Сама виновата

-Мама! Я тетрадку забыла сдать и мне двойку поставили!, -всхлипывая и размазывая по щекам горькие слёзы, говорила третьеклассница Алинка. Косички ещё растрепались под шапкой, огромный ранец тянул вниз своей тяжестью.

-А о чём же ты думала, когда все сдавали тетради, а ты нет? Чего теперь реветь, сама виновата! Раздевайся давай и бегом умываться, да причешись, растрёпой не ходи. Ещё и куртку измазала где-то! Это не дочь, а наказание какое-то!

 

С этими словами мама развернулась, ушла на кухню и сердито загремела кастрюлями. Алина, обиженно сопя носом, начала стягивать с себя испачканную куртку. Она была очень расстроена из-за этой глупой двойки, и ей так хотелось , чтобы мама обняла её, успокоила и поддержала, а потом они вместе придумали бы, как эту двойку злосчастную исправить. Но что уж тут поделать, сама же виновата…

После обеда ученица ушла в свою комнату, села за стол и задумалась. Вот бы папа дома был, он бы наверняка и пожалел её, и погладил по макушке, а может, даже взял бы на руки и закружил по комнате, а потом непременно сказал:

-Не вздумай плакать из-за пустяков! Просто будь повнимательней в следующий раз.

Алина очень скучала по отцу. Он много работал и часто был в рейсах. Когда папа возвращался домой, это был настоящий праздник! Он всегда привозил из своих поездок подарки, водил дочку в зоопарк, на аттракционы или просто на прогулку в парк, рассказывал разные интересные истории. И даже мама становилась как будто мягче и добрее, когда он был дома. Но через несколько дней папа опять уезжал в очередной рейс, и дома сразу становилось пусто и тоскливо.

-Алин, ты ксерокопии сделала?

-Блин, мам, извини, я забыла.., — 15-летняя Алина застыла на пороге квартиры, — давай добегу сейчас. Девочка бросила школьный рюкзак на этажерку и стала застёгивать ветровку.

-Да не надо уже, сама лучше дойду, а то перепутаешь чего-нибудь опять! Ну ничего попросить нельзя! , — мама сердито повернулась и села за кухонный стол.

-Вот что с ней делать, Марин? , — спросила она, обращаясь к своей подруге, которая зашла на чай с тортиком. — Совсем ведь головы нет!

-Надежда, по-моему, ты к Алинке несправедлива. Ну забыла и забыла, с кем не бывает. Она ведь извинилась, а ты налетела как коршун!

-Ой, Марина, вот ты своих психологов начитаешься вечно. Построже надо с ними, на шею ведь сядут и ножки свесят!

—Ну не скажи, не скажи. У неё возраст сейчас такой непростой. Разговаривать надо с дочкой, а ты только морали читаешь. Вот ты знаешь, чем она увлекается? Какие книжки любит читать? А может, влюбилась девчонка, вот и витает в облаках…

-Ну скажешь тоже, влюбилась. Некогда влюбляться сейчас, об уроках думать надо!

-Ох, Надя. Ну ты хоть зайди к ней в комнату, посмотри чем она занимается.

 

Нахмурив брови, Надежда встала, подошла к двери и тихонько открыла её. Алина сидела на крутящемся кресле в наушниках и задумчиво смотрела в монитор компьютера. Мама прикрыла дверь и вернулась на кухню.

-Да что она там делать может? В компьютер пялится! Лучше бы уроки учила. А ты говоришь, я строго с ней. А как по-другому, от рук ведь отобьётся совсем.

Марина тяжело вздохнула. Взгляды на воспитание у них с подругой были разные. Да и к чему придираться? Девочка сыта, одета, учится хорошо. А свою голову приятельнице не приставишь…

Алина хорошо окончила школу, поступила в институт, стала жить в общежитии. Студенческая жизнь закипела, забурлила, захватила новоиспечённую студентку. Первая сессия была сдана на «ура», студенческие будни продолжались, а по выходным Алина ездила домой. Особенно любила она эти поездки, когда дома был отец. Родительский дом тогда наполнялся особым тёплом и любовью, папа очень гордился своей подросшей дочкой, а она словно возвращалась в далёкое детство, когда ждала целый день отца, глядя в окошко, а потом с радостным визгом бежала ему навстречу к двери…

А когда Алина сдавала летнюю сессию, пришла в их дом беда. Из очередного рейса папа приехал очень уставший и осунувшийся. Под вечер начало сильно сдавливать сердце, и испуганная Алина, которая готовилась дома к очередному экзамену, вызвала скорую. Папу забрали, а на следующее утро растерянная мама, после звонка в больницу, тихо сказала дочери:

-Алиночка, папы больше нет…

Это был удар. Алина что-то кричала, быстро ходила по комнате из угла в угол, плакала. Мама была так подавлена, что целый день молчала, не в силах произнести ни слова.

Следующие дни прошли как в тумане. Похороны, поминки, родственники и какие-то незнакомые люди в доме, все что-то говорят, сочувствуют, соболезнуют. Алина слушала их как сквозь пелену, ей хотелось только одного — чтобы этот кошмар поскорее закончился и все ушли.

Остаток лета девушка провела дома. Там было так пусто и холодно, что постоянно хотелось плакать. С мамой они почти не общались, обе были так потрясены произошедшим, что на разговоры просто не было сил. Алина еле дождалась начала осени, чтобы уехать в общежитие. Находиться дома было просто невыносимо.

Алина с головой погрузилась в учёбу. Домой она стала приезжать совсем редко. Мама звонила, спрашивала, когда она собирается приехать в очередной раз, но девушка ловила себя на мысли, что домой ей совершено не хочется, и придумывала множество причин, чтобы остаться в общежитии…

 

Ближе к окончанию третьего курса Алина в очередной раз приехала к маме. Они молча пили чай на кухне, думая каждая о чем-то своём. Вдруг девушка произнесла:

-Мам, я в другой институт перевожусь. Заявление уже написала, на следующей неделе забираю документы. Буду продолжать учебу на дизайнерском факультете.

Надежда вздрогнула и чуть не выронила из рук чашку.

-Как же так, Алина? А почему ты мне ничего не сказала?

-Ну вот, говорю.

—Ну а посоветоваться ты что, не могла со мной? Вот так берёшь и ставишь перед фактом!

—Мам, да ладно тебе, ну чего советоваться? Я взрослый человек, мне через месяц 20 лет исполнится.

—И подумать только, куда перевелась! Дизайнерский факультет! И чем тебе, скажи, пединститут не угодил? Такая профессия, без работы никогда не останешься. Мы же вместе выбирали!

—Вместе выбирали? Да это ты, мама, выбирала, а мне просто сказала потом, куда поступать. Я не хочу работать учителем, я хочу быть дизайнером. Всё, мам, я устала. Пойду спать.

Разговора по душам не получилось. На следующий день Алина уехала, нужно было решать оставшиеся проблемы с переводом, забирать документы, переезжать в другое общежитие — в общем, забот хватало.

…За окнами бушевал тёплый, цветущий, пьянящий май. На самой дальней лавочке в парке сидела, обнявшись, влюблённая парочка, и им казалось, что мир создан только для них двоих.

—Алин… Выходи за меня замуж. Я хочу всегда быть с тобой.

Девушка посмотрела на своего спутника сияющими от счастья глазами и прошептала:

—Я тебя очень люблю.

—Ты согласна?

—Да.

Молодой человек достал из внутреннего кармана коробочку, открыл ее и бережно надел на безымянный пальчик возлюбленной тоненькое колечко.

—Ты институт оканчиваешь, можно сейчас как раз заявление подать, а как диплом защитишь, сразу поженимся. Ты меня с мамой познакомишь?

—Конечно, познакомлю, Паш. У нас ещё столько времени впереди…

 

На выходных Алина приехала к маме. Надежда с удивлением наблюдала, как дочь порхала по дому, тихонько мурлыкала про себя весёлую песенку и вообще, была в приподнятом настроении. Когда они после ужина, по обыкновению, сели пить чай, Алина произнесла:

—Мам, я замуж выхожу.

—Как? Ты шутишь, что ли?

—Нет, мам, не шучу. Вчера подали заявление, свадьба 22 июля, после защиты диплома.

—А я его знаю?,- растерянно спросила мать.

—Нет. Паша в нашем институте учился, он на год меня старше. Мы уже почти 2 года встречаемся…

Свадьба была шумной и весёлой. Молодые долго катались на машине по летнему городу, фотографировались в красивых местах, пили шампанское и были безумно счастливы. Потом было продолжение праздника в уютном банкетном зале, все веселились, танцевали и кричали «Горько!». Не до веселья было только маме Алины. Она сидела за столом, наблюдала за всеобщим ликованием, а сама едва сдерживала слёзы. Оказывается, все дочкины подружки хорошо знали Пашу и были с ним давно знакомы. И только она узнала о нем чуть ли не перед самой свадьбой и видела всего пару раз до торжества…

Надежда сидела у окна и хмуро смотрела вдаль. Вчера отгуляли пышную свадьбу дочери, но женщине было не до веселья. В горле стоял комок обиды, а на глаза предательски наворачивались слёзы.

—Тук-тук! Есть кто дома? , — на пороге появилась верная подруга Марина, — ну-ка, чего это ты тут сырость развела? Не вижу радости на лице у новоиспечённой тёщи!

Надя глубоко вздохнула и сказала:

—Я бы и радовалась, Марин, только вот зятя я своего видела два раза до свадьбы. Понимаешь, все знали, все! Друзья, подружки… И только я в последний момент. И про перевод в другой институт она от меня тогда скрыла, просто перед фактом поставила! Как будто меня и нет вовсе, просто не существует!

Марина сидела и пристально смотрела на подругу. Минуту помолчав, она тихо произнесла:

—Надь, ты меня извини, конечно. Ты моя подруга, и я вроде как поддержать тебя пришла. Но ведь ты же сама виновата! Ну вспомни. Алинка от тебя всегда поддержки искала, а что получала? Только ругань и критику. Она, может, и хотела с тобой чем-то поделиться, но ведь тебе было неинтересно. Только чтобы училась и по дому помогала. Что ты теперь от неё хочешь? Она не привыкла с тобой делиться ничем…

 

Уже было за полночь, а Надежда всё никак не могла уснуть. В голове её мелькали картинки из далекого трудного детства. Деревня, послевоенные годы, большая семья. Отец, который работал днями и ночами, чтобы прокормить жену и семерых детей. Мама, которая еле управлялась с деревенским бытом и большим хозяйством. Ей было не до откровенных разговоров с детьми, успеть бы засветло переделать все дела. Надя не привыкла к душевному общению с матерью, да и с братьями и сёстрами они были всегда вместе и друг за друга горой…

Надя вздохнула и задумалась. Да, у неё была такая жизнь. Но ведь Алинка -то родилась в благоустроенной квартире, где из крана текла горячая вода, а по утрам не надо было вставать с петухами, чтобы кормить кур и пасти коз. Да и дочка единственная, не семеро по лавкам.

Вспомнила Надежда и то, как они с Алиной потеряли любимого мужа и отца. Даже в такой момент они держались как-то порознь, вместо того, чтобы сплотиться и друг друга поддержать. Надежда с горечью вытерла слёзы и прошептала:

-Сама виновата…

Алина, проводив с утра на работу любимого мужа, начала делать домашние дела, напевая себе под нос прилипчивую песенку. Когда она домыла, наконец, оставшуюся с вечера посуду, раздался звонок в дверь. «Интересно, кто бы это мог быть?», — подумала девушка и побежала открывать. На пороге их с Пашей съемной квартирки стояла мама с большим пакетом в руках.

—Мама… Что-то случилось?

—Нет, доченька. Просто в гости пришла. Можно? Не отвлекаю?

—Проходи, конечно.

Мама прошла на кухню и поставила пакет на стол.

—Уютно у вас тут, хорошо… Алиночка, может, чайку попьём? Я пирожки испекла , — Надежда открыла пакет, из которого доносился умопомрачительный аромат.

—С вишней? Ой, мама! Мои любимые.

—Извини, дочь, что раньше так редко пекла их для тебя.

Алина с удивлением смотрела на маму. Надежда пару минут помолчала, собираясь с мыслями, а потом сказала:

—Прости меня, пожалуйста, доченька. Я только сейчас поняла, как тебе меня не хватало в детстве. И ведь хочется вспомнить какой-нибудь тёплый момент, а даже в голову ничего не приходит. Только с отцом ты и была счастлива… А от меня ты что хорошего видела? Ничего…

 

Надежда опустилась на стул, закрыла лицо руками и тихо заплакала. Алина села рядом и обняла маму за плечи.

—Мам, ну что ты, перестань… Я тебя очень люблю. И ты меня тоже прости, что я так мало тебе рассказывала.

—Я так виновата перед тобой, дочка. И никак мне этого не исправить.

—Мамуль. У меня новость есть. У тебя скоро будет внук или внучка. Кроме Паши, ещё никто не знает. Я сама только сегодня узнала.

—Алиночка моя! Радость какая!

Надежда крепко обняла дочку и прошептала:

—Я думала, что уже поздно и ничего нельзя исправить…

—Никогда не поздно, мамочка. У нас ещё вся жизнь впереди!

Автор Галина Квакина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,409sec