Мне разум говорил, что я теряю … Господь мне подсказал, что я нашёл! Рассказ

Народ в аэропорту накапливался в ожидании рейса. Оголтело носились друг за другом мальчишки, матери громко окликали их. Компания мужчин-сослуживцев шумно играла на чемоданах в карты.

Это был маленький аэропорт северного города. За стеклом стойки, словно в ином мире, томясь от безделья, сидели сотрудницы аэропорта. Вылет задерживали в связи с погодными условиями.

Андрею сначала стало жарко. Он уже снял пальто, снял свою большую енотовую шапку. Эта остановка была неожиданна.

 

Андрей последние дни «бежал сломя голову». Надо было столько всего успеть перед отъездом. Он и на сам рейс чуть не опоздал. За неимением легковой машины на буровой, приехал в аэропорт на грузовике, а тут …

Было ощущение, что он с разбегу наткнулся на препятствие.

Андрей огляделся, свободных мест не было. Он безнадежно встал , облокотясь о какой-то барьер, опустил к ногам свою дорожную сумку и придвинул её ногой к стене. Ничего не остаётся, как ждать.

Их рейс был с пересадкой, далее – до Москвы. Им объявили, чтоб не волновались – опоздание предусмотрят.

Андрей был в предвкушении московской встречи. Да, конечно, с родными, с матерью, с сестрой Ленкой, не видел их уже два с лишним года.

Есть ли на свете человек, которому, как бы ни был волнуем он житейскими бурями, как бы ни отдавался любимой работе, не мерещился родной дом, свой родной любимый уголок.

Но была и ещё одна встреча, которая тянула Андрея в Москву магнитным волоком – встреча с Лизой. Лиза …

Лиза была недостижимой мечтой. Когда-то именно из-за того, что начала она отношения с Сергеем, с его другом, и рванул он в эти края … Не хотел смотреть на это. Не мог гулять на их свадьбе. Подвернулось предложение, и уехал сразу.

Но через год Сергей с Лизой разошлись. Сергей особо не объяснял причину – не сошлись характерами да и все. А вот Лиза звонила Андрею, жаловалась на Сергея …

А Андрей втайне надеялся, что все это произошло не случайно, что Лиза и есть именно его судьба. Ведь судьба – она не дура… Она приводит к вам именно тех людей, которые нужны. И не важно на каком этапе жизни и какими путями, порой, даже невероятными.

Судьба …

Он не слишком вслушивался в жалобы Елизаветы, он витал в облаках от счастья. И сейчас он ехал за ней.

Последние звонки напрягали. Ему все время казалось, что вот-вот и он ее потеряет. Она стала совсем чужой, такой желанной, но такой далёкой. Лиза! Только дождись!

В сквозном и прохладном воздухе зала ожидания стоял гул. Плакал ребенок. Пассажиры дремали на сиденьях и чемоданах, ели купленное в ларьке, ходили в проходах. По ногам тянуло, и Андрей надел пальто.

Он думал: как привезет сюда Лизу? Как привыкнет она, москвичка, к жизни здесь.

 

В эти полярные края она ехать согласилась, хоть и с сомнениями. Но это всего лишь слова, телефонные обещания, а как будет на самом деле? Андрей верил и не верил в такое своё счастье!

Вот и сейчас шла полярная ночь. Вернее мглистый день полярной ночи. За окном по пустынному аэропорту несло поземку. В громоздких меховых комбинезонах, в шлемах, как два больших медведя, к самолёту шли пилоты.

Может полетим? Но объявлений не последовало.

Андрей огляделся и вдруг заприметил, сидящую вдали в углу на низком чемодане маленькую девушку. Бросились в глаза ее красные лакированные сапожки. Здесь практически все в этот сезон были в валенках или унтах, а тут…

Девушка обхватила ладошками пластиковый стаканчик, скрючилась над ним и отхлебывала чай. Потом варежкой на резинке вытерла рот, поискала мусорку глазами, но, почему-то, деловито убрала стаканчик в сумку.

Андрей невольно стал наблюдать за ней. Она что-то пожевала, повздыхала. Иногда она принимала позу деловитую и даже немного важную, стараясь самой себе казаться взрослее, но потом расслаблялась.

В конце концов, она начала клевать носом, периодически просыпаясь и опять выпрямляя спину, стараясь казаться бодрой. Поправляла выбивающиеся из-под платка светлые пряди. Но вскоре «клевала» опять.

Андрею захотелось быть поближе к ней, и он потихоньку перебрался на тот конец зала и встал рядом. Девушка сидела, засунув ладони между коленей и, по-прежнему, боролась со сном.

Было огромное желание сделать так, чтоб девушка все же поспала нормально, без этих падений головы и резких пробуждений.

И тут на скамье рядом освободилось место. Андрей поставил туда свою сумку, попросил присмотреть соседей и направился к девушке.

– Девушка, пойдёмте пойдёмте! – он взял ее под локоть, она, спросонья, поднялась, а он подхватил ее сумку и направился к скамье.

– Ох, я думала самолёт проспала…, – очнулась она уже, когда уселась.

Андрей впихнулся рядом.

– Да нет, ещё не объявляли. Поспите, я разбужу.

– Ну, что Вы! Я не хочу спать.

 

Это было так твердо и гордо сказано, что Андрей чуть не рассмеялся вслух. Но не рассмеялся. Девушка была серьёзна и несколько зажата.

– Вы куда летите? – спросил он.

– В Москву. А Вы?

– И я туда. У меня отпуск.

– А я как раз на работу туда, здесь была в командировке, теперь материалы надо отвезти, вообще-то, я – корреспондент областной газеты, но надо в Москву сначала на денёк.

– Что-то одеты вы не по здешним морозам, не замёрзли?

– Есть немного. Но терпимо.

Девушка была совсем юной, на вид ей было лет семнадцать. Но Андрей понимал, что корреспонденту должно быть немного больше.

И она изо всех сил пыталась казаться старше. Она порасспрашивала его о работе здесь, как бы из журналистского интереса. Андрей рассказывал с удовольствием, но вдруг заметил, что его собеседница дрожит.

Так и простудиться недолго.

– Ну вот что! Вижу, замёрзли Вы! Ну ка…, – он расстегнул свою сумку и достал большой колючий шерстяной свитер. Он был толстый и большой. Пожалуй, под маленькое пальто он не пойдет. А вот сверху – в самый раз.

– Нет, нет, ну, что Вы. Я не буду это надевать!

– Вы хотите заболеть? Считайте, что это команда. И никто Вас не увидит, перед самолётом снимем. Надевайте!

Потом он достал симпатичные женские унты, которые вез в подарок Лизе, и настоял, чтоб и их девушка надела. Она сдалась.

А он принес ещё чаю из ларька.

– Стойте! – он достал маленькую бутылку коньяка и плеснул туда. То же сделал и себе в стакан.

– Нет, что Вы делаете, я не пью!

 

Но Андрей настоял. Маленькими ручками с облупленными розовыми ноготками, торчащими из подвергнутых вдвое рукавов свитера, она взяла стакан и все же выпила. И вскоре уже спала крепким сном на плече у Андрея.

Ребенок совсем, – думал Андрей.

В Москву они летели вместе. Познакомились. Звали ее Полина. Она смешно терла варежкой круглое заиндевевшие с наружной стороны стекло иллюминатора, хваталась за подлокотники при взлете.

А он поменялся местом, чтоб быть рядом.

За хрупкой стеной самолёта могуче свистел ледяной ветер пространств. А здесь, внутри, в тусклом свете лампочек самолёта, было хорошо.

Поля, выспавшись в аэропорту, была бодра, выспрашивала его о жизни здесь, о трудностях, требовала подробностей и мелочей.

Один раз самолёт тряхнуло, он покачнулся, задрожал, и они на миг вдруг ощутили глубь бездны под ногами. Полина схватила его за руку и крепко сжала. А Андрей вдруг почувствовал совсем не страх, а ответственность за неё, за почти незнакомую девушку.

В Москву прилетели ранним утром. Он уже знал, что следующей ночью у Полины поезд в Пермь. Обменялись телефонами на всякий случай.

Он помог ей донести сумку, сам поймал ей такси. И долго смотрел вслед, прощаясь навсегда. Хорошая девушка. Но у него есть Лиза!

Дома встретили как надо! Визгом сестрички, слезами бабули, горячим борщом и теплой ванной. После беседы Андрей прилёг отдохнуть и проспал до обеда.

С Лизой договорились встретиться в три. Он обещал прийти к ней домой. Но Лиза позвонила и предложила встретиться в знакомом кафе.

Он купил цветы и с солнечной немного дурацкой улыбкой сидел за столиком кафе и поджидал.

Лиза пришла не одна, с подружкой. Спокойно села на подвинутый Андреем стул.

– О! Привет, Андрей! Это Галина, знакомьтесь. Какие мы небритые и нестриженные! У вас что там все такие?

– Здравствуйте! Нет, не все! Просто уснул с дороги, побриться не успел. Исправлюсь.

– Ну-ну. А мы вот из салона. Глянь, как меня покрасили. Наконец-то, нормального мастера нашла, а то – одни козлы … Как долетел?

– Долго. Рейсы откладывали. Метёт там у нас.

– У вас … Смотрю – совсем там обосновался, да? Может и правильно. Тут тоже – не сахар. Лимита только и находит себе работу, а коренным москвичам и места нормального не найти.

 

Лиза опять рассказывала, как оставил ее Сергей без копейки, как искала себе работу, как уволилась уже из двух организаций и теперь … А теперь надо думать, что у нее в жизни будет дальше. Тут она загадочно посматривала на Андрея, а он стеснялся присутствия подруги.

Наконец, та допила свой коктейль и ушла.

– Ты знаешь, Андрей, мне так надоела эта Москва, так хочется отсюда удрать! Куда-нибудь, где много солнца.

– Лиз, так ты со мной поедешь?

– Я б поехала, но что я там делать буду?

– Женой моей будешь. Ну, если работать захочешь, найдем и работу.

– И какую же?

– У нас много женщин работают. В столовках, например. Там не одна столовка. В детсаду. Но врачи есть, учителя, но это надо, чтоб диплом был … Хотя и с твоим дипломом дизайнера можно рисование преподавать, – Андрей говорил это, держа Лизу за руки, сложенные на столе. Говорил и улыбался. Ему было неважно, будет она работать или нет. Ему было важно, чтоб она согласилась ехать с ним.

– Ох, Андрюшенька. Ну и предложения у тебя.

Он вспомнил о подарке, достал унты и вручил их ей.

– Что это?

– Унты. У нас без них или валенок никак. Помнишь, я размер тебя спрашивал … Это нутрия, а внутри – мех овечий, теплый. Сунь вот руку.

Лиза смотрела на обувь, чуть наморщив лоб.

– Подошва какая толстая. А что просто в сапогах у вас не ходят?

– Ходят, но только не зимой. Зимой лучше в унтах. Я в валенках хожу. Люблю валенки.

– А когда квартиру обещают? Ты говорил…

– Не скоро ещё. Но через пару лет должны. – Андрей увидел, что Лиза допила свой коктейль, – Тебе взять ещё что-нибудь?

– Да, пожалуй, пина коладу закажи…, – сказала она задумчиво.

– Что? – Андрей не понял.

 

– Ой, ладно, я сама…, – она резко окликнула официанта, заказала непонятный для Андрея напиток, а потом попросила немного обождать с окончательным решением, – У меня сегодня ещё дела, давай увидимся завтра. Ты ведь не занят?

Андрей был абсолютно свободен. Коктейль долго не несли, и Лиза успела поругаться с официантом. Тот оправдывался и просил подождать ещё минуту, Андрею было неловко перед парнем.

– Ну, что ты, Лиз, успокойся!

– А почему я должна успокоиться. Я что себя на помойке нашла?

Андрей не понял смысла этого выражения и предложил взять мороженое. Лиза только фыркнула. Коктейля они так и не дождались, пока одевались, их догнал официант, сообщил, что коктейль принес.

«До верха неприличия обычно опускаются» – вспомнилась Андрею фраза его мудрого наставника на буровой.

Лиза не реагировала на официанта, с гордым видом продолжала поправлять шапку у зеркала, возвращаться не собиралась. Андрей рассчитался за коктейль.

Лиза попросила вызвать ей машину. Но у Андрея не оказалось номера телефона такси, и она, как показалось Андрею – раздражённо, вызвала себе такси сама.

Андрей после этой встречи чувствовал себя виноватым. Все не так: и подарок Лизе не понравился – она так и не забрала унты, и напиток он заказать не смог, такси даже вызвать и то – не смог.

Он отправился в направлении метро. Широко шагать, как он привык, здесь было трудно. Он все натыкался на людей. И, глядя на этот поток, удивлялся – сколько народу ходит здесь без дела. Ну, ладно командировочные, ну пенсионеры… А остальные…

А ведь сегодня среда, день рабочий. На душе было сумбурно.

Москва …

Где-то сейчас по кабинетам редакций бегает вот так и Полина. Интересно, как она там?

И вдруг Андрею нестерпимо захотелось ей позвонить. Но – нельзя. Наверняка, она занята. Ведь у неё всего один день есть на то, чтобы сдать материалы, а вечером, почти ночью – в путь.

 

Но он уже крутил в кармане телефонную трубку. И когда зашёл в вагон метро, набрал её номер.

– Алло, Полина. Это Андрей.

– Да, Андрей!

– Вы заняты? …

Поезд глухо шумел в тоннеле метро, за окном чернота, связь прервалась…

Андрей вышел на первой же станции, хоть и надо было ему ехать дальше.

– Алло, Полина, Вы заняты сейчас?

– Нет, я свободна. Я уже все сделала и сейчас у Третьяковки.

– Полина, а можно я тоже приеду туда. Я недалеко, – здорово приврал он.

– Конечно, приезжайте. Встретимся там …

Они долго бродили по залам Третьяковки, они делились друг с другом тем, что знают, приставали к дежурным с вопросами.

Потом зашли в ужасно дорогое кафе, и Полина, увидев цены, смешно вытягивала Андрея оттуда за рукав. Но он настоял – они выпили по чашке горячего шоколада.

Полина не могла успокоиться, ворчала на высокие цены, при этом перемазала шоколадом себе нос и выглядело это крайне комично. Андрей не выдержал, рассмеялся и вытер ей нос салфеткой. Полина косила глаза на переносицу и продолжала убеждать его, что это «чистой воды грабеж людей».

Андрею сейчас было очень хорошо, хотелось, чтобы этот день длился вечно.

– Поль, а у тебя парень есть? – наконец, решился спросить Андрей.

– Был да весь вышел. Ты думаешь, я просто так к вам на буровую ездила? Нет, я напросилась в командировку туда сама, потому что там – Игорь. Перестал звонить, вот я и решила, как снег на голову. Получилось. Только он там с женщиной уже живёт, сказали давно уже. Скрывал … , – Полина немного побледнела.

– Ясно. Тогда и я откровенно. В Москву не просто так приехал, думал – девушка меня ждёт. А вот сейчас встретился с ней и понял: нет, не ждёт. Может и держит, как запасной вариант, но точно – не ждёт …

– Может тебе показалось?

– Не думаю. А ты, – Андрей набрал в грудь воздуха, – А ты у меня никак из головы не выходишь. Никак.

 

Полина потупила глаза:

– А ты – у меня …

Они отправились к Андрею домой. Потом он об этом пожалел. Потому что в этот день больше Полина ему «не досталась». Её тут же взяли в оборот его домашние. Мама кормила, бабушка заваливала вопросами, а потом и вовсе – сестра утащила в свою комнату делиться с ней женскими секретами.

Вечером он провожал её на поезд с дополнительной сумкой еды, собранной его близкими.

– Как доедешь, звони. А я через неделю у тебя буду. С кольцом. Зарегистрируемся уже там, на буровой, объясни это матери. И, пожалуйста, успей сделать все, как договаривались. Я хочу, чтоб поехали мы вместе, – он достал пакет, – Вот, это тебе!

– Что это?

– Унты! У нас без них никак. Уж ты-то теперь знаешь …

***

– Привет, Андрей! Ты чего не звонишь? – раздался звонок от Лизы.

– Здравствуй, Лиз! Ты просила время подумать … решил не торопить.

– Ну, да! Андрюш, ты прости, но вот сейчас я поехать не смогу. Давай подождем немного. Ты не обидишься, ведь нет?

– Нет, не обижусь. Тем более, что и я подумал. Наверное, Лиз, надо уметь отпускать жизнь, которую мы себе запланировали, чтобы принять ту, которая нас ждёт.

– Что? Я не совсем поняла…

Но Андрею это было уже безразлично. Он не хотел возвращать прошлые чувства, он знал, что «завтра» зависит от его выбора.

И он его сделал.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:68 | 0,376sec