Кикимора

Татьяна крутилась на кухне и поглядывала в окно. Сегодня у нее гости. Приезжает единственная племянница. Стол был накрыт, пирог «отдыхал» под полотенцем, наливочка дожидалась своего часа в холодильнике.

Машеньку, дочку родной сестры, Татьяна не видела более десяти лет. В ее памяти она оставалась смешной, конопатой девчонкой с копной непослушных светлых волос. А с фотографии на нее смотрела молодая, красивая женщина, очень похожая на маму.

 

Разница в годах у них была не большая, двенадцать лет. Но когда Татьяна смотрелась в зеркало и сравнивала себя с фотографией Машеньки, казалось что их разделяют десятилетия.

«Я в семье одна такая страшненькая.» — Вздохнула Татьяна. — «Не зря меня в поселке кикиморой называют.»

После школы, женщина не уехала в город. Окончила заочно институт и работала бухгалтером в местном лесхозе. Она стеснялась своей внешности и, после смерти родителей, вела замкнутый образ жизни. Замуж не вышла. Приезд племянницы очень обрадовал Татьяну и она с нетерпением ожидала дорогую гостью.

Встреча была бурной и радостной. Женщины болтали без умолку, рассказывали о своей жизни, делились новостями.

— Тань! Ты дома? — Со двора раздался голос соседа.

— Че тебе, Федь? — Татьяна выглянула в окно.

— У тебя калитка покосилась. Может, я поправлю.

— Не сейчас, — махнула рукой женщина, — Гости у меня. Помнишь Машеньку? Племянницу мою. В гости она приехала.

— Здрасьте, дядя Федя, — Маша выглянула в окно.

— Красавица, — ахнул мужчина, — Встретил бы, не узнал. Ну не буду мешать. В следующий раз зайду.

— Захаживает к тебе? — Улыбнулась племянница. — Он женился или все один живет?

— Скажешь тоже, — покраснела Татьяна, — Так, по соседски помогает немного. Он не женат.

— Так присмотрись к нему. Симпатичный мужчина. Или он пьет?

— Нет. У него лесопилка. Молодец мужик. Работящий, непьющий, хозяйственный. Не муж, а мечта.

— Так что ты теряешься? — Удивилась Машенька. — Одной тяжело. Или он тебе не нравится?

— Не говори ерунды, — нахмурилась Татьяна, — Кому я, такая страшная, нужна? Знаешь как меня в поселке называют? Кикиморой! От меня все мужики шарахаются. А Федька в первую очередь. Это с его подачи так меня все называть стали.

 

— Так, теть Тань, — Маша откинулась на спинку кресла, — Рассказывай. И поподробнее.

— Да нечего рассказывать. Давно это было, — вздохнула женщина, — Как то на танцах, белый танец объявили. И я, как дура, поперлась Федьку приглашать. Нравился мне он очень. Он тогда с друзьями в сторонке стоял. Парни заржали, шуточки посыпались. Он покраснел. Головой замотал. Бормотал что-то. А я не сдержалась, обидно мне стало, разревелась, развернулась и убежала. Вот тогда-то за спиной, я и услышала «кикимора». Прилипло ко мне это прозвище.

— Это дядя Федя так тебя назвал?

— Нет. Не его голос был. Но он промолчал. Так и остался там с ребятами. Ну не будем о грустном, — Татьяна расправила плечи, — А сейчас, он просто так, иногда помогает. Человек хороший. Жалко ему меня, наверное. Без мужика в доме тяжело.

Машенька задумалась. Она пристально разглядывала свою тетушку.

— Так дело не пойдет! — Решительно произнесла племянница. — С чего ты взяла, что некрасивая? Ты неухоженная! А это исправимо. Завтра едем в город. Красавицу из тебя делать будем.

— Бесполезно и дорого, — неуверенно возразила Татьяна, — А нос куда девать? А щеки?

— Насчет дорого, не бери в голову. Это мой подарок тебе, я отлично зарабатываю. Тем более, помнишь, когда я училась в Москве, твои посылки нас очень спасали. Теперь моя очередь. Мы же родные.

На следующий день, ближе к вечеру, из автобуса, на остановку вышли две прелестные молодые женщины. Танюша расправила плечи, гордо подняла голову и улыбнулась солнышку.

— Машенька, как я устала! Но я такая счастливая, — Глаза женщины сияли, — Спасибо тебе.

— Теть Тань, а сейчас мы зайдем в магазин.

— Ой, я боюсь, — пробормотала женщина.

— Нам все равно хлеба купить надо. Не бойтесь! Вперед!

Они зашли в магазин. Двое молодых парней с восхищением уставились на женщин.

— Рот закройте, — буркнула продавщица, — Нечего на городских пялится. А вы, девчата, к кому приехали? Что-то купить хотите?

— Теть Ларис, я Маша. Татьянина племянница. Вы меня не узнаете?

— Машенька, — сменила тон продавщица, — Давно тебя не было. К тетке приехала погостить? Как ты выросла. Подружка твоя? — Женщина кивнула в сторону Татьяны. — Что брать будете, девчата?

— Ларка, ты чего? — Счастливо рассмеялась Татьяна. — Не признала что ли?

 

Продавщица уставилась на женщину. Глаза ее удивленно округлились.

— Татьяна! Ну ты и красавица! Не признала! Как это ты? Ты что пластику сделала?

— Ничего она не делала, — рассмеялась Маша. — Постриглась, покрасилась, немного макияжа и маникюра, новое платье и вуаля… Принцесса!

— Обалдеть, — восхищенно пробормотала Лариса, — Какая ты красивая! Всегда такой ходи!

Окрыленная таким приемом, Татьяна гордо вышагивала по улице. Возле калитки она заметила Федора. Женщина смущенно кивнула соседу и быстро забежала во двор. Машенька остановилась.

— Маш, — обратился к ней Федор, — А где Татьяна? Я уже четвертый раз прихожу, а ее нет. Обычно в выходные она дома.

— А зачем она Вам? — Подняла брови девушка.

— Маш. Может ты мне поможешь? Я тут, — Федор немного замялся, — Поговори с теткой. Может, она тебя послушает. Замуж ей надо. А че она одна? Хозяйство. Тяжело.

— Так ее ж никто не берет, — усмехнулась девушка, — Вон, за глаза, кикиморой обзывают.

— Ну что ты ерунду повторяешь, — вспылил мужчина, — Я бы взял. Тогда Пашка фигню сморозил. Он сам хотел с ней танцевать, а она меня пригласила. Вот он со злости и ляпнул. А я ему за это фингал поставил.

— Помню я Пашку с фингалом, — встряла в разговор Татьяна, вернувшись к калитке, — Так это ты его тогда разукрасил?

— Девушка, а подслушивать чужие разговоры нехорошо, — повернулся к ней Федор и восхищенно застыл, — Танюша! Какая ты красавица!

 

Женщина покраснела.

— Прости ты меня, дурака. — Продолжил мужчина. — Молодой был. Глупый.

— А что ж ты столько лет ничего не говорил? Ходишь вокруг и около. Молчишь.

— Да разве к тебе подойдешь? — Засмущался Федор. — Ты красавица. Гордая. На меня внимания не обращаешь. А я обычный. А сейчас ты еще лучше стала, — мужчина безнадежно махнул рукой и развернулся в сторону своего дома, — Разве ты на меня посмотришь?

— Федор! — Окликнула его Татьяна, — Так ты замуж будешь меня брать или нет? — Женщина засмеялась. — Или будешь до старости калитку мне чинить?

— А ты поедешь? — Федор остановился и с надеждой посмотрел на женщину. — Точно пойдешь? Не обманываешь?

— Пойду, — улыбнулась Татьяна.

— А я в магазин, — рассмеялась Маша, — За шампанским! Помолвку отмечать будем!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,353sec