Вторая семья.

-Тома, твоя мама от меня ушла, — голос отца в трубке звучал жалобно.

Такой голос Тамара у него не слышала никогда, будто он принадлежал не сильному, решительному папе, а кому-то другому. Тем более то, что говорил сейчас отец, было каким-то абсурдом. Тамара растерянно посмотрела на своего приплясывающего рядом мужа. Муж кривлялся и многозначительно стучал пальцами по запястью, показывая, что они очень опаздывают.

 

Так давно они хотели сходить в кинотеатр, посмотреть нашумевший фильм. Билеты купили заранее. Звонок отца настиг Тамару на пороге, когда они с мужем уже бежали, понимая, что до начала сеанса остается мало времени.

-Тома, твоя мама от меня уходит, — сказал папа.

Первой мыслью девушки была, что кто-то ошибся номером. Это не может быть отец! Он никогда не разговаривает таким дрожащим голосом. К тому же то, что он говорит…

-Я не понимаю, пап. Куда она уходит?

-К другому мужчине. Она сейчас собрала свои вещи, а тот, другой, ждал ее в машине.

-Чушь какая-то, — пробормотала Тамара. — Это не может быть правдой. Мама не могла. Пап, я сейчас к тебе приеду.

Тома положила трубку и уставилась на мужа.

-Мама собрала вещи и ушла от отца.

Муж Тамары молча выпучил глаза.

-Сама ничего не понимаю, но нужно ехать к папе.

-Ну вот и сходили в кино, — выдохнул молодой мужчина. — Как-то не верится. Твои родители живут «душа в душу». Их отношениям можно только позавидовать. Ладно, раз уж кино отменяется, поехали, довезу тебя.

В машине Тамара вновь и вновь пыталась дозвониться до мамы. Абонент был недоступен. Девушка уже не знала, что и думать. Ее муж был прав. Родители всегда жили хорошо, и не только в материальном плане. Они понимали друг друга с полуслова, будто были двумя половинами одного целого. В детстве Тамара всегда хотела выйти замуж так, чтобы у нее было, как у папы с мамой, такое же полное взаимопонимание.

Двухэтажный родительский коттедж встретил Тому абсолютной тишиной и настежь распахнутой дверью. В широкой, всегда идеально чистой прихожей, сейчас валялись ошмётки грязи от обуви и выроненный мамин шарф. Раскрытая обувница зияла пустыми местами. Там осталась только мужская обувь.

Тамара вошла в дом у одна. Мужа она попросила посидеть в машине. Папа по телефону разговаривал так странно. Может быть, он не захочет изливать душу при зяте. Отец девушки сидел на кухне, за почти пустым столом. На столе стояла только половина бутылки водки и пустая рюмка. И это папа, который пил всегда только дорогой алкоголь и делал это по большим праздникам, либо тогда приходили гости.

Роман Сергеевич выглядел потерянным и сидел, уставившись в одну точку. Он даже не заметил, что вошла дочь. А когда она села напротив него, глянул пустыми глазами.

-Папа, объясни толком, что у вас случилось? Пока ехала сюда, я несколько раз звонила маме. Почему у нее недоступно?

-Она выключила телефон. Сказала, что не хочет никому ничего объяснять. С тобой обещала поговорить попозже. Я не понимаю. Нет, не понимаю, — мужчина помотал аккуратно постриженной головой. — Как такое могло случиться? Даже предпосылок никаких не было.

-Ты говоришь, она нашла себе другого мужчину? Такое не происходит одним днем. Вы больше тридцати лет вместе. Почти не ссорились, всегда поддерживали друг друга. Может быть, это какой-то розыгрыш?

Тамара говорила и сама не верила в свои слова. Такие розыгрыши не в стиле её мамы, серьёзной женщины, работавшей врачом-гастроэнтерологом.

 

-Какой розыгрыш, Тома? — вздохнул Роман Сергеевич. — Твоя мама собрала все свои вещи. Сказала, что больше ни на что не претендует. Ни дом, ни машина, ни деньги ей не нужны. Она уходит к человеку, которого полюбила. Я немного истерил. Пытался вырывать у нее чемодан. Выскочил к машине, хотел набить морду тому, к кому она решила уйти. И не смог. Когда увидел, кто это, совсем потерялся. Я знаю его. Это хирург из больницы, где твоя мама работает. Я познакомился с ним, когда забирал её с корпоратива. Но, Тамара, дело в том, что этот хирург совсем молод. Он, как минимум, на двадцать лет моложе нас с твоей мамой.

-Не может быть! — вскрикнула Тамара. — Мало того, что мама ушла, так еще и к такому молодому! Нет, тут точно что-то нечисто. Ты давай не раскисай. Я завтра поеду в больницу и все выясню. Ты что, пить собрался?

-Я? Пить? — Роман Сергеевич посмотрел на бутылку с водкой, отодвинул ее в сторону. — Я просто не знал, что делать, как вести себя в подобных ситуациях. Пить мне нельзя, мне с утра на работу. Ты не подумай ничего, но не могли бы вы с мужем сегодня побыть со мной? Что-то как-то тошно.

Мужчина потер грудь в области сердца.

-Тошно и непривычно быть одному. Когда мне бывало так плохо, я всегда спешил к Гале, поделиться с ней своими бедами. Вдвоем, казалось, все преодолимо. Мне и сейчас все время хочется позвать Галю из соседней комнаты. Никак в голове не укладывается, что её нет.

-Всё, пап, не вопрос. Сейчас пойду, позову мужа. Он в машине сидит. Приготовлю тебе ужин, вместе поедим. Может, даже ночевать у тебя останемся. А завтра, как я тебе уже и сказала, я прямо с утра поеду в больницу. Это всё глупость какая-то. Я выясню у мамы, что на самом деле происходит.

Тамара варила манты, которые нашла в морозилке и наблюдала, как ее муж пытается разговорами о работе отвлечь Романа Сергеевича. Мужчина отвечает невпопад. Никак не может выйти из состояния оцепенения, в котором нашла его Тома. И это Роман Сергеевич! Директор машиностроительного завода, сильный и уверенный в себе человек, которого никогда и ничто не могло «выбить из седла». Мужчина с легкостью преодолевал все неурядицы, рулил огромным заводом и внушал уважение всем своим подчиненным.

Оказывается, у него так легко это получалось, потому что за спиной был надежный тыл в виде жены. Галина Александровна была в курсе всего, могла поддержать, дать совет. И, наверное, была той самой шеей, которая вертит головой. Тамара никогда не представляла маму без папы, а папу без мамы. Они для нее были единым целым.

Не так давно на заводе Романа Сергеевича случилось крупное ЧП, в результате которого погиб человек. В ходе разбирательства выяснилось, что рабочий пришел на смену в нетрезвом виде и нарушил технику безопасности. Итог был плачевный. Мужчину затянуло в станок. Ничьей вины, кроме самого погибшего, в этом не было, но Роман Сергеевич, будучи директором завода, переживал очень сильно. Наверное, тогда Тамара видела у папы глаза наподобие этих, которые смотрят с его лица сейчас. Пустые, потерянные глаза. Но в тот момент рядом была жена. Она могла быстро привести мужа в чувство. Кто, как ни она, смог бы найти нужные слова? Тамара таких слов не знала и понимала, что той поддержки, которую оказывала отцу мама, она никогда оказать не сможет. Никто не сможет!

На утро девушка, как и обещала, поехала в больницу, где работала мама.
К тому времени телефон Галины Александровны включился и девушка смогла ей дозвониться.

-Мама, спустись к регистратуре. Я тебя тут жду.

Галина Александровна прибежала впопыхах. Выглядела она, как обычно. Ни капли смущения на лице.

-Тома, я знаю, зачем ты пришла, — схватила она дочь за руку и отвела в сторону от людей. — Ты хочешь спросить, что происходит, а мне нечего тебе сказать, кроме того, что ты уже знаешь, по всей видимости. Я полюбила другого человека и ушла к нему. Так бывает, дочка.

-Мама, какой это человек? Папа сказал, что он в сыновья тебе годится.

-Может быть и так. Миша моложе меня на двадцать один год. И тем не менее,
у нас родились чувства. Извини, Том, меня ждут пациенты. Мне надо бежать.

 

Мама убежала работать, а Тамара никак не могла успокоиться, принять то, что услышала. Вместо того, чтобы уйти из больницы, она пошла разыскивать молодого хирурга Михаила. Найти его было несложно. Мужчина был на операции. Тамаре пришлось подождать. Когда Михаил узнал, кто его ожидает, он вышел к Тамаре с улыбкой. Девушке захотелось стереть эту наглую улыбку с красивого лица молодого хирурга. Он смотрел на нее прямо, не отводя взгляда.

-Тамара, если не ошибаюсь? Не против, если буду на «ты»? Ты что-то хотела узнать?

-Конечно, я не против. Мы можем разговаривать на «ты», мы же почти ровесники — язвительно сказала Тома. — Одного не могу понять, что такому, как ты нужно от моей мамы?

Михаил перестал улыбаться и осуждающе посмотрел на Тамару.

-Вот в этом твоя большая ошибка. Ты недооцениваешь свою маму. Ты и твой отец. Она золотой человек, который всегда поможет и не бросит в трудную минуту.

-Это я как раз знаю, что моя мама такая. Но не об этом сейчас речь. Что конкретно тебе от нее надо? Зачем морочишь ей голову?

-С чего ты это взяла? — вскинул черную бровь хирург. — Я никому голову не морочу. Мы с Галей полюбили друг друга и решили жить вместе. В наше время никого не удивишь разницей в возрасте, а твоя мама прекрасно выглядит.

Тамара хотела увидеть Михаила, чтобы пристыдить. Но трудно ей было вывести из равновесия этого человека. Трудно, если не сказать невозможно. По крайней мере, у нее не получилось. Михаил остался корректен, очень уверен в себе и невозмутим.

«Как папа» — подумала Тома. «Как папа до этого события. А папу жалко, очень жалко. Он такого не заслужил. Иначе, как «нож в спину», поступок матери не назовешь.»

Так считала Тома и старалась больше времени проводить с отцом. Она не знала, где живет мама со своим молодым хирургом и не звонила ей сама. Когда же мама звонила девушка отвечала сухо. Давала понять, что злится и не собирается прощать и начинать общение с новой семьей мамы.

Прошел месяц.

С виду Роман Сергеевич был такой же, как прежде. Единственное — крупный, широкоплечий мужчина, может быть, теперь был не так широк в плечах. Эти плечи чуть сгорбились, будто от тяжести, а глаза смотрели тоскливо, сквозь собеседника. За эту пустоту в глазах отца Тамара временами начинала ненавидеть свою мать. Хотя и любила…

Она разрывалась между родителями. Мамин совет и поддержка девушке тоже были необходимы. Но стоило Тамаре только представить, что она увидится с матерью, а та будет рядом с этим нахальным Михаилом, девушку всю коробило. К такому она была не готова и никогда не будет готова!

Как-то вечерком к Тамаре приехала тетя Вера, родная мамина сестра. С тетей Верой они были довольно близки. Правда, не общались уже очень давно. Наверное, с момента маминого ухода. Тетя Вера была женщиной энергичной и не собиралась ходить «вокруг да около». Опустив свою объемную пятую точку в кресло, женщина спросила:

-Ну, как там твой папаша поживает? У него все прекрасно, я полагаю?

Тамара начала злиться.

-Теть Вер, а почему таким тоном? Что это еще за «папаша»? Мама ушла от папы к молодому парню, а ты еще и негативишь в его сторону. Если тебе интересно — папа держится. Да, ему больно, одиноко, но он держится. Он сильный человек и сможет пережить даже такой удар.

-В смысле, одиноко? — насупила свои густые брови Вера. — Твой отец что, до сих пор один?

 

-А с кем ему еще быть? — в сердцах говорила Тома. — В отличие от мамы, он не может так легко менять партнеров. Он прожил с ней больше тридцати лет и любил только ее.

-Тогда я вообще ничего не понимаю, — задумчиво подняла глаза к потолку Вера. — Может быть, Галя ошиблась?

-В чём она ошиблась? — спросила Тамара и сердце девушки забилось чаще.

Всё-таки есть тут какая-то тайна! Не просто так мама сорвалась от человека, которого любила столько лет. Тамара уставилась на тётку, понимая, что не выпустит её из квартиры, пока не узнает то, о чём случайно чуть не проболталась женщина. Вера это тоже поняла, по взгляду племянницы. Шумно выпустила из груди воздух, будто решаясь.

-Ну ладно, я расскажу тебе, хотя Галя мне язык отрежет. Она ушла не просто так. У твоего отца есть вторая семья и двое детей. Галя узнала об этом абсолютно случайно. Как-то вечером к твоему отцу заглянул мастер завода. Они сидели на кухне, выпивали вроде. Поздно уже было и Галя легла спать. Чего она встала, воды попить или еще по каким делам, этого она мне не говорила. Рассказывала только, что случайно услышала обрывок разговора. Твой отец говорил, что очень виноват, но детей бросить не может. Говорил, что придется рассказать все Гале, пока она не узнала сама. Сестра говорила, что в тот момент, когда она услышала эти слова мужа, ее будто обухом по голове ударили. Вся супружеская жизнь рассыпалась на кусочки. У мужа двое детей! Значит, как минимум, несколько лет он ее обманывает! Она не могла поверить. Решила покопаться в телефоне у Романа. Должны же быть там какие-то улики. Они нашлись сразу. Каждый месяц твой отец переводил крупную сумму денег по номеру телефона. Галя не поленилась, узнала, чей это телефон. Номер принадлежал молодой, одинокой женщине с двумя детьми. Все встало на свои места. Больше всего на свете Галя не хотела быть «брошенкой». Поэтому она и ушла сама. Ушла, пока твой отец не причинил ей еще большую боль.

У Тамары пока не укладывалось в голове то, что сказала ей тетка. Она все еще злилась на маму.

-Заметь, тёть Вер, она не просто ушла, а ушла к молодому мужчине. Значит, тоже был запасной аэродром. В один день такие вещи не решаются.

-Томка, да ты дурочка, что ли, совсем? Ты меня сейчас слушала? Это всё спектакль. Галя у меня живёт всё это время. А коллега по работе, ну, этот хирург, решил ей просто подыграть. Она попросила, он согласился. Что непонятного? Больше всего на свете Галя не желала быть несчастной, брошенной женой.

-Да ерунда какая-то, теть Вер, — вскрикнула Тома. — Если бы у папы была вторая семья, разве жил он до сих пор один? А он живет и страдает при этом. Это я наврала тебе, что он держится. Папе очень плохо.

-А ты думаешь Гале легко? Она ведь Ромку больше чем себя любила. Да что я тебе объясняю? Ты и так знаешь. Я к тебе поэтому и пришла. Думала уговорить тебя быть поласковей с мамой. Ей и так плохо, а тут еще ты рычишь.

-Знаешь что, тетя Вера, я прямо сейчас поеду к папе и все выясню. Я узнаю, что это за вторая семья и дети.

-Ну, наверное, пора, — выдохнула Вера. — Галка меня убьёт, конечно, но пора. Поезжай, Тома.

Роман Сергеевич обескураженно смотрел на дочь и никак не мог взять в толк, в чём она пытается его упрекнуть.

-Какая семья, какие дети, Тома? О чём ты вообще? Я всегда был верен твоей матери. Нет у меня больше никого и никогда не было. Ты хочешь мне сказать, что Галя с чего-то это надумала и поэтому ушла к молодому парню?

-Да в том-то всё и дело, папа, что ни к какому парню она не уходила. Мама у тети Веры живёт. Она всё наврала и подговорила коллегу подыграть ей. Как-то вечером она услышала твой разговор с мастером завода. Ты говорил о детях, что должен им помогать, что не можешь обманывать жену.

-О, Господи, — схватился за голову мужчина. — Я уже давно забыл о том разговоре. Тамара, это не мои дети. Это дети погибшего на заводе рабочего. У него осталась семья, двое детей. Я знаю, что моей вины в том ЧП нет, и все равно не хотел оставить детей рабочего без средств существования. Каждый месяц я переводил деньги его вдове из своих личных средств. Вот о чем я тогда говорил. Говорил, что чувствую за собой вину, скрывая это от Гали. Собирался ей рассказать. Как она могла понять это так превратно? Тома, ты сейчас серьёзно говоришь? Галя живёт у сестры? У неё никого нет? Я знал! Знал в глубине души, что не мог ошибиться в своей Галюне. Она не могла меня предать. Я сейчас же еду к ней.

 

Через полгода Тамара с мужем решили отметить годовщину свадьбы. Отмечали в ресторане. Гостей было не очень много. Само собой, были и родители. Самый первый тост произнес сам Роман Сергеевич. Он поднялся, взял в руки фужер с шампанским. Поправил пиджак.

Тома залюбовалась на папу. Какой же он у нее статный, широкоплечий. Оказывается, чтобы эти плечи всегда были расправлены, как сейчас, нужно всегда иметь рядом другое плечо. Хрупкое плечо любимой женщины. На неё, эту женщину, с любовью посмотрел Роман Сергеевич, прежде чем начать говорить.

-Наверное, многие присутствующие за этим столом знают, какое недопонимание произошло у нас с женой полгода назад и к чему это привело. Всю жизнь мы с Галей делились друг с другом самым сокровенным. Мы считали, что крепче нашей семьи быть не может. Один единственный раз я решил что-то от нее утаить. Это чуть не разрушило наш брак и принесло много боли.
Сокрытое мною было столь незначительно, а обернулось катастрофой. Так вот, что я хочу сказать. Тома, любите с мужем друг друга и никогда ничего не скрывайте. Любимый человек может не согласиться, может поспорить, но он должен знать. Семейная жизнь не терпит тайн.

Ирина Ас.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:68 | 0,455sec