Новогодний вор

Лидия вздохнула и откинула с груди одеяло. Жарко. На улице оттепель, по карнизам стучит то ли дождь, то ли капли с таявших сосулек. А она помнила, как в восьмидесятые в новогоднюю ночь был сильный мороз. Трубы лопались в домах.

«На нас не угодишь: мороз – плохо, оттепель – ещё хуже. А хорошо бы снежок шёл, лёгкий, пушистый… — Лидия вздохнула. – Всё равно из дома не собираюсь выходить. Так какая разница, что на улице творится? Хорошо, что воду дали».

 

Тридцатого декабря соседей снизу залило. Сначала прибежала соседка, потом пришёл слесарь – молодой парень. Посмотрел в ванной, прошёл на кухню, не нашёл причины затопления соседей и ушёл, оставив после себя какой странный запах, вроде замазки или мятной жвачки. Кажется, он и правда жевал что-то. Воду отключили, но через три часа дали.

А вчера пришёл Дед Мороз. Она открыла, потому что подумала, что соседка зашла за чем-то. Дед Мороз сразу с порога стал спрашивать про Коленьку. Лидия пыталась сказать, что нет здесь никакого Коленьки. Но Мороз не слушал, отодвинул её в сторону и прошёл в комнату, зыркал по углам, словно она могла кого-то прятать. Ей это ужасно не понравилось. Оказалось, перепутал дом. И снова это запах.

Лидия встала и пошла на кухню. Голые ступни холодил линолеум. Лидия налила воды из остывшего чайника в чашку и подошла к окну. Новогодняя ночь, а в домах мало окон горит. Все уже спят? Лидия посмотрела на часы на газовой плите — половина четвёртого ночи. Конечно, старики вроде неё уже спят, а молодёжь гуляет на улице или ещё где. Что им дома-то сидеть? Ещё насидятся в старости.

Лидия пила мелкими глотками воду и вспоминала, как у них было весело, когда был жив муж, дочка Света жила с ними. Раньше она тоже радовалась подаркам, готовила салатики, наряжала ёлку. Как же хорошо было. Казалось, не будет старости, вечно она будет молодой, сильной и здоровой…

Лидия поставила чашку в раковину, выключила свет и вернулась в постель. Она мечтал о тихой и спокойной старости вместе с Виктором. Здоровьем Бог не обидел. Жить бы да жить…

Светочка родила сына без мужа. Так и не сказала, от кого. Они с мужем боялись, что останется одна. А она вышла замуж, да ещё за француза. Уехала, когда Сашенька учился в первом классе. Далеко. Сама она приезжала три года назад на похороны отца. А вот внука Сашу Лидия не видела с тех пор, только на фотографиях, присланных дочерью.

Дочь звала к себе, во Францию, после смерти Виктора. Лида отказалась. А кто ухаживать будет за могилкой? А ну как умрёт на чужбине? Нет, она хотела лежать рядом с мужем. Жизнь делили пополам, и в могиле должны рядом лежать. Да и тяжело на старости привыкать к чужой стране.

Лидия снова вздохнула. Деньги дочь присылала. Она почти не тратила, откладывала, хватало пенсии. Муж часто ей дарил золотые украшения. Она ругала его. А он отвечал, что это вложение денег. Мол, золото никогда не потеряет своей актуальности и ценности. Надевала их редко. Предлагала Свете забрать, но та отказалась.

 

Лидия почувствовала, что, наконец, проваливается в сон.

***

А в это время под её окнами стояли парень с девушкой.

— Смотри, свет выключила. Спать легла,– сказал парень.

— Ты же не пойдёшь к ней прямо сейчас? – испугано спросила девушка.

— Конечно, нет. Вряд ли ночью дверь откроет. А шуметь не хочется. Я пойду к ней завтра утром. Соседи будут спать после новогодней ночи. Да если и услышат чего, подумают, что кто-то ещё продолжает встречать Новый Год, – парень хохотнул.

— Ты же ничего ей не сделаешь? – взволнованно спросила девушка.

— Нет, если сопротивляться не будет. Ей должно быть к семидесяти. Зачем руки марать? Квартира, знаешь, какая?! Золото и деньги точно есть. Дочь из Франции присылает. Не оставит же она умирать мать на одну нищенскую пенсию.

Я когда заходил к ним в первом классе, Сашка мне показывал фотографии. Знаешь, сколько у неё украшений? Дед дарил. Он каким-то начальником был. Продадим их, денег нам надолго хватит, — мечтательно заметил парень.

— А если она испугается и умрёт? – не унималась девушка.

— Скатертью ей дорога, — ответил равнодушно парень. — Пожила, хватит. Пусть даст другим пожить, — он снова засмеялся.

— Борь, а вдруг она узнает тебя? – девушка замерла, глядя на Бориса.

— Не узнает. Видела меня мельком. В первый раз я специально на лоб козырёк бейсболки надвинул. А в костюме Дела Мороза у меня лицо вообще бородой и усами было прикрыто. Дашь, не бойся, всё будет хорошо.

— А если она не откроет дверь? – не унималась Даша.

-Это ещё почему? – Борис задумался. — Ну, если не откроет, назовусь внуком Сашкой. Он уехал маленьким, не приезжал сюда много лет. Она не представляет, как он выглядит. Лицо у него обычное, как и у меня. Я всё продумал. – Парень прижал к себе Дашу и поцеловал в висок.

— Все будет хорошо. Вот увидишь. И заживём мы с тобой, Дашка…

— Мне не нравится это, Борь. Пойдём отсюда.

— Пойдём, — согласился он, и они ушли, обнявшись.

***

А Лидия спала, не подозревая, какая опасность нависла над ней.

 

Она проснулась рано, но ещё минут пятнадцать валялась в постели. За окнами стояла непривычная тишина. Город ещё спал после бессонной сытной ночи. До обеда на улицах будет пусто.

Лидия встала, умылась, заварила свежего чая. Потом с чашкой села перед телевизором. Шёл один из старых фильмов. Хоть и знала все слова наизусть, а всё равно смотрела с удовольствием. Таких фильмов уже не снимают.

В самый интересный момент в дверь позвонили. Лидия отнесла чашку на кухню, поставила в раковину. Звонок повторился, такой же короткий и осторожный, как в первый раз. Лидия застыла на месте, прислушиваясь. Подумала, что нежданные гости ушли, но звонок раздался снова, более продолжительный и резкий.

Лидия осторожно подошла к двери, заглянула в глазок и увидела незнакомого парня. Он смотрел прямо на неё. Поднял руку, чтобы н6ажать на кнопку звонка. Лидия подумала, что снова что-то случилось у соседей, и открыла дверь.

— Снова потоп у соседей? у меня всё в порядке, – сказала Лидия, вглядываясь в лицо молодого человека.

– Ты меня не узнала, ба? Это же я, Сашка. — Молодой человек улыбнулся.

— Саша?! – Лидия всплеснула руками. – А ты один? Где Света, отец? Как же так? – От удивления она даже забыла пригласить его в квартиру. — А почему Света не сказала, что ты приехать собираешься? Ведь она звонила мне неделю назад, у вас там Рождество как раз было.

— Да я и сам не знал, ба. Так вышло. А ты мне не рада? – Улыбка сползла с губ Саши.

— Ой, что же я на пороге тебя держу? Проходи, — Лидия, наконец, пригласила его войти.

— Все же я не понимаю, как же ты приехал, один? – Не могла успокоиться она, пока Саша раздевался.

— А у тебя все по-прежнему, ба. – Саша проигнорировал её вопрос, прошёл в комнату, огляделся. – У тебя даже ёлки нет.

— Волокита одна. Мне одной она ни к чему. Поставила бы, если бы знала, что ты приедешь. Почему не предупредил? — Лидия всё никак не могла взять в толк, почему Саша приехал один.

— Ты извини, что без подарка. Как-то спонтанно получилось, не успел купить, — не глядя на Лидию, сказал Саша.

— А ты зачем приехал-то? Случилось что?

— Так каникулы, ба, — весело сказал внук. – Решил вот навестить тебя.

— А Света знает, что ты ко мне поехал?

— Я уже позвонил ей, сказал, не переживай, ба. – Он подошёл к Лидии и обнял.

Лидия почувствовала знакомый запах замазки или жвачки.

— Саша? – спросила она и отстранилась.

— Что?

 

Лидия увидела совсем чужой взгляд. Впрочем, столько лет не видела внука. Мальчик вырос, совсем взрослым стал, изменился. Но что-то не давало ей покоя. И этот запах…

— Голодный? Только у меня нет ничего. Чаю пока? А потом я приготовлю что-нибудь.

— Чай буду, а есть не хочу, в самолёте кормили. — Саша обходил комнаты, трогал вещи. – Ну, а ты как? Не болеешь?

— Старость, Саша, здоровой не бывает. Скреплю потихоньку, — ответила Лидия и пошла на кухню.

— Да ладно, ба. Ты хорошо выглядишь, — Саша вошёл за ней в кухню, сел к столу и улыбнулся.

Лидия всё пыталась узнать в этом взрослом парне своего внука. Глаза у него серые, но какие-то холодные. Волосы вроде темнее были. На всех снимках, присланных Светой, У Саши короткая стрижка, а тут длинные русые волосы до плеч. И взгляд беспокойный, бегающий.

Он заметил, что Лидия разглядывает его, отвернулся.

— Ты не Саша, – вдруг сказала Лидия и сделала шаг к двери. Но парень поймал её руку и стиснул запястье.

— Раскусила, старая? Ну и хорошо. Надоело изображать из себя твоего внука. Так даже проще, — сказал Борис и метнул на Лидию холодный взгляд.

Лидия заморгала глазами и попыталась вырывать руку из его цепких пальцев.

— Да не переживай. Не нужна ты мне. Мне деньги нужны и золото. Твоя дочка ведь присылает тебе? Видел на снимках, какие дед тебе дарил украшения. Сашка твой показывал. Ты как новогодняя ёлка в них сверкала, — Борис хихикнул своей удачной шутке.

— Борис? – испуганно спросила Лидия.

— Зря ты меня узнала. Теперь мне придётся тебя убить. Сама посуди, зачем мне свидетели? Ты же полиции меня сдашь. Сдашь? Хотел всё по-тихому, по-хорошему сделать. — Он ещё больнее стиснул её руку.

Лидия еле держалась на ногах. Она поверить не могла, что Борис, друг Саши, сейчас сидит здесь и угрожает убить её. Они же вместе в садик ходили, потом в первом классе учились, за одной партой сидели. Думал, что она в маразме, не узнаю его? Значит, он приходил в виде сантехника и Деда Мороза, проверял.

— Всё, хватит воспоминаниям предаваться. Пошли, бабушка. – Борис издевательски хохотнул, встал и потянул Лидию за руку в комнату. — Только пикни, убью на месте, — сказал он, резко остановившись, и достал из кармана нож.

 

Лидия задрожала от ужаса, не в силах отвести взгляд от острого лезвия.

— Давай деньги и золото. Ну! – прикрикнул на неё Борис.

«Отдам или нет, всё равно убьёт. Сам сказал, свидетели ему не нужны. Боится, что полиции сдам его».

Лидия словно услышала голос мужа: «Не храни все драгоценности в одном месте. В бельё не прячь. Там воры в первую очередь искать будут. Раздели по разным местам. А лучше положи на видное место. Например, в сервант, в вазу, и насыпь сверху конфет в ярких фантиках. Не догадаются, что драгоценности у них перед носом лежат. Чем дальше спрячешь, тем скорее найдут…»

Лидия, пошатываясь, подошла к шкафу, сунула руку между простынями. Борис подскочил к ней, отпихнул в сторону, выкинул из шкафа стопку простыней на пол и увидел шкатулку. Глаза его алчно заблестели. Он достал её и открыл.

— Что-то мало тут. Где остальные? – крикнул он, глянув зло на Лидию.

— Нет больше. Продала, когда тяжело было. Мужа хоронила, памятник ставила… — сказала испугано Лидия.

— Ты мне голову не морочь. Показывай, где деньги лежат! – Борис стал наступать с ножом на Лидию.

Она попятилась, ноги упёрлись в сиденье дивана. Лидия охнула и упала на него, завалилась на бок и закатила глаза, стараясь не дышать. «Сейчас он подойдёт, пощупает пульс и поймет, что обманываю его», — подумала она.

— Чёрт! – вскрикнул Борис.

Но проверять пульс не стал, побрезговал. Постоял над ней мгновение. Лидия услышала, как он шарил в шкафу, кидал книги с полок на пол… Потом ушёл в другую комнату. Но Лидия боялась пошевелиться, так и лежала, притворившись мёртвой.

Борис вернулся в комнату, где лежала Лидия, ругнулся, запихал украшения в карман и вышел. Когда хлопнула входная дверь, Лидия села. Голова кружилась от сдерживаемого дыхания. В висках стучало.

Она осторожно встала и пошла в прихожую, заперла дверь на внутренний замок. Ключи от квартиры лежали на тумбочке у зеркала. С облегчением подумала, что не взял ключи, значит, не сунется больше. Лидия бросила взгляд на стоптанные сапоги в углу прихожей. Деньги она держала именно в них, под носками. Шатаясь, вернулась в комнату. Ваза с конфетами так и стояла на полке серванта не тронутой. В комнате был разгром, как после обыска.

 

— Спасибо, Витя. Ты как всегда оказался прав, — сказала вслух.

Она долго сидела, уставившись в одну точку, стараясь унять дрожь в теле. В возрасте такие переживания опасны. До самого Рождества Лидия боялась выйти на улицу. Плохо спала, прислушивалась к звукам за дверью. Только утром седьмого января она пошла в храм.

Потом позвонила Света.

— Мам, с Рождеством тебя! Как ты? – весело спросила она.

— Хорошо, доченька. А вы? Как Саша?

— Что-то случилось? Голос у тебя какой-то…

— Соскучилась просто.

— Так приезжай, мам. Мы только рады будем. Ты там совсем одна…

Лидия снова стояла у окна. «Спасибо, Господи, уберёг от беды. А может, и правда, поехать? Париж посмотреть, по Монмартру погулять? Жизнь одна… Где наша не пропадала? — Лидия улыбнулась низкому солнцу, окрасившему небо над крышами домов в малиновый цвет. — И деньги потрачу. Чего их копить? А главное – зачем и для кого?»

«Не там вор крадёт, где много, а там, где плохо лежит»
Русская пословица
«- Я вырос в бедности, но никогда не крал.
— Может, у тебя не было удобного случая»
Рэй Брэдбери

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,372sec