Мост через реку времени.

День обещал быть жарким. Яркое весеннее солнце, пробиваясь сквозь молодую зеленую листву березы, растущей у дома, протянуло свои яркие лучи в комнату, где нежились в своем утреннем сне Оксана и Михаил. День был субботний, на работу идти не нужно и можно спать хоть до обеда. Михаил на это и рассчитывал. Но не тут-то было. Оксана вскочила первой, прошлепала по солнечным лучам на полу босыми ногами прямиком в ванную. И оттуда выпорхнула энергичная и свежая с полотенцем на голове и короткой тунике.

 

— Эй! Ты еще спишь? – удивилась она. – Весь выходной собираешься проспать? А ну-ка давай просыпайся! – Оксана тормошила мужа, стягивая с него простыню. А тот, блаженно улыбаясь, делал вид, что никак не может проснуться.

— Куда нам торопиться, — наконец-то он приоткрыл глаза.

— Ты что, забыл? Мы же вчера запланировали путешествие! – Оксана выглянула из ванной, где сушила волосы феном.

— Путешествие из Петербурга в Москву…- проявил свои познания в школьной литературе Михаил.

— Ну, надеюсь, это у нас впереди. А сегодня мы решили покататься на велосипедах. Съездить на Тахтарку.

Тахтаркой называлось красивое лесное озеро, расположенное в непосредственной близости от города. Озеро привлекало отдыхающих и весной, и летом, и зимой, и осенью. Здесь было тихо, красиво. Хорошее место для купания и рыбалки. Но купаться в конце апреля было рано и ребята решили просто прогуляться, полюбоваться весенним лесом. В этом году разлив весной был хороший. Рыбаки поговаривают, что озеро промоет полыми водами. Значит, рыба будет водиться…

Велосипедная прогулка по весеннему Павловску взбодрила ребят. Утренний Павловск в лучах весеннего солнца был необыкновенно хорош. Свежий ветерок охлаждал разгоряченные ездой лица. Путь лежал через весь город. А потом дорога сворачивала на луг, где была только грунтовая дорога, порядком размытая только что сошедшей водой разлившейся Осереди.

Михаил набрал хорошую скорость и, не рассчитав, влетел в глубокую колею. Оксана не успела затормозить и приземлилась рядом, по щиколотку утонув в свежей грязи. Ее белые кроссовки мигом потеряли цвет. Но Оксана была настроена позитивно и, увидев полоску воды невдалеке, устремилась к ней, чтобы привести себя в порядок. Михаил, радуясь своей неунывающей спутнице, приподнял своего двухколесного друга и тоже зашагал вслед за Оксаной.

— Не ушла еще водичка, — сообщила Оксана, отмывая кроссовки. – Это, чтоб ты знал, речка Самарка. Она почти исчезла, а вот видишь, весной разливается, можно даже проследить ее русло.

— Первый раз вижу Самарку такой широкой, — удивился Михаил. – Слушай, а вон мостик. Я его раньше не видел.

— Я тоже, — задумчиво промолвила Оксана, повернув голову туда, куда показывал муж. – Да и зачем он нужен, если летом речка полностью пересыхает.

— Летом пересыхает, а вот весной мостик очень даже пригодится. Смотри, ты видишь кто-то на лошади едет по мостику.

 

— Наверное, это наша Женя Жукова из конного клуба, — предположила Оксана. –

— Ну да, наверное, — согласился Михаил. – Ты посмотри, какая у них повозка красивая. Нам с тобой сегодня речку тоже не перейти. Пошли к мосту.

Пока ребята шли к мостику, таща чуть ли не на себе велосипеды, еще несколько ездоков на лошадях проехали по мостику. А потом и пара волов, запряженных в деревенскую телегу.

— Ух ты! – удивилась Оксана. – У нас еще и волы остались в виде тягловой силы?

— Ты знаешь, это , наверное, сейчас самый надежный транспорт, — пошутил Михаил. – Мы с тобой наш транспорт на себе тащим. А кони и волы людей в телегах и повозках тянут…

— Намек ясен! – улыбнулась Оксана. — Заводим себе пару волов на балконе и кобылку…

Они прошли по мосту и устремились по лугу к Осереди – еще одной водной преграде на пути к Тахтарке. Здесь когда-то давно была уложена булыжная дорога. Камни со временем стерлись, но еще были видны…

То ли полая вода хорошо промыла дорогу, то ли городская администрация здесь по программе реставрации общественных пространств провела реконструкцию, но дорога выглядела как новенькая. И ребята весело продолжили путь к знакомому мостику через Осередь.

— Ты знаешь, здесь раньше проходил большой почтовый Черкасский тракт: Москва – Воронеж – Новочеркасск – Ставрополь – Екатериноградская – Тефлис, Все, кто ехал по этому маршруту, неизбежно проезжали здесь – через наш Павловск…

— Впрочем, как и сейчас. Мимо Павловска из Москвы на юг не проедешь…Просто дорога ушла из одного конца города в другой и называется теперь трасса М4 «Дон», — вздохнул Михаил. И, дурачась пропел;

— Дорога, дорога, ты знаешь так много…- он запнулся, мимо него пронесся всадник. – О жизни моей непростой…Не понял, откуда здесь столько всадников?

— Сама думаю, — тихо сказала Оксана. Осередь была уже как на ладони – в этом году она широко разлилась, выйдя из своих берегов, залила луг, почти подходя к домам. Но в конце апреля вода начала спадать, луг просыхал и покрывался зеленью. Но все равно Осереда еще оставалась широкой и мостик был еще утоплен в воде.

— Похоже, мы поспешили с прогулкой на озеро, — посетовал Михаил. И вдруг осекся – Что это? Конный всадник, опередивший ребят, погрузился в паром и поплыл к противоположному берегу.

Оксана тоже настороженно смотрела за передвижениями плавсредства.:

-Это паром, видишь, — показала она рукой . – Смотри, смотри, на нем переправляются и волы с повозкой, которых мы видели на мостике Самарки.

— Тебе не кажется…- промолвил Михаил и замолчал.

 

— Кажется, — качнула головой Оксана. – Кажется, мой милый, что мы опять попали с тобой в прошлый век. Вернее, даже в позапрошлый…

— И чего это к нам привязалось это прошлое? – сердито проворчал муж. – Ну что с нами не так? И почему именно мы?

— В прошлый раз нас перенесли часы на павловских курантах. На следующий год виной стал салют. Что в этот раз? — задумалась Оксана.

— Вода, река времени, куда мы с тобой влетели на скорости на своих велосипедах! – догадался Михаил.

— Точно! Ну что же. Нам не привыкать. Зато у нас есть шанс все увидеть своими глазами. Тебе не кажется, что время выбрало именно нас, — подбадривающе улыбаясь, она коснулась локтя приунывшего Михаила.

У самой Осереди они увидели большой стенд, на котором были расписаны тарифы за услуги плавсредств, говоря современным языком. Ребята остановились у стенда, на котором было четко прописано, что по чем:

За переправу через мост:

1. С лошади в упряжке: в каретах, колясках, бричках, дрожках и других экипажах – 8 коп. медью

2. С лошади верховой – 4 коп. медью

3. ———— в упряжке в повозке, или телеге с кладью – 6 коп. медью

4 ———— без клади – 4 коп. медью

5. С пары волов в упряжке в повозке с кладью – 12 коп. медью

6. ———-— без клади – 6 коп. медью

7. С лошади без упряжки, с коровы, быка и другого крупного скота, исключая прогоняющих ежедневно на пастбищные места со штуки – 4 коп. медью

8. С мелкого скота, как то: овец, телят и пр. исключая равномерно прогоняемых ежедневно на пастбищные места и перевозимых на повозках со штуки – 2 коп. медью

 

За перевоз:

1. С пеших людей неслужащих – 2 коп. медью

2. Лошади в упряжке в каретах, колясках, бричках и других экипажах – 12 коп. медью

3. С лошади верховой – 6 коп. медью

4.—————— в упряжке в повозке или телеге с кладью – 8 коп. медью

5 —————— без клади – 6 коп. медью

6. С пары волов в упряжке в повозке с кладью – 20 коп. медью

7. ——————без клади – 10 коп. медью

8. С повозки или телеги, перевозимой с товарами на руках – 30 коп. медью

9. С бочки вина и водок, перевозимых в телегах без лошадей или без телег – 30 коп. медью

10. С карет и колясок, кои принадлежа перевозящим не служащим, перевозятся без лошади по воле проезжающих – 60 коп. медью

11. С бричек и дрожек перевозимых на том же основании – 40 коп. медью

12. С порожних телег на том же основании перевозимых – 6 коп. медью

13. С лошади без упряжки, с коровы, быка и другого крупного скота, исключая прогоняемых с кладью на пастбищные места со штуки – 6 коп. медью

14. С мелкого скота как то овец, телят и проч. Исключая равномерно прогоняемых ежедневно на пастбищные места и перевозимых на повозках со штуки – 3 коп. медью

— Ну и к какой категории мы относимся? – Оксана посмотрела на мужа?- У тебя есть какая-нибудь мелочь?

— Да какая мелочь? – расстроился Михаил. – Постой, вот есть по 10 рублей несколько монет, вполне за медяки сойдут. И даже пять рублей …серебром , — он извлек из кармана горсть мелочи. – Хорошо, что не выложил. Но вот примут ли?

— Эй вы! – окликнул их паромощик. – Переплывать будете, али по мостку пойдете?

— Да он же в воде! – откликнулся Михаил.

— Дык, и я о том, — хмыкнул паромщик в длинном сером плаще, почесывая седую бороду и ухмыляясь. – Вы вроде и не пешие, но и не конные. Чтой-то я такой штуки ни у кого не видал раньше, — указал он на велосипеды.

 

— А это, отец, сейчас выдают служивым людям. – Мы со срочным донесением к губернатору!

— Так чего медлите? Со служивых у нас плата не полагается, — посерьезнел паромщик. – Из каких краев будете? Вижу, что не здешние, — он искоса посмотрел на Оксану, одетой в спортивный костюм и кроссовки.

— Из самого Севастополя, отец, — нашелся Михаил.

— Сразу видать…- пробормотал паромщик.

— Много народу здесь проезжает? – со значительным видом заезжего «инспектора» спросил Михаил.

— Знамо дело! – приободрился паромщик. — Едуть и едуть, кто на конях, кто в бричках. Дамы те в колясках и каретах. На воды едуть лечиться, отдыхать…

— А паром этот ваш? — подала голос Оксана.

— Хозяйский, — деловито ответил собеседник. – Наша городская дума нанимает на время большой воды. Как без нас, без нас никак…

Паром подплыл к берегу и Оксана с Михаилом , держа под мышкой свои велосипеды, осторожно ступили на влажную землю.

— Чудно! – покачал головой паромщик и отправился за следующими пассажирами, ожидавшими его на другом берегу. В карете, запряженной парой отменных лошадей, сидела женщина средних лет в белой шляпке и устало отмахивалась от комаров, которых в весеннюю пору на Осереди предостаточно.

Оксана и Михаил устремились в весенний лес, наполненный пьянящим ароматом молодой зелени, первых цветов и переливчатым пением птиц…

— Как легко здесь дышится – вдыхая чистый воздух полной грудью, заметила Оксана и посмотрела на мужа. – А мне здесь нравится. Ты посмотри, никакого мусора, везде первозданная красота. Может, ну ее цивилизацию и 21 век? Что мы там с тобой забыли? Построим избушку на берегу реки…

— Милая моя, не забывай, что это первая половина девятнадцатого века и крепостное право еще не отменили….

В стороне по грунтовой дороге проехала та самая карета с дамой в нарядной шляпке…Вдруг из-за деревьев выбежал подросток в домотканной рубахе и босиком, который стремглав бежал прямо на Оксану с Михаилом. За ним гнался здоровый дядька с длинным прутом:

— Ах ты, шельмец, я тебе задам, как хворост в чужом лесу воровать. Пацану, видно уже досталось. Рукав на плече был разодран и виднелась глубокая кровавая ссадина.

— Лесник! – Оксана сориентировалась мгновенно. – Ваше благородие! – крикнула она мужику и тот приостановился. – Там на переправе – важный чиновник, а вы в таком виде.

Лесник тяжело дышал, еще весь в погоне за мальчишкой, но тот уже убежал далеко. Не догнать.

 

— Неужто по мою душу из лесного департамента пожаловали, — предположил лесник. – Благодарствую, что упредили. – Он развернулся и почти побежал назад, к домику лесника.

Мальчишка выглянул из кустов, где сидел, затаившись, и несмело подошел к своим спасителям.

— Эй, парень! Ты давай не нарывайся! – предупредил его Михаил. – А то в следующий раз защитить тебя будет некому.

— Тятька болеет. Мамка одна с малыми не управляется…Огонь развести, похлебку сварить, нет хвороста. Вот я и… — мальчишка зашмыгал носом.

— Ну, ну! Успокойся, — бросилась утешать его Оксана. – Ну хочешь, мы поможем тебе.

Они с Михаилом быстро собрали вязанку дров, примотали ее к велосипеду, и, посадив мальчишку на багажник, поехали к его избе. Леснику было не до них – он готовился к встрече с важными гостями.

Увидев сына в сопровождении незнакомцев, молодая изможденная женщина в платке, завязанном по самые глаза, охнула и прижала ладонь к губам.

— Это вам, сбрасывая вязанку у порога бедного жилища, — сказал Михаил. Женщина недоверчиво смотрела то на него, то на Оксану, будто ожидая какого-то подвоха.

— А это тебе! –Михаил протянул мальчишке свой велосипед. — Будут спрашивать, скажи подарок от служивых людей, которые, мол, к губернатору ехали…

Пацан недоверчиво подошел к велосипеду и несмело взялся за руль, как за рога козы…

— Научишься! – бодро пообещал Михаил.

И они с Оксаной, попрощавшись с матерью мальчишки, быстро удалились в сторону реки, которая виднелась невдалеке.

Когда они подошли к мостику, он странным делом уже совсем просох, а речка стала гораздо уже…На другом берегу реки сидел рыбак. В кустах валялся его велосипед.

— Послушай, мы, кажется, дома, — прошептала Оксана.

— Дома! – подтвердил Михаил. – Как ты думаешь, почему мы с тобой все время возвращаемся в прошлое? Ведь не зря же это? Видимо, часы на башне в новогоднюю ночь нам подарили временные лазейки, куда мы с тобой время от времени попадаем.

— Думаю, это затем, чтобы лучше знать наши истоки, нашу историю, — устало согласилась Оксана. – И не просто узнать, а поделиться этим с другими.

Они возвращались по дороге, где кое где виднелись стертые от времени булыжные камни, которыми был выложен когда-то давным-давно большой почтовый Черкасский тракт вблизи Павловска.
Зоя Баркалова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,341sec