается и вернется. Но он так и не пришел.

На самом деле, его отсутствие уже не вызывало тех неудобств, что раньше. Ира подросла и теперь Лена многое могла делать без помощи Олега. Иногда он даже как будто был лишним, как в гости пришел.

«Как-нибудь, проживем!» — успокаивала сама себя Лена, помешивая кашу для Иринки в кастрюльке на плите.

Потом они стали собираться в садик, на самом деле, в их жизни, пока, как будто ничего и не изменилось.

Скрипнула калитка, Лена насторожилась: «Неужели, пришел!»

В следующее мгновение в раскрытую дверь стремительно вошла Марина Андреевна.

— Что? Ушел… да? — без приветствия начала она.

— Сказал, что со мной у него не будет никакого развития! — Лена вдруг почувствовала, как из глаз хлынули слезы.

— Так у них с его отцом то традиция – месяцами не просыхать, то развития им подавай! — с раздражением, проговорила Марина Андреевна. — Ну-ка садись. Давай, выговорись! — и она усадила Лену на диван. – Не держи в себе. Поплачь, Лена! И начни с чистого листа.

Лена разрыдалась. Рядом, будто понимая причину материнских слез, заплакала и Иринка.

Марина Андреевна взяла ее на руки и стала успокаивать, а Лена скрылась в большой комнате.

— Вот и Виктор, твой свекор, такой же! — рассказывала Марина, когда Лена, немного успокоившись, вышла. — Хотя, тот меня за порог выставил…
Я же фельдшером тут работала, носилась одна на три деревни. Как-то пешком к бабушке одной, за три километра, ушла. А с ночи такой ветер налетел, и дождь зарядил…
Обратно приползла уж часа в три. Захожу домой то. Замерзла!..
А у него там Нинка… Это с ней он живет сейчас. Вместо извинений, Виктор залепил пощёчину и приказал уходить, и не появляться, а то зашибет. За что?! Рано вернулась?
Я в чем была — на остановку и в город на последнем автобусе… Хорошо, приютили добрые люди. Пошла к знакомым — учились вместе. У них две ночи и ночевала.
Потом в областную устроилась. Жила в ординаторской. Хотела Олежку забрать, а куда я его привезу?
А через три года, когда квартиру дали, он от отца уже и уезжать не захотел. Ему уже восемь лет было.
Надя, подружка то моя, все звонила, да рассказывала, как он тут живет. Так я и про тебя узнала.
А вчера позвонила, говорит: «Олежка то насовсем к Вальке ушел. Уехал с ней!»
Я и приехала, на первом же автобусе.
Прости меня, Лена!

 

— За что, Марина Андреевна?

— За то что не смогла сына достойным человеком воспитать!

— И, Вы, меня простите, что осуждала вас раньше. Думала, что Вам не понравилась, когда впервые Вы к нам приехали. Помните, какой беспорядок в доме был у меня? Как Вы тогда посмотрели на меня?! Хотелось сквозь землю провалиться.

— Нет, Лена. Я просто поняла, что сын мой недалеко от Виктора ушел. Жалко мне тебя стало, как представила, что судьба тебя моя ждет…
Ты, давай, собирайся! — Марина Андреевна, решительно поднялась. – Поедете с Ириной ко мне в город. Квартира у меня трехкомнатная. Садик рядом. Я тебя к себе в отделение санитаркой возьму, на первое время! Как ты тут одна то?! Как с Ирой жить будете?

Лена кивнула свекрови…

Через час две женщины стояли на остановке. Рядом с ними весело бегала девочка.
Иринка радовалась, что едет к бабушке в город. Марина ни на секунду не усомнилась, что она правильно поступила.

А Лена с робкой надеждой в душе на счастье смотрела на свою дочку. Она знала, что настало время провести ревизию своего жизненного багажа, и начать жизнь с чистого листа, как посоветовала свекровь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,391sec