Не любимый зять

Зинаида Степановна поджав губы, наблюдала, как муж её дочери ловко управлялся инструментами. Ещё пару взмахов и теплица была готова. И как это у него получается, думала женщина, ведь вроде никто его не учил, отец рано noгu6, а мать… Прости Господи…

— Мама, принимайте работу! Всё сделано в лучшем виде!

 

— Не знаю, в каком виде было сделано, но у моего Мишани теплица гораздо лучше бы получилась. Хотя, что с тебя взять…

Глеб давно привык к такому отношению. И вроде в своё время за Светочкой красиво ухаживал, всё цветы дарил, безделушки всякие, на отдых вместе ездили, а какую свадьбу сыграли пышную, но всё равно не мог угодить тёще. Ради того, чтобы у его Светочки была свадьба мечты, Глеб даже полгода безвылазно торчал на Ямале, где работал в нефтедобывающей компании. Первое время после свадьбы, конечно, было тяжело, жили у тёщи, но потом он подкопил немного, взяли ипотеку, и теперь у них большая просторная квартира, новая мебель и много чего ещё, о чём мечтает каждая женщина. И вроде Глеб старался для семьи, но всё равно тёще угодить не мог. Всё ей было не так, и обои могли бы выбрать другие, и мебель по светлее, да и вообще, её дочь могла бы найти более лучший вариант, а не сироту без роду без племени. Вот и сейчас, когда парник был собран так, что и придраться было не к чему, Зинаида Степановна снова нашла причину, чтобы уколоть, как она считала нерадивого зятя.

— Ну, что работничек, иди пить чай. Хотя был бы кто другой на моём месте, он бы тебе вместо чая…

Глеб уже не слышал, что его ожидало, будь кто другой на месте Зинаиды Степановны, он всегда предпочитал пропускать обидные слова мимо ушей, за что его и любила жена. Светлана каждый раз так ему и говорила, когда они возвращались от матери в город.

— Глебушка, какой ты у меня молодец! За выходные ни разу с мамой не поссорился, хотя мог. Ангельское у тебя терпение… А вот Мишина жена и пару часов не могла усидеть у мамы в гостях, вот поэтому они к ней ни ногой.

— Я всё понимаю, Светик. Не бери в голову. Пожилой она человек, ей внимания не хватает, детки выросли, а желание воспитывать ни куда не исчезло. Может, мы ей внуков подарим? Пусть направляет свою энергию в мирное русло.

— Глеб, опять ты завёл этот разговор? Ты же понимаешь, как мне больно это слышать…

Глеб, конечно, понимал жену, но, тем не менее, всегда мечтал о наследнике или наследнице. Сколько денег было потрачено на её лечение, сколько литературы было прочтено, ему даже иногда казалось, что в гинекологии он разбирался больше, чем в нефтедобывающей отрасли.

 

Вот и сейчас не успел Глеб войти на кухню, где тёща уже накрыла стол к вечернему чаепитию, он снова услышал слова о том, что Светочка могла бы найти кого-то по-лучше, авось и детки давно были бы. А то связалась с бесплодным… Светлана, не выдержав слов матери, пулей выскочила из-за стола. Ей было стыдно перед мужем, что он должен был терпеть все эти высказывания ради неё, но больше всего ей было обидно за то, что по-настоящему скорее всего бесплодной была она, ведь у Глеба в отличие неё все анализы были в норме.

— Ну, зачем вы так мама? Неужели вам не жаль дочь?

— Не мамкай! Ты мне не сын, и вообще должен благодарить меня, что я позволила своей доченьке выйти замуж за такого, как ты!

Глеб покачал головой, он понимал спор, был неуместен, и лучшим решением было успокоить жену и увезти её отсюда подальше. Всю дорогу Светлана проплакала, и Глебу даже приходилось несколько раз сворачивать на обочину, чтобы успокоить жену.

— Ты меня извини, Светик, но я считаю, что нам ненужно больше туда ездить.

— Хорошо… Глеб, обещай, что не бросишь меня. Обещай, что даже если я не смогу тебе родить ты не разведёшься со мной.

— Девочка моя, что ты такое говоришь? Как не сможешь родить? Ты обязательно родишь, и не одного, а несколько. У нас будет много деток.

— А вдруг…

— А если не получиться, то усыновим или удочерим кого-нибудь. И вообще, я считаю, чем больше мы думаем об этом и боимся, тем сильнее мы отдаляемся от нашей мечты.

— Как это?

— Я на днях уезжаю на работу, и чтобы ты не скучала одна и не терзалась в сомнениях, я купил тебе путёвку в Египет.

— В Египет?

— Да, ты же всегда мечтала там побывать.

— Мечтала, но как я полечу туда одна?

— А ты не одна полетишь, с тобой полетят твои подруги, Таня и Марина.

— Как ты это устроил? Ты и им путёвки купил?

 

— Да нет. Я просто встретил их в турфирме, они как раз тур выбирали, ну я им и объяснил что к чему. Ты бы видела их глаза, когда они узнали, что ты полетишь вместе с ними.

— Спасибо тебе, любимый! И прости ещё раз за маму…

— Не бери в голову, она это не со зла.

И вот наступил день, когда Глеб проводил свою жену в Египет, а сам улетел на работу. Время пролетело быстро, и спустя пару недель загоревшая и довольная Светлана вернулась домой. После того, как с работы приехал Глеб, было решено устроить дома праздник. И вот все гости были в сборе, праздничное застолье было в самом разгаре, и тут Зинаида Степановна не выдержав, снова решила уколоть зятя.

— Глеб, а твой парник накрылся медным тазом. Говорила же я Светлане, что неумеха ты, не верила она мне. Только деньги перевела… Пришлось новый заказывать.

— И как ваш новый парник поживает, мама?

— Не поверишь, всё просто отлично! Там такой мастер приезжал, такой хороший, заботливый, он мне и парник установил, и ещё по дому кое-что отремонтировал. Мечта, а не мужчина! Жаль Светочки тогда не было, я бы их познакомила.

— Мама, а ничего что я замужем?

— Ой, не городи ерунды! Сейчас это дело поправимо, вас быстро разведут, тем более, что у вас нет детей.

— Мама, хоть мне и неприятно это говорить. Да, простит меня Бог, уходи и больше никогда не приезжай к нам! И вообще забудь, что у тебя есть дочь!

С тех пор Глеб и Светлана зажили спокойнее, ненужно было каждую неделю ездить за город, чтобы в очередной раз выслушивать нравоучения и очередные попрёки Зинаиды Степановны. Женщина тоже затаилась на некоторое время, и вынашивала очередной план, как разлучить свою непутёвую дочь с нерадивым зятем. И такая возможность ей в скором времени представилась.

 

Светлана уже несколько дней летала, как на крыльях. От волнения она уже несколько раз делала тест, и каждый раз он оказывался положительным. Ей не верилось, что наконец-то это свершилось, и они с Глебом наконец-то станут родителями, хотя может это всего лишь сон? И молодая женщина снова и снова щипала себя, чтобы проснуться. И вот, наконец, прошла ещё неделя, сомнений быть не может, она ждёт ребёнка. Приготовив праздничный ужин и позвав по этому случаю гостей, Светлана сидела в предвкушении того, как обрадуется муж, узнав новость о её беременности. И хотя и муж, и гости уже несколько раз спрашивали её, по какому поводу они все здесь собрались, Светлана стойко молчала. И вот пришёл курьер и принёс письмо, адресованное Глебу. Глеб вскрыл конверт, а там был тест с двумя полосками, и снимок УЗИ. Счастью не было предела, и даже Зинаида Степановна сменила гнев на милость и в кое-то веки обняла Глеба и поздравила его. Но его счастье было не долгим. Каждый раз, когда она приезжала к ним, или они приезжали к ней на дачу, Зинаида Степановна старалась подшутить над зятем.

— Зятёк, а тебе не кажется странным, что у вас детей не было, а как поехала Светочка в Египет, так сразу же и забеременела?

— А что тут странного? Отдохнула, развеялась и успокоилась, вот и получилось всё у нас. Все болезни, как известно от нервов. А там не было никого рядом, кто мог бы ей эти нервы подпортить.

Зинаида Степановна намёк поняла, и решила не отставать от зятя, а ещё больнее уколоть его.

— А я вот думаю, что это всё-таки какой-нибудь араб. Ты только представь: знойные ночи, звёзды, она и он…

— Вам бы романы писать, Зинаида Степановна, да и не вздумайте шутить об этом возле дочери, она может на вас обидеться.

Когда Светлана родила, поводов для сомнений прибавилось ещё больше. Новорожденный был смуглым, с чёрными волосиками и такими же глазками.

— Ну, что я говорила? А ты не верил! Ребёночек точно не твой! Эх, Светка, эх, молодец!

И тут Глеб засомневался, а вдруг тёща права, и его сын не его вовсе. Теперь каждый раз беря ребёнка на руки, он внимательно всматривался, и всё больше и больше убеждался, что маленький Егор не его сын. Поговорив с женой, и рассказав ей о его подозрениях, он поставил Светлане условие: либо они делают тест ДНК, либо…

 

— Ты мне не веришь? Как ты вообще мог об этом подумать?

— Так думаю не только я, твоя мать сама мне этим тычет постоянно.

— Хорошо, ДНК так ДНК, мне бояться не чего, а тебе должно быть стыдно за это.

И вот заветный конверт у них в руках, а там… Глеб не мог поверить своим глазам, значить права была тёща, когда говорила, что ребёнок не его. А Светка тоже молодец, поехала отдыхать и тут же завела роман на стороне. Наверное, это и к лучшему, теперь Зинаида Степановна успокоится, сбылась её давняя мечта, развести Светлану с ним.

Светлана уже месяц жила у матери, она не могла понять, как такое вообще могло произойти, что Глеб не отец её ребёнка. Она даже в мыслях не могла изменить ему, не то что в реальной жизни, но всё равно с результатами анализов не поспоришь. Глеб подал на развод, и Светлана с замиранием сердца ждала судебное разбирательство, где ей предстояло оправдываться в собственной невиновности. Ей было стыдно и одновременно больно, что любимый человек ей не верит. Не поверил ей и судья, но почему-то направил их обоих на повторные анализы. В этот раз тест ДНК сделали они оба, и каково было удивление Светланы, когда она узнала, что её сын не её вовсе. Как это вообще могло произойти? Что за чертовщина? И где тогда её ребёнок? В это разбирательство вмешалась полиция, они быстро выяснили, что в день, когда рожала Светлана, было много рожениц, и вполне возможно, что детей могли просто перепутать, тем более что в тот день почти не было естественных родов, только кесарево. Да и Светлане ребёнка сразу же после родов не дали, а принесли только на следующий день, когда она более менее пришла в себя. И снова поиски, и снова анализы, и вот наконец-то Светлана держала в руках своего настоящего сынишку. О разводе они больше не думали, все их мысли были только о вновь обретенном сыне. Медперсонал наказали в соответствии закона, а Зинаида Степановна, старалась больше не вмешиваться в жизнь молодых. Хотя её нет-нет, да подмывало это сделать.

— Зинаида Степановна, вы не представляете, как я вас люблю!

— С чего бы это? Ты выпил что ли?

— Нет, вы же знаете, что я не пью. Просто, если бы не вы, так мы бы и прожили в неведении, и наш ребёнок рос бы где-то вдали от нас, а так…

 

— Я тоже хотела тебе сказать… Ты прости меня за всё… Тот парник, что ты делал, он стоит и даже не шелохнётся, я наврала тебе про мастера. Всё хотела тебе досадить, считала тебя не парой моей дочери… Прости меня дуру старую, думала я, что Светка после развода со мной жить станет, совсем скучно мне одной… Не учла я одного, что не о себе надо думать, а о счастье своих детей. Лучше тебя зятя на свете нет и быть не может. Ты простишь меня, Глебушка?

— Прощу, только у меня есть одно условие.

— Говори, всё выполню! Я обещаю! Только прости меня дуру старую!

— Переезжайте к нам. У нас места много, да и ребёнку с бабушкой будет веселее.

Светлана вышла из комнаты, и увидела, как два её родных человека стоят, обнявшись посреди кухни. Неужели свершилось, и мама наконец-то приняла её выбор, или это всё-таки временное перемирие? Хотя какая сейчас разница? Главное они вместе, они счастливы, а как дальше сложиться жизнь время покажет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,317sec