Кепка

Наташа потянулась насколько это позволяло пространство их большой машины. Откинула спинку сиденья, с удовольствием вытянула ноги, потом вернула спинку в первоначальное положение. Минуту назад промелькнул указатель: Турбаза «Галкино» 100 км.

— Чуть-чуть осталось, — сказала она.

Сидящий за рулем муж молча кивнул. В пути они уже несколько часов. Наташа предвкушала долгожданный отдых на этой турбазе, о которой многие восторженно отзывались. Турбаза располагалась на берегу озера в тихом месте, и позволить себе там отдых могли, в основном, люди состоятельные. У Наташи с мужем был забронирован отдельный домик с собственной банькой и с выходом к лесу.

 

Начался неровный участок дороги, Владимиру пришлось снизить скорость. Впереди на обочине стоял голосующий. Подъехав поближе, они увидели, что это пожилой человек, видимо, местный, в полинявших штанах, клетчатой хлопковой рубашке и светлой бейсболке с большим козырьком. Владимир остановился и опустил стекло со стороны жены.

— Здравствуйте, вы, наверно, в Галкино? – сразу же проявил любопытство дед.

— В Галкино, — подтвердила Наталья.

— То я и вижу. Машина-то у вас больно хорошая. А мне по пути, в Калиновку. Не подвезете? Хоть до поворота.

— Садись, дед, — улыбнувшись сказал Владимир.

Дедуля проворно забрался на заднее сиденье и тут же заговорил.

— Тут километров десять. До поворотки-то. А вы сами откуда? Наши? С области? Большая область у нас.

— Да, местные почти, — полуобернувшись к деду, сказала Наташа. Ее забавлял этот говорливый старичок, который уже рассказывал про грибы, ягоды и рыбу в озере. Какая-то деталь, правда, смутила ее сначала, Наташа не могла понять, что именно, а вскоре после того, как дед сел в машину, она об этом забыла.

Появился указатель поворота на Калиновку. Владимир притормозил.

— А может, довезете старика? Тут до деревни-то километр всего, и не заметите, как доедем.

Наташа нахмурилась, Владимир не увидел этого.

— Конечно, докинем, отец, какие вопросы.

Отказать пожилому человеку было неудобно, и Владимир свернул на не асфальтированную колеистую дорогу. Когда подъехали к деревне, старичок предложил зайти к нему в дом.

— Да хоть на полчаса. Кости разомнете. Я вам чайку своего заварю, бабка моя блинов с утра состряпала.

Залитая вечерним солнечным светом деревенька выглядела так уютно-маняще, что Наташе захотелось выйти из машины, подышать этим воздухом, действительно, как следует размять затекшие от долгой езды ноги и спину.

— Могу и самогоночкой домашней угостить, — хитро прищурился дед.

— За рулем не пью, — улыбнулся Владимир.

 

— Так можете и ночевать. Одна разница, что к вечеру в Галкино приедете, что с утра, — дед перевел вопросительный взгляд на Наташу. – А, хозяйка?

— Нет-нет, спасибо, — вежливо улыбнулась Наташа. – Мы только отдохнем минут десять и поедем.

Навязчивый дедуля начал ее утомлять.

В доме их встретила сухощавая опрятная старушка. Была она полная противоположность супругу: неулыбчивая, молчаливая.

— Проходите, — только и сказала она и ушла греметь посудой за печку.

В доме было чисто, пахло едой из печи. Не успели Владимир и Наташа присесть, как дверь отворилась, и вошел огромный мужчина с загорелым грубоватым лицом.

— Здорово, дед! Что за гости у тебя?

Он заглянул в комнату.

— Да вот, в Галкино едут. Подвозили меня.

— А-а, ну ладно, пойду я.

— А я сейчас чайку вам заварю, — засуетился дед. – Вы такого чаю сроду не пили. Травки всякие сам собираю, сам и высушиваю.

Дед снял с головы кепку и положил на лавку рядом с Наташей.

— Володя, помоги мне кое-что из машины принести, — вдруг вскочила Наташа и быстро зашагала к двери.

До машины Наташа почти бежала. Остановившись возле пассажирской дверцы, она сказала мужу:

— Открывай, уезжаем. Быстро!

— Наташ, что случилось-то?

— Быстро заводи машину, говорю!

Наташа задергала ручку двери. Наконец, щелкнул замок, и она буквально вскочила на сиденье.

— Теперь можешь объяснить, с чего это ты так сиганула? – спросил Владимир, сдаваясь назад, чтобы развернуться.

Наташа нервно оглядывалась.

— Быстрей, быстрей!

Только когда они выехали за деревню, она слегка успокоилась и перестала оглядываться назад.

— Фу-у-у-х. Ты ничего подозрительного не заметил?

— Нет. А что я должен был заметить?

 

— Я сначала тоже внимания не обратила, дед-то сзади сидел. А когда мы в дом зашли, поняла, где-то я ее уже видела…

— Кого видела, Наташа? Ты о чем?

— Кепка! Бейсболка, что у деда на голове была! Он ее как со мной рядом положил, тут я и вспомнила!

До трассы оставалось проехать еще метров пятьсот.

— Остановись-ка, — велела мужу Наташа.

Владимир подъехал ближе к краю неровной дороги и затормозил. Наташа достала из сумочки телефон, нашла нужную фотографию.

— Вот. Это я вас в майские праздники фотографировала, помнишь?

На фото компания мужчин позировала возле мангала.

— Помню. И что?

— Посмотри на Гриню!

Владимир приблизил к глазам монитор.

— Ну. Такая же кепка, ну и что?

— Не такая же, — Наташа увеличила фото. — А та же самая! Такую кепку в магазине не купишь. Видишь? – Она ткнула пальцем в экран. – Эмблема Гринькиного мотоклуба. Это они недавно специально под заказ делали. Для себя. Помнишь, нам Гриня в тот день как раз и рассказывал!

Наташа снова постучала по монитору, будто возвращаясь в тот майский день, когда они, собравшись на шашлык, видели Гриню в последний раз.

Григорий Масленников, которого друзья-приятели звали Гриней, пропал в конце июня, около трех недель назад.

— Наташа, не загадывай загадки.

— Какие загадки! Говорю тебе, это Гринькина кепка у деда!

— На-та-ша. Скажу проще. Я не понимаю ход твоих мыслей, — Владимир требовательно посмотрел на жену.

Наташа закатила глаза.

— Ну вспомни! В тот день, когда Гриня пропал, он ехал в Галкино! Один!

— Точно! Вот черт… И то есть ты хочешь сказать…

— Наконец-то, ты соображаешь.

В Галкино тогда Гриня так и не появился, его телефон был отключен, поисковые действия не дали результатов. В последний раз его видели на заправке в ста километрах от города, действительно, по направлению к Галкино.

 

— Мне этот дедок сразу подозрительным показался, — деловито говорила Наташа. – Ну хорошо, не сразу, а когда попросил до деревни докинуть. Сначала только до поворота просил, а когда доехали – довезите, говорит, старика. А потом вообще в дом стал приглашать.

— Ну а, по-твоему, ему надо сразу, стоя на обочине, в гости на самогон приглашать? – Владимир коротко рассмеялся.

— Да это у них схема такая! Выработанная. Постепенно действовать, чтобы не спугнуть.

— Какая схема? Кого не спугнуть?

— Жертву! Которую они в свою Калиновку заманивают!

— Да кто они?!

Наташа опять закатила глаза.

— Ты что, до сих пор ничего не понял? Дедок первым делом что спросил? Вы в Галкино? Знает, что в Галкино люди небедные ездят. Помнишь, он еще что-то про нашу машину сказал? Похвалил, типа дорогая у вас машина.

— Наташа, да к чему ты все?

— А к тому, что они заманивают туристов, избавляются от них и присваивают имущество!

— Наташа?

— Что Наташа! Сам смотри. Дед предложил выпить самогона и остаться ночевать. Раз. Мы отказались, тогда он про чай начал. Два. Сразу же появился этот мордоворот. Три. Бабка эта нелюдимая чего-то на кухне за печкой химичит…

— Стоп-стоп-стоп, — Владимир потер виски. – Думаешь, Гриню они того… убили?

— Конечно! Опаивают человека самогоном или чайком своим. Мордоворот этот от тел избавляется. Ты его видел? Ему ничего не стоит на одно плечо меня взвалить, на другое — тебя. Бабка следы заметает.

— Что-то не клеится, Наташ. Наличных сейчас почти никто не держит. Да и потом, куда они машину девают?

— А им, может, машин хватает! Да и другого добра, драгоценности те же, в машине разные вещи люди возят. А, может, эти деревенские так, мелкая сошка, за проценты работают, а машины кто-то другой сбывает. И никто не догадается здесь искать, в глухомани этой. Никто безобидных старичков не заподозрит. Так что, скажи спасибо, Володя, спасла я нас с тобой.

— В вашей версии, Шерлок, еще одна несостыковка. Кепка. Никогда убийца не будет носить одежду жертвы. Это же сразу навлекает подозрения.

— Ну-у, преступники тоже совершают ошибки. Не забывай, Гриня пропал – и это факт. Где тогда он, по-твоему? О, господи…

— Что опять?

 

Наташа не мигая смотрела через лобовое стекло. Владимир повернул голову. Прямо на них, растопырив руки, шел Гриня, целый и невредимый, в большой соломенной шляпе, и улыбался во всю ширь. Володя открыл дверцу машины.

— Кого я вижу! Ребя-а-а-та! Какими судьбами? – Было видно, что Гриня навеселе.

Наташа и Владимир вышли из машины. Оба еще не совсем опомнились.

— Гриня… Так ты живой? – спросил, наконец, Володя.

— А какому мне еще быть? Живее всех живых! – еще шире осклабился Гриня.

— Ты чего пропал-то? Тебя же ищут. Ты бы хоть о жене подумал, о сыне.

— О них-то я и подумал. – Гриня открыл дверь машины и сел на заднее сиденье, оставив ноги снаружи.

— Жене от меня только деньги нужны. Сын-бездельник. Ни учиться, ни работать. А тут дед Семен на дороге, попросил подвезти. Автобусы не ходят, так он попутки ловит. А не хошь, говорит, мил человек, я тебя самогоночкой домашней угощу? И так хорошо, ребята, стало после дедовой самогонки.

Я и подумал, приеду в это Галкино. Там все такие же, как я. Начнут друг перед другом меряться, кто круче. И все там на высшем уровне, как в Турции. Рыбалка, и та питомник. И стоит ради этого в такую даль тащиться, когда у деда Семена вон какая красота! Настоящая! Не искусственная. Понял я, ребята, что устал от всего. Пашу, как черт, а все только требуют – больше! Больше! Да ну их всех!

Гриня махнул рукой и свесил голову, тут же поднял и спросил:

— А вы-то здесь как?

Наташа и Володя переглянулись.

— Да мы тоже деда твоего подвозили.

— Да вы что? – обрадовался Гриня и приподнял шляпу. – Во. Поменялись с ним. А чего не остались? Я у Васи живу. Видели Васю? Крупный такой. Добрейшей души человек! Он мне такие места показал! Рыбалка там – мм! – Гриня собрал пальцы горсточкой, поднес к губам и причмокнул. – А тишина какая! Благодать! Надежда Никитична, жена деда Семена, пироги такие печет – во! – Он хлопнул себя по пузу и засмеялся пьяным смехом. – Как дети гостю радуются. Вася даже денег за проживание брать не хотел. Вот такие дела.

Гриня опять свесил голову и стал грустным.

— Неправильно мы как-то живем, ребята. За наживой гонимся, а что-то важное упускаем.

Гриня замолчал, упав щекой на сиденье. Шляпа его съехала на бок.

— Кажется, он заснул, — сказала Наташа.

— Ну дела-а-а, — протянул Володя. – И что теперь скажешь, Шерлок?

Наташа фыркнула.

— Да кто мог от Гриньки такого ожидать.

Она потормошила его за плечо.

 

— Гриня. Гринь.

— А? Чего? – Гриня встрепенулся, поправил шляпу. – Пойду я.

Он вылез из машины.

— А может, останетесь? Посидим вместе, а? Хоть на денек.

— Гриня, — не обращая внимание на предложение, начал Володя. – Ты когда возвращаться думаешь?

Гриня опять махнул рукой.

— Да знаю я все. Знаю. – Он помолчал. Казалось, Грине не хотелось говорить на эту тему. – Вернусь, ребята. Скоро уже. Еще несколько деньков отдохну от всех и вернусь. А вы куда ехали-то?

— А мы в Галкино, Гриня.

— А. В Галкино. Ну бывайте.

И Гриня, слегка пошатываясь, направился в Калиновку.

Владимир с Наташей снова сели в машину и посмотрели друг на друга. Каждый не знал, что сказать. Владимир молча завел мотор, и большой черный автомобиль мягко тронулся с места.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,401sec