Прости меня, дочка!

Лена уложила Иринку спать и гладила дочкины одежки. Иринка- девочка очень активная и энергичная, даже чересчур. Рисует- краской вымажется, ест- суп на себя прольет, на улице гуляет- вся в песке, в следах от травы и одуванчиков. Что ни день, то стирка. Все ей надо. «Фигаро здесь, Фигаро там»!

 

 

Вот и сегодня. Пять минут порисовала, побежала в ванную и затихла. Не к добру это. Лена зашла через три минуты, а Иринка в раковину воды набрала и пускает там кораблик-мыльницу.

-Ира, что ты делаешь! Я же просила! Посмотри, вода через край уже льется. Хорошо хоть первый этаж, соседей не зальем.

-Мама! Это море. А это корабль.

-А почему мыло на дне?

-Эта капитан. Он упал и я его спасала.

Ну да, спасала. Рукав у платья совсем мокрый, вода ручьем льет на подол и на пол. Переодела. Платье в стирку.

Только закончила, на кухне бульон закипел. Пока пену снимала, Иринка уже шкаф открыла. Одну игрушку достала, все остальные на пол вывалила…

Пока игрушки собирала и назад укладывала, Иринка журнал изрисовала.

Так и бегаешь за ней целый день. Про таких детей, как Иринка, говорят: шило в попе. Это точно. Ни минуты покоя. И горшок- отдельная тема. Уже 2,5 года ребенку, а все заигрывается, может забыть попроситься. Приходится за этим следить, время от времени сажать на специальный стульчик с горшком.

Вот тут и проблема. Не хочет Иринка на «троне» сидеть. Кричит:

-Не хочу писать! Хочу играть.

 

Минут двадцать сегодня уговаривала. Знала, что пора. А Иринка ни в какую. Кричит, капризничает, и все. В конце концов подняла её со стульчика. Трусики одела, колготки. И тут… В общем, пришлось переодевать Иринку полностью, включая тапки, лужу вытирать, мыть и стульчик, и горшок. И ведь посадила же вовремя, уговаривала 20 минут, знала, что пора. Ну что стоило сделать свои дела в горшок, как надо? И так обидно Лене стало, что шлепнула она дочку по мягкому месту. А потом одежку менять начала. Раздела, смотрит, а на попке красное пятно от удара в форме руки. Не синяк, просто пятно, но все равно. И так стало стыдно, и так дочку жалко, что Лена заплакала. И Иринка губки скривила, за шею обняла, :

-Мамочка, ты руку ушибла? Тебе больно? Мне так тебя жалко! Давай, подую.

«Психологи говорят, что, разговаривая с маленьким ребенком, нужно присаживаться на корточки, чтобы быть с ним на одном уровне. Нет, чтобы быть на одном уровне, надо на цыпочки встать,»-думала Лена.- Ты прости меня, дочка!»

Ника

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.97MB | MySQL:68 | 0,366sec