Витька, сын почтальонши

Тетку, разносившую почту в нашем селе, все звали Нинка. Даже мы, дети, обращались к ней так же, хотя она была взрослой и даже уже немолодой. На селе не бывает ничего тайного или сокровенного, а историю Нинки знал каждый, хотя бы он был еще ребенком и о таких вещах знать ему было, как будто, не положено.

 

По молодости Нинку никто не взял замуж, и так она и жила одна в оставшейся после родителей избенке. Было ей уже немного за тридцать, когда приехали в село шабашники. Они строили мост неподалеку с деревней, через который сейчас проходит трасса федерального значения. Одному из приезжих и приглянулась молодая бабенка, что резво бегала по селу с почтовой сумкой через плечо.

Как там дело было на самом деле, никто толком не знает, да только снасильничал над Нинкой тот парень. Да не один, а в компании двоих своих дружков. Деревенские мужики вроде бы их после этого даже поколотили, да только легче от этого никому не стало. Когда бригада строителей отчалила восвояси, оказалось, что Нинка ждет ребенка.

Кто из тех трех насильников был отцом мальчишки, никому, даже самой Нинке известно не было, но ребенка своего Нинка полюбила больше жизни.

Витька с самого детства был не таким, как все. Играл камушками и ветками прямо на дороге возле своего дома, как будто строил воображаемые города. Иногда камни и сучья называл по именам и разговаривал с ними как с живыми. С местной детворой он играл крайне редко, и то, когда его брали в игру, Витька чаще всего оставался битым. Витьку все считали дурачком, хотя он был вовсе не глупым и учился хорошо. Просто он был не такой, как все, и от этого парню на селе приходилось несладко.

Мы с сестрой учились в одном классе с Витькой. Сами мы с Настей считались местными знаменитостями, ведь я и сестра — мы близняшки! Нас частенько путают даже наши родители. А вот Витька всегда знал кто из нас кто. С раннего детства Витька был влюблен в мою сестру Настю и никогда, ни разу не перепутал ее со мной. Хотя мы и похожи словно две капли воды.

Влюбленность Витьки доставляла Насте немало хлопот и сестра, можно сказать, ненавидела его за те чувства, которые он к ней испытывал. Тем более, что Витька никогда не скрывал своего к ней отношения.

В старших классах, когда Настя сама влюбилась, бегающий за ней словно хвостик, дурачок Витька, оказался для Насти настоящей проблемой, и однажды сестра сама попросила наших одноклассников вмешаться. Витьку тогда сильно избили, так что он даже несколько дней не ходил в школу. А вскоре после этого Нинка и Витька уехали из села, и никто не знал, куда именно они подались.

С тех пор прошло немало лет. Мы с сестрой окончили институт в городе и в село больше не вернулись. Я рано вышла замуж, родила одного за другим двоих детей. У Насти же долго не складывались отношения с противоположным полом, и вот однажды сестра влетела к нам в квартиру с блестящими от счастья глазами и, плюхнувшись на диван, выпалила:

— Я влюбилась!

Возлюбленного Насти звали Олег и, если честно, мне он ужасно не понравился! Абсолютно не закомплексованный и какой-то бесшабашный, говорил без умолку. Постоянные шуточки Олега были понятны только ему самому, а иногда и откровенно ранили окружающих. Наше с сестрой сходство, к примеру, совершенно не давало ему покоя, и являлось основной темой для его острот.

Мой муж тоже отнесся к парню сестры с осторожностью, хотя мнение Вадима, Настю никогда не заботило. Сестра считала моего мужа слишком скучным и называла очкариком.

Разумеется мы с мужем не вмешивались в отношения сестры и, абсолютно точно, были рады тому, что она, наконец, повстречала свою вторую половинку, как называла Олега Настя.

Я никогда до этого не видела сестру настолько счастливой, как в день, когда Олег сделал ей предложение. К свадьбе мы готовились так, будто это было событие вселенского масштаба., Настя хотела, чтобы торжество полностью соответствовало ее восторженному отношению к этому браку.

И вот наступил день свадьбы. Все шло прекрасно. Невеста была чудо как хороша! Жених как обычно весел! «Какая красивая пара!», — повторяли все вокруг! И вот, когда наша процессия двигалась в направлении зала регистрации, путь нам преградила незнакомая молодая беременная женщина. Срок беременности был явно большой, к тому же живот у нее уже опустился. Мне, как дважды рожавшей, было понятно — женщина вот-вот отправится в роддом.

— Не хочу мешать вашему счастью, — запыхавшись проговорила незнакомка, — но, прежде, чем вы войдете в эту дверь, невеста должна кое-что узнать о своем женихе!

— Олег, кто это?

 

Настя вцепилась в руку жениха, но Олег молчал. Вид у него был весьма удрученный, и это еще слабо сказано. Мне вообще показалось, что жених сейчас сбежит. Он даже как будто сделал несколько шагов назад.

— Немудрено, что жених не желает представить меня, — снова заговорила беременная женщина. — Олег никогда не отличался смелостью. А вот выкручиваться он умеет, как никто другой! Иначе, как бы он смог одновременно встречаться с несколькими девушками?!

— С несколькими? — проговорила побелевшими губами Настя.

— Да! Представь себе, у этого самца всегда куча запасных вариантов! И каждая из них считает себя единственной и мечтает о свадьбе так же, как и ты! А тебя он выбрал, потому что твой отец кто-то вроде бизнесмена, и Олежка надеется на обеспеченную жизнь под его крылом!

Услышав эти слова, я ахнула и зажала рот ладошкой. Сколько раз я говорила сестре, чтобы она перестала приукрашивать действительность и называла вещи своими именами! Наши родители были обычными среднестатистическими фермерами, и вряд ли деятельность нашего папы можно было назвать громким словом «бизнес». Да, родители разводили кроликов, кур, индюков и, в том числе на продажу. Но это подворье не приносило какой-то сверхъестественной прибыли. Папа с мамой, конечно, помогали нам с сестрой, чем могли, но даже квартира, в которой сейчас жила Настя, была взята в кредит.

Между тем обличительница Олега продолжила свою речь.

— Я бы не пришла сюда, но мне кажется несправедливым то, что он женится на тебе, а не на мне! Все же у нас с Олегом вот-вот родится ребенок!

Женщина погладила свой живот и посмотрела прямо на Настю. Хотела удостовериться, что слова ее достигли цели.

— Этого не может быть! — прошептала Настя. — Олег, пожалуйста, скажи, что это не так!

Жених молчал. Из зала вышла регистратор и принялась отчитывать нас за задержку. И вот тогда Настя, пробравшись через толпу своих гостей, бросилась бежать. Мы все в замешательстве смотрели ей вслед и только спустя некоторое время попытались догнать невесту.

Когда мы выбежали на улицу, Насти уже нигде не было, а кто-то из прохожих сказал, что видел, как девушка в свадебном платье садилась в такси. Куда могла отправиться Настя мы не знали и, разделившись, искали ее в тех местах, куда она могла поехать. Жених с растерянным видом некоторое время тоже участвовал в поисках, а потом куда-то пропал. Вадим, мой муж, сказал, что видел, как наш папа немного потряс Олега за грудки, угрожая сделать его кастратом, если тот еще раз подойдет к его дочери.

Телефон сестры не отвечал, и спустя три часа мы уже не на шутку разволновались. Мама начала обзванивать больницы и вот в одной из них мы и нашли Настю.

Сестра спрыгнула с моста в реку, что располагался на выезде из города. Средства массовой информации еще долго после этого пережевывали то, как невеста в свадебном платье пытается покончить с собой. Причины заставившие ее сделать это, всякий раз были разными. На одном канале даже сообщили, будто жених Насти перед этим погиб, поэтому и невеста решила отправиться вслед за ним.

К счастью сестра выжила. Вот только при падении Настя сильно ударилась головой, а также у нее был поврежден позвоночник. Пол суток, что Настя находилась без сознания, стали самыми ужасными в моей жизни. Не зря утверждают, будто между близнецами есть определенная связь. Я всегда это чувствовала, но в тот день ощущения были настолько сильными, что порой мне казалось — как будто я нахожусь не среди своих родственников, а там в палате реанимации вместо своей сестры.

Если притяжение между мной и сестрой было хоть как-то понятно, то появлению в больнице Витьки, сына почтальонши, я тогда никак не могла найти объяснения. Он появился среди нас неожиданно, словно из ниоткуда. Спросил о состоянии Насти и, присев возле окна, прикрыл глаза. Он сидел не шевелясь и даже как будто не дышал до тех самых пор, когда вышел врач и сообщил о том, что Настя пришла в себя. Я не знаю как, но впечатление было такое, как будто это он, Витька, вернул Настю к жизни!

Только после того, как мы все немного успокоились, я подошла к Витьке и заговорила с ним.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я, разглядывая своего бывшего немного странного одноклассника. Витя конечно изменился за то время, что мы не виделись. Теперь это был с виду обычный молодой мужчина. Высокий, подтянутый, аккуратно одетый. Ничто не выдавало в нем деревенского дурачка, над которым смеялась вся школа.

— Я приехал к Насте, — просто ответил он.

— А как ты узнал о том, что случилось?

— Моя мама работает в этой больнице. Моет полы. Она и сообщила мне о Насте.

— Спасибо тебе за поддержку! — я обняла Витьку и, смахнув слезы, снова посмотрела в его глаза.

 

Меня вдруг осенило и я, осторожно, подбирая слова, задала ему вопрос.

— А почему ты решил приехать сюда?

— Но, как же? Это же Настя!

— Ты все еще любишь ее? — растерялась я.

— Конечно!

Он произнес это так, будто иначе и быть не могло. Словно и не было всех этих лет, что они не виделись! Как будто на свете на самом деле существует подобная любовь! Одна единственная, любовь на всю жизнь и неважно если объект любви уже и не помнит о твоем существовании.

Витька был первый, кто увиделся с Настей после всего произошедшего. Нас в палату реанимации не пускали, а он каким-то образом сумел договориться с персоналом. И вот, когда сестре разрешили посещения, Настя первым делом, увидев нас, спросила:

— А где Витя?

Мы с родителями переглянулись. Снова возникло ощущение нереальности происходящего, как будто с Виктором Настю связывало что-то мистическое.

Вскоре появился и сам виновник нашего недоумения и тихонько стоял возле двери, пока мы не завершили наш визит.

Каждый день, навещая сестру в больнице, кто-нибудь из нас обязательно встречал там Виктора, создавалось впечатление, что парень живет в больнице. А когда Настю выписывали, сестра совершенно удивила нас, заявив, что домой она не поедет.

Ходить Настя не могла. Пока не могла. Врачи уверяли, что это ненадолго, все показатели были в норме и нужен был только толчок. Внутреннее усилие самой пациентки.

Папа с мамой организовали для Насти все условия. Оборудовали специальную комнату в их доме в поселке. Перестроили санузел и сделали различные спуски для удобства передвижения в инвалидном кресле.

— Куда же ты поедешь? — спросил папа, который торопился все устроить к моменту выписки из больницы Насти, и сейчас был крайне расстроен. Все мы, вполне естественно, подумали о том, что Настя собралась жить одна в своей квартире, чтобы не быть никому обузой.

— Я поеду с Витей, — заявила сестра, заставив наши глаза распахнуться от удивления.

То, что Витя посещал Настю в больнице было очень мило с его стороны, и мы были ему страшно благодарны за это. Но все же это был совершенно посторонний человек. Мы даже не знали, что у него на уме. Витя мало разговаривал с нами, чаще молчал и загадочно улыбался.

— Не выдумывай, дочь, — заговорил папа, — дома тебе будет намного лучше. В поселке сейчас хорошо! Природа, свежий воздух, натуральные продукты! И мы с мамой рядом. Ты быстро поправишься, обещаю!

— Без него я никогда не поправлюсь, папа, — вздохнула сестра.

— Без кого? — отец совершенно растерялся и посмотрел на нас с мамой, будто в поиске ответа.

— Чтобы встать на ноги, мне нужен Витя, — сказала сестра. Голос ее был спокоен, казалось, что решение принято Настей уже давно.

— Но, почему? С чего ты вообще прониклась к этому парню таким доверием? — спросила мама. Она настолько была поражена услышанным, что до этого просто молчала.

— Потому что он честный и искренний. В нем нет лжи! Как вы не понимаете?! Витя, он настоящий!

Я начинала понимать, о чем говорит сестра, и что именно происходит у нее на сердце. Настя испытала предательство, страшный обман. И теперь различие между лживым Олегом и бесхитростным Витей для нее имело огромное значение. Пожалуй, именно благодаря этому, Настя так спокойна в последнее время. Сестра, как будто сама стала другим человеком, уравновешенным и позитивным, несмотря на пережитое. И в этом безусловно была заслуга Вити.

— Папа, мама, Настя права! — я позволила себе вмешаться в разговор. — Сейчас для нее так лучше. Пусть поступает так, как считает нужным! А мы всегда сможем помочь, если сестра вдруг передумает.

— Но, куда ты с ним поедешь? — насупился папа.

— Разве можно жить с совершенно чужим для тебя человеком? — забеспокоилась мама.

— Витя не чужой! Вы только не обижайтесь, но он для меня сейчас самый близкий человек на всем белом свете!

 

Мы совершенно опешили от ее слов, но сияющие глаза сестры и ее радостный настрой не позволили нам больше сомневаться. Мы отпустили Настю! Спустя полчаса наблюдали, как странный Витька сын обычной почтальонши из нашего села, которая сейчас работала обычной санитаркой в обычной городской больнице, усаживает Настю в свое старенькое авто и увозит в непонятном направлении.

Каждый из нас думал тогда о том, что нужно бы вмешаться. Остановить Настю, прекратив этот балаган. Но никто, ни я, ни папа с мамой, не решились на это. Настя и Витя казались такими счастливыми, что даже облака в темном небе куда-то попрятались и неожиданно выглянуло солнце.

Первое сообщение пришло от Насти уже на следующий день. Сестра прислала фото, где они с Виктором были сняты возле храма «Утоли моя печали» в городе Саратов. Настя сидела в своем кресле, Виктор стоял рядом, они крепко держали друг друга за руки.

Потом было еще несколько фотографий из разных городов, и мы с родителями поняли, Виктор везет Настю к морю. Уже спустя три недели Настя на снимках была без кресла. Больше всего меня поразило видео, когда сестра, словно делала первые свои шаги, осторожно ступая по побережью. Я тогда множество раз пересматривала это и каждый раз плакала от радости.

В сентябре мы с родителями летели на свадьбу сестры. Волнение наше было вполне объяснимо. Мы боялись того, что все происходит слишком быстро. Откровенно опасались и того, что Настя может вспомнить свое недавнее неудавшееся бракосочетание. Да от самого Виктора нам было немного не по себе. И я, и родители привыкли считать его странным, хотя и были ужасно благодарны новому жениху Насти за ее спасение.

Настя и Виктор снимали небольшой домик прямо на побережье. Оказалось, Витька стал крутым программистом. Он создавал компьютерные игры. Не такие, где постоянно стреляют и убивают кого-то, в его играх можно было строить города и даже создавать целые цивилизации! Наверное, что-то подобное Витька и строил в детстве из подручных ему материалов. Когда мой муж Вадим познакомился с его работами, он сказал, что Витька просто гений!

Накануне свадьбы между мной и сестрой состоялся довольно откровенный разговор. Глядя прямо в глаза Насти, я спросила ее:

— Скажи, а ты любишь Витьку?

Настя счастливо вздохнула и покивала головой.

— Очень люблю! Я поняла это сразу, как только увидела его в больнице. Он стоял возле моей постели и смотрел на меня так, будто я для него все! Понимаешь, именно я! Я знала это, прочла в его глазах — он никогда в жизни не променяет меня на кого-то еще! Потому что любит! В ответ на это меня захлестнуло такое чувство благодарности! Я плакала и смеялась. Я была счастлива даже не чувствуя половину своего тела. Да даже если бы я была мертва, я была бы благодарна судьбе за то, что этот человек так любит меня! Полюбить его в ответ оказалось совсем несложно. Вернее, невозможно мне уже было не полюбить его! С каждым его приходом ко мне, когда он просто стоял возле моей кровати на коленях, сжимая мою руку, мое сердце наполнялось нежностью к нему, и я уже не представляла, как смогу прожить без него. Вся моя жизнь до этого была обычной шелухой. Ничего не значащей блестящей оберткой. И если бы для того, чтобы понять это, мне нужно было бы снова пережить тот позор во время моей свадьбы с Олегом, или даже ту боль, после того, как я по глупости бросилась с моста, я бы пошла на это! Ради того, чтобы быть с Витей, я бы пошла и не на такое!

Слушая сестру я обливалась слезами, но это были хорошие слезы! Мне довелось увидеть кое-что дальше собственного видения этого мира. Мне довелось заглянуть за облака и увидеть, как рождается любовь!

Не знаю как это бывает? Сначала человек проходит испытания, а потом получает заслуженную награду или просто, люди не видят своего счастья без каких-либо невзгод? В сущности это не важно! Главное — это уроки судьбы, которые учат беречь то, что есть у нас и чего мы не замечаем, пока судьба не покажет нам важность этого.

Никто из нас раньше не воспринимал всерьез Витьку. Мы, все его односельчане, считали этого парня ниже себя, и не давали ему шанса доказать то, на что он способен.

Сейчас же наш деревенский дурачок намного превосходит нас всех вместе взятых! Он создает компьютерные программы, одни из самых востребованных в стране. У него свой дом и семья! Мама его, бывшая почтальонка Нинка, живет вместе с ними, нянчится с внуками, их у Насти и Вити уже трое! Живут они там же, вблизи моря и я точно знаю, мало кто может похвастаться таким же миром в семье и взаимной любовью! А сколько еще их, таких же парней, которых общество не желает принимать за своих, называя странными?!

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,412sec