«Мам давай я сам разберусь!» Как сын сделал неправильный финансовый и сыновий выбор

– Мам, я не могу больше жить в твоей квартире. Это как-то по-детски. Я не могу ничего сделать в своем жилье.

– Гоша, ты перегрелся на пляжах Египта? Ты живешь в моей квартире, на всем готовом. Тебе что еще надо?

– Свободы, мам! Свободы!
– У тебя есть свободы!

– Нет. Я хочу сломать стену и объединить кухню и спальню

– Никогда в жизни!

– Вот!

 

Георгий покидал квартиру родителей с принятым решением.

Но решить — полдела. Вторая половина заняла полгода. Поиск денег для первоначального взноса у друзей, знакомых. Поиск квартиры и сама сделка.

Все это врем сын ни словом не обмолвился с матерью, которая успела вывести его из себя своей постоянной опекой.

Когда Георгий объявил на семейном ужине, что завтра он переезжает в свою квартиру, за столом воцарилась гробовая тишина.

Ужин так и прошел в молчании. И это было плохо. Лучше был бы скандал, крики. А когда мать молчит, а отец, по привычке ей вторит, дело было очень плохим.

Мать Гоши была известной бизесвумен и когда она замолкала на совещаниях, все инстинктивно сжимали голову. Это было затишьем даже не перед бурей. А ураганом.

Но отступать было уже поздно.

Почти год Георгий наслаждался свободой. Одновременно надеясь, что мать помирится с ним. Но нет. Родители полностью дистанцировались от сына. Это расстраивало.

Через 2 года после того памятного ужина, Георгий снова сидел за общим столом. Снова ужин, но сын к еде не притронулся.

– Значит, – после очень долго паузы резюмировала мать. — Тебе нужны деньги, чтобы заплатить по кредиту. Ты не платил уже 4 месяца, а денег у тебя нет, потому что ты «неудачно вложился в кое-что». Все так?
Сын сидел, понурив голову. Теперь молчал он.

– И ты пришел к нам с отцом, когда банк начал присылать письма. Что у тебя с деньгами?
– Их нет, — Георгий не стал рассказывать, что его личный баланс сейчас «минус 300 тысяч».

– Я займусь этим, — мать продолжила есть, показывая, что разговор окончен.

– Георгий Михайлович, поздравляю вас. На вашу квартиру нашелся покупатель. Так что можете не волноваться. На сделке покупатель внесет необходимую сумму на ваш кредитный счет в счет стоимости квартиры, и вы получите письмо, что ничего не должны банку.

Георгий не мог понять, почему он не радуется. Вроде бы все разрешается наилучшим способом. Но какая-то тоска и предчувствие беды накатывали на него.

В день сделки собственник-должник сидел в ожидании покупателя.

 

Удивительно, что банк сам занялся продажей его недвижимости. Гоша не видел ни объявления о продаже своей квартиры. Тем не менее покупатель нашелся и быстро. Может, это кто-то из банка?

– Здравствуйте, меня зовут Карина. Я ваш менеджер и буду заниматься вашей сделкой. Покупатель приедет чуть позже, пока давайте заполним с вашей стороны документы

Георгий начал читать бумаги и тут же покраснел

– Покупатель Скорых Елена Федоровна?

– Да. Удачное совпадение — и покупатель и продавец с одной и той же фамилией! Да еще такой редкой.

– Никаких совпадений! — В переговорную вошла мать Гоши. — Пришла на выручку сыну!
Менеджер банка замолчала и больше не отпускала никаких замечаний

– Не волнуйся, Гоша. Квартира будет твоей. Будешь жить, как и жил. Но за твои ошибки заплатит твоя мать. Как всегда, впрочем. А сыну нечего было сказать.
Полгода спустя Егор за семейном ужином заводил уже избитую пластинку:

– Ты купила мою квартиру, чтобы унизить меня!

– Нет, же. Я купила ее, чтобы ты мог остаться жить там, где и жил. Я все делаю для тебя!
Но Георгий не верил. Он окончательно понял, что все это врем жил по правилам матери.

И теперь он будет делать точно также.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,366sec