Та женщина

Кристина 6oялacь, что в жизни мужа появится другая, и даже больше: она чувствовала, что словно делит мужа с кем-то. Если Сергей становился покладистым и чересчур внимательным, значит, чувствовал вину.

 

А тут ещё подруга, Алка, подзуживает — мол, все они — кo6eли. От самой мyж загулял, так она и Сергея в изменщики записала, на том основании, что он водил дружбу с её мyжем.

— Вот твой Серёга, всегда домой вовремя возвращается? — пытала она Кристину.

— Не всегда, — Кристина почувствовала холодок, — а что?

— Это первый признак! — пучила глаза Алка, — на телефоне пароль? Он на тихом режиме?

— Я как-то не обращала внимания, — отвечала Кристина, но у него там конфидециальная информация по работе. Если и запаролил, то не от меня!

— Ох, наивная ты! — вздыхала Алла.

Кристина пятый год работала в филиале крупной косметической фирмы. С должности продавца она выросла в регионального менеджера. И компания в благодарность премировала её путёвкой в Турцию. На двоих.

Вечером она пришла домой пораньше: приготовила ужин, зажгла свечи.

— По какому поводу праздник? — спросил Сергей, вернувшись с работы.

— Мой руки, и проходи! Сейчас всё узнаешь! — сказала Кристина, сияя от счастья.

— Ох, ну заинтриговала! — из ванной послышался шум воды.

Наконец, Сергей сел за стол, открыл бутылку вина, разлил по бокалам и вопросительно взглянул на жену.

— Дорогой, мы едем в Белек через месяц! — радостно сообщила она, ты ведь успеешь взять отпуск?

— Через месяц? — переспросил он.

— Да-да! Меня решили поощрить на работе — неделю мы будем жить в первоклассном отеле, в Белеке!

— В Белеке? — он словно впервые слышал это слово.

— Ну, да! Что скажешь? — улыбнулась она, и вставая, подняла свой бокал, — давай выпьем за наше путешествие!

— Но я… я не смогу поехать, Крис! Прости, но у меня всё расписано на квартал вперёд, — сказал он трагическим голосом. Мы же… мы в сентябре собирались, а сейчас конец мая! У нас две презентации на носу! Я не могу!

— Что же делать? — её радость сразу иссякла, глаза потухли. Она опустилась на стул и поставила на место бокал, даже не пригубив вино.

— Не знаю…может, поедешь одна? — пряча глаза, промямлил он, — одну путёвку, наверное, можно сдать…

— Там номер для двоих, и вся программа рассчитана на пару! Неужели ты не можешь отложить свои дела, Серёжа?

— Если бы мог, отложил бы!

— Ну, ради меня! — она жалобно посмотрела на него.

— Ну, Крис… ты понимаешь, что я подведу всех. Так не делается, существование всей компании на кону, это стартап, понимаешь! Я не могу взять и подвести всех под монастырь!

Он тяжело вздохнул.

— А тебя нельзя заменить? — с надеждой спросила она.

— Я готовлю презентации, от которых зависит всё существование нашего проекта! Я не могу… прости, малыш.

— А я то размечталась! — она закрыла лицо руками и Сергей боялся, что сейчас она, не дай бог, заплачет.

— Ну, пусть мама составит тебе компанию, — несмело предложил он, подошёл и обнял жену за плечи, — ну, Крис, я правда не могу! Прости!

— Ты даже не попытался, — не выдержав, разрыдалась она.

Ужин не удался.

 

Кристина позвонила Алке, и предложила ей поехать с ней, но у той оказались свои планы: она познакомилась с мужчиной и боялась, что за неделю его уведут. Тем не менее, она не удержалась чтобы не позлорадствовать:

— Не может лететь с тобой? Я так и знала! Он из того же теста, что и мой Коренев!

— Ну, у него на работе сложная ситуация, — пыталась заступиться за мужа Кристина, но сама уже не особо в это верила.

— Поставь дома скрытую камеру, вот увидишь, что я права! — прощаясь с ней, сказала Алла.

Позже, ополаскивая посуду, Кристина вспоминала слова подруги и подумала, что, действительно, во всём виновата та женщина, которая встала между ней и Сергеем. Он не поехал, чтобы спокойно наслаждаться встречами с любовницей. И сюда скорее всего её приведет, едва самолёт оторвётся от взлётной полосы. А то и раньше!

Она позвонила своей маме, но та тоже отказалась от поездки: не хотела пропустить день рождения своей одинокой приятельницы.

И тогда Кристина решила лететь одна. Это лучше, чем унывать и терзаться от ревности. Если Сергей изменяет ей, по приезду она это поймёт, и весь этот спектакль под названием «счастливая семья» закончится.

От знакомых Кристина слышала, что в Турции одинокая женщина не останется без внимания, правда, при этом важно следить за своим кошельком. Она не была дурой, не искала приключений, но надеялась на чудо. До последнего момента ждала, что Сергей полетит с ней.

Сажая жену в такси, Сергей сделал вид, что не заметил её холодности. Обнял и пожелал хорошего пути. Однако, не успев дождаться, когда её такси повернёт за поворот, резво бросился к подъезду, приложив к уху телефон. В том, что он звонил той женщине, у Кристины не было сомнений.

Пока она летела в самолёте, задремала. Ей снилось, как Сергей, на котором был лишь её кухонный фартук, спешит встретить ту, другую женщину. Как он, едва захлопнулась дверь, сбрасывают с себя фартук, снимает с неё платье и они предаются разврату прямо в прихожей.

Сон был настолько реалистичным, что когда Кристина открыла глаза, она не сразу поняла, где находится, и пожалела, что не успела дать пощёчину мужу и сообщить ему о разводе.

«Наш самолёт идёт на посадку, пожалуйста, пристегните ремни» — услышала она голос пилота.

К обеду Кристина была в отеле. Гид, узнав что она прибыла одна, куда-то ускакала, стуча каблучками, и вернувшись, предложила ей одноместный номер.

— А разницу вернут? — спросила Кристина.

— Ваш одноместный по классу выше. Его стоимость превышает стоимость двухместного! — не смущаясь, соврала гид.

— Но ведь двухместный — люкс! Какого же класса номер вы предлагаете мне? — удивилась Кристина.

— Суперлюкс! — обнажила железные брекеты гид.

Номер оказался не то, чтобы суперлюксом, но вполне ничего. Кристина отдохнула с дороги, а когда жара немного спала, вышла к морю. Она разделась и подставила белое, давно не видевшее солнца тело ласковому бризу.

Народу было не очень много — пара пожилых немцев, компания подвыпивших финнов обоих полов, и несколько одиноких, как Кристина, женщин.

Одна из них подсела к ней, и доверительно шепнула:

— Меня зовут Маша. Я из Балаково. А ты?

— Я — Кристина из Тулы, — улыбнулась новой знакомой Кристина.

— Ты одна здесь или с мужем? — так же шёпотом продолжила Маша, разглядывая кольца на руках Кристины.

— Одна. Муж не смог поехать, — вздохнула Кристина.

— А мой нажрался и спит в номере! — шёпот Марии стал злым, — я как чувствовала, что с этим «олинклюзив» не будет мне нормального отдыха!

 

Кристина ничего не ответила, потому что на берегу появились двое мужчин, которые пришли сюда, чтобы искупаться, а точнее показать себя во всей красе.

— О! Мустафа пришёл. А кто это с ним? Я его раньше не видела, — Маша выгнула шею, разглядывая мужчин, Кристина же напротив, отвернулась, и расстелив полотенце, легла на живот и уткнулась в книжку, которую прихватила в отеле.

Послышался плеск, а через несколько минут Кристина ощутила, как что-то капнуло ей на спину. Она повернула голову. Рядом с ней стоял один из пляжных красавцев, и протягивал ей ракушку.

«Спасибо, оставьте это себе!» — буркнула она и снова легла, подумав «Вот разбаловали наши женщины этих Мустаф! Или Мустафоф?»

Она не видела, как турок пожав плечами отошёл от неё и бросил ракушку обратно в море.

Неделя пролетела быстро. На второй день пребывания Кристина сгорела на солнце, и третий-четвёртый просидела в номере.

Два раза звонил Сергей, но она чувствовала, что его мысли заняты чем-то или кем-то другим. Он задавал дежурные вопросы, как она отдыхает, удобный ли номер, и говорил банальные фразы о том, что скучает по ней, и не дождётся её возвращения.

На пятый день, Кристина столкнулась со своей знакомой Машей в лобби. Та стояла с супругом и с чемоданами. При этом муж Маши сам был похож на чемодан — такой же коричневый и квадратный. От него веяло национальной турецкой водкой и дыней.

— Кристина! А я думаю: куда подевалась? — обрадовалась ей Маша, — а мы видишь? Уезжаем уже. Отпуск пролетел!

— Ой, жалко. Но я лечу уже послезавтра. Так что… — пожала плечами Кристина, — ну, желаю вам лёгкой дороги!

— Спасибо! — Маша схватила Кристину за рукав и оттащила её в сторону от чемоданов, где прошептала: — обязательно сходи на пенную вечеринку! Она как раз сегодня после ужина! Это что-то невообразимое!

— Да я, вроде как все эти развлечения не люблю, — ответила Кристина.

— Сходи, говорю! — грозно пригрозила ей пальцем Маша и заливисто засмеявшись, обняла её, — там эти турки такое творят! В общем, не пожалеешь!

Даже садясь в такси, она показывала Кристине палец вверх и подмигивала глазом. Проводив её, Кристина испытала огромное облегчение.

Она купила экскурсию на весь день и вернувшись, спокойно проспала пенную вечеринку. Кристина ловила себя на мысли, что та женщина, тоже вряд ли пошла бы туда. Она уже выбрала себе жертвой Сергея — зачем ей кто-то ещё? Такие вечеринки хороши для тех, кто в поиске. А та женщина определилась.

«Бред какой-то — и чего я про неё всё время думаю? — злилась Кристина, — так и с ума сойти недолго! Надо было не сидеть в номере, а взять и похулиганить немножко. Хоть с Мустафой, хоть с чёртом лысым»!

На следующее утро, выселяясь из отеля, она усмехнулась: с багажом ей помогал управиться маленький лысый человечек, в малиновой форме и с горящими глазками. Она бы не удивилась, если бы у него под шапочкой оказались рожки, а в брюках хвост. Человечек выразил сожаление, что она так рано покидает их. И сказал это весьма неплохим русским языком. Кристина дала ему доллар, и он поклонился, сказал комплимент по-французски и послал воздушный поцелуй. Это немного подняло ей настроение.

Разместившись в самолёте на сиденье между толстяком и женщиной в длинном платье и платке, Кристина подумала, что обратная дорога будет не такой комфортной. Если бы она знала, насколько окажется права!

Она закрыла глаза и мысли её вернулись к той женщине. Нахалка, наверное, уже успела занять место рядом с Сергеем, вытеснив её, законную жену, из его жизни. Останется лишь констатировать факт.

Куда идти? Может, уехать в другой город? Попросить руководство перевести её в другой филиал, попробовать начать всё заново? А зачем? Чтобы её снова предали? Может, ей лучше вообще исчезнуть?

 

Как только она подумала об этом, самолёт сильно тряхнуло. По салону пронёсся ропот.

«Говорит командир корабля — раздался из динамиков мужской голос, — наш самолёт попал в зону турбулентности. Просьба пристегнуть ремни и соблюдать спокойствие»!

Люди притихли. Справа, у иллюминатора, сопел толстяк, закрыв глаза и обливаясь потом. Слева шевелила губами и осеняла себя крестным знамением паломница.

Самолёт сильно трясло и люди начали волноваться. «Отключи телефон, ты сбиваешь навигацию»! — раздался нервный голос откуда-то спереди.

Заплакал маленький ребёнок.

«…Да будет воля твоя яко на небеси и на земли», — почти в голос молилась паломница.

Вдруг что-то грохнуло и тут же стало тихо. Погасли все индикаторы.

«Мы разобьемся»! — закричал какой-то мужчина.

«Молния! В самолёт попала молния» — пронеслось по салону.

Стюардесс не было видно: они сидели, пристёгнутые на отведённых им местах.

В проход выкатилась тележка, на которой после набора высоты развозили кофе, чай и соки.

Кристина вдруг поняла, что хочет жить. Она не готова вот так взять и умереть! Ведь ей всего двадцать девять лет!

«Господи, спаси и помилуй нас грешных, по велицей милости твоей» — почти кричала паломница и несколько голосов повторяли за ней, многие крестились.

Сидевший в соседнем ряду мужчина разговаривал с Всевышним прикрыв глаза и проводя время от времени ладонями по лицу. Его жена держала маленького ребёнка на руках и пыталась занять его, но малыш чувствовал фальшь в голосе матери и тихонько, жалобно плакал.

Кто-то рыдал в голос, кто-то взялся за руки. Время остановилось. Все с ужасом ожидали смерти.

Вдруг включились световые индикаторы и вновь послышалось мерное жужжание. Сначала тихо, но после всё громче и громче.

Толстяк, повернувшись к Кристине, смахнул слезу и попросился в туалет. По салону разнёсся возглас облегчения, а кое-где нервный смех.

Когда шасси самолёта коснулись взлётной полосы в Шереметьево, все, кроме паломницы, аплодировали, а она, встав с места, крикнула «Вы думаете, вас пилот спас? Вас Господь спас»! И зачем -то поклонилась, раскинув руки.

Ожидая багаж, Кристина подумала о том, что люди беспокоятся о каких-то неважных вещах. Одна женщина с её рейса, возмущалась, что её чемодан оказался поцарапанным. Она была так сильно расстроена, что грозилась подать на авиакомпанию в суд. Забыла, наверное, что ещё сорок минут назад, в небе, у неё была совсем другая ценность — жизнь. А все эти чемоданы… это такая ерунда!

Наконец, увидев свой и подхватив его, Кристина пошла к остановке такси. Она приняла решение не выяснять отношения с Сергеем. Зачем тратить бесценное время на это? Она просто освободит место той женщине, а сама станет жить своей жизнью… попробует.

— Кристина? — услышала она и повернулась на голос.

— Сергей? Ты? Что ты тут делаешь?

— Как что? Жену встречаю! — он протянул ей букет её любимых кустовых роз, — здравствуй, любимая!

— Здравствуй, — она смотрела, как он берёт у неё чемодан, — а.. зачем?

— Как «зачем»? Соскучился! Поехали, машина ждёт! — сказал он, обнимая её.

— Ну как твой проект? — спросила Кристина, когда они выехали на трассу.

— Отлично! Всё прошло просто отлично! — улыбнулся он, — но ты не рассказываешь, как отдохнула. С кем проводила время?

— С гидом. Ездила в Сиде. А ещё там был Мустафа.

— Что ещё за…

 

— Да пошутила я. Мустафа был, но у него не было шансов, — засмеялась она, увидев, как побледнел муж.

— У меня для тебя сюрприз… — сказал он как-то не очень весело.

— Да? Какой? — она поцеловала его в щёку, — ну Серёж, не ревнуй. Я не такая!

— Дома скажу, — шепнул он, вдыхая запах её волос.

Дома был накрыт стол. Сергей красиво сервировал фрукты и овощные нарезки. В духовке томилось мясо.

Её фартук висел там, где она его оставила. Всё лежало на своих местах. В ванной не было волос, под кроватью не валялись чужие кружевные трусики.

— Я так виноват, Крис, — улыбался Сергей, но зато, знаешь что? Я заказал нам на остаток твоего отпуска недельный тур в Марокко. Помнишь, ты мечтала?

— Да…— она улыбнулась, но тут же нахмурилась: — Серёж, а туда только самолётом можно добраться?

— Ну, да. Перелёт занимает всего шесть часов! — он протянул ей бокал вина.

— Шесть часов? Прости, но я… я не выдержу ещё одного перелёта. Прости!

— Что? — он поставил свой бокал на стол, — но… я уже забронировал путевки, мне пришлось так крутиться, чтобы всё это стало возможным! Я хотел, чтобы мы вместе…! А ты… ты…

— Да пошутила я, — засмеялась она, обнимая его, — хотела, чтобы ты почувствовал то же, что и я, когда предложила тебе поехать в Турцию!

— Дорогая, ну я же… я действительно не мог. И не был уверен, получится ли выцарапать эту неделю! Я так счастлив, что получилось!

— Точно? А как же она? — Кристина вглядывалась в глаза мужа.

— Ты о чём, Крис? Я тебя не понимаю, — искренне удивился он.

— Я чувствую, что она была, это из-за неё ты не поехал!

— Ты о работе? — он поцеловал её, — прости, я всё исправлю.

— Скажи, что любишь!

— Люблю!

Обняв его, Кристина видела, как тень той женщины, которую она столько раз представляла себе, тает в последних лучах вечернего солнца.

— И я тебя, — сказала она и в первый раз за последний год почувствовала себя абсолютно счастливой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,370sec