Объявленная свадьба

Алевтина Васильевна твердо решила устроить личную жизнь своей дочери Ирочки. Девочке уже пора. И нельзя допустить, чтобы она по молодости и наивности глупостей наделала.

А то ведь уже есть тревожные звоночки! Хотя девочка и умненькая, учится на дизайнера, и хорошо учится, и по барам-клубам не загуливает, и маме не дерзит. Но все равно, не миновали ее некоторые свойственные юности опасные заблуждения…

 

Компанию себе Ирочка завела странную, всё походы какие-то да посиделки ночные у костров не пойми где. Нет, само-то по себе оно не вредно. Ну а если она жизнь свяжет с кем-то таким? Он продолжит себе у костров сидеть, а Ира что делать будет? Ну кто воспримет серьезно дизайнера, горланящего по выходным под гитару в лесу?

Или вот недавно Юрка все был у нее на языке. У однокурсницы познакомились. Ну такой он замечательный, слов нет – и умный, и красивый, и учится, и специальность у него «нефтедобыча», таких спецов ныне похлеще горячих пирожков расхватывают, и платят им очень даже неплохо!

Ну да, ну да! Платят – в каком-нибудь поселке нефтяников в географическом центре полуострова Таймыр! А Ирочка подумала, где в этой дыре найдется работа для нее, дизайнера со специализацией по фарфору и керамике? Вот у них в городе такая возможность есть, почему и не возражала Алевтина Васильевна против профессионального выбора дочери. Крупный комбинат работает, как раз посуду производят, и директор там знакомый. А на полуострове Таймыр?

И вообще – если мужчина слишком бойкий да самостоятельный, и сам зарабатывает немало, он может вообще забыть о том, что карьера жены не менее важна, чем его собственная! И не в деньгах тут дело, а в положении! Что это будет, если и в семье мужики руководить начнут?

Но Ирочка, со своими юными романтическими мечтами, и не задумывается о том, насколько важно для счастливой личной жизни быть независимой! Она даже заикалась пару раз, как здорово было бы стать домохозяйкой, а страшно и подумать, что из этого получиться может!

Но просто указывать на очевидные недостатки ухажеров бесполезно, молодой организм требует, это Алевтина Васильевна хорошо понимала. А значит, надо было просто предложить Ирочке достойную альтернативу – хорошего мальчика из приличной семьи, уважающего женщин. А как такого опознать? А проще всего по маме! Уважает маму – будет и жену уважать и слушаться!

А надо сказать, что работала Алевтина Васильевна не кем-нибудь, а руководителем городского отделения фонда соцзащиты! А это значит, что полезных знакомств женского пола с подросшими сыновьями у нее хватало. Тут ведь тебе и сотрудники других фондов, и представители городской администрации, и главбухи предприятий… Есть выбор, короче.

***

Когда мама сообщила, что в субботу их навестят ее приятельница Кристина Семеновна с сыном (замечательный молодой человек, и уже работает!), Ира сразу поняла, в чем тут соль. Однако свое безнадежное недовольство по этому поводу она могла высказать только подруге Люське.

И вот тут оказалось, что адресат удачен. Ибо Люська почти сразу предложила выход из положения:

– Ясно, что решать тут будут не парни эти несчастные, а их мамани. Вот и веди себя так, чтобы мамани тебя с гарантией забраковали! Ну есть же у тебя хоть какие, но способы выяснить, что им особенно не нравится! Одна отпадет, другая – в конце концов твоей матери эта волына и надоест!

***

Сказано – сделано.

Первое «свидание» было загублено на корню – с первой секунды. Когда Кристина Семеновна и Славик позвонили в дверь, открыла им поспешно сама Ира – в халате, с полотенцем на голове и черной угольной маске-пленке на лице:

– Ой, Кристина Семеновна, Славик, здравствуйте! Проходите, очень рада видеть! Извините пожалуйста, я что-то подзадержалась, в порядок себя привести не успела. Вы располагайтесь в комнате пока, а я сейчас!

Бедного Славика еле откачали. Кристину Семеновну тоже.

Про Викторию Федоровну Ира заранее разузнала, что та ценит девушек скромных, строгих, сосредоточенных на учебе и домашних делах, а не всяком баловстве. Верная Люська и ее мама (непризнанный гений от швейной машинки) не подвели – гостей Ира встречала в наимоднейшем хиджабе, прямо с подиумов не то Саудовской Аравии, не то Арабских Эмиратов. Виктория Федоровна решила, что она сектантка. Анемичный Ипполитик, которому не позволяли почти ничего есть из-за гипотетических гастрита, цистита и пиелонефрита, кажется, вообще ее не заметил.

 

Алевтина Васильевна разъяснила дочери, что скромность скромностью, но палку перегибать в этом плане не стоит. Мальчики ныне продвинутые, и девочек тоже современных ищут.

А Ира что – она девочка послушная! Маргариту Сергеевну и Вовчика (серьезного мальчика, настроенного на прочные отношения, а не на шуры-муры всякие) она встретила в юбке, габаритами соперничающей с офицерским ремнем, и свитере оверсайз всюду, кроме длины. Пухлого лопоухого Вовчика с печальными поросячьими глазками ей было даже жаль. А вот калибр глаз Маргариты Сергеевны превзошел все ожидания.

***

Но вот дальше случился сбой. Ибо о появлении Светланы Аркадьевны ее не предупредили. Ира вернулась из института – ан гости уже в доме.

Имя у сына Светланы Аркадьевны было под стать тяжелому артиллерийскому орудию – Казимир. Выглядел он при этом как классический ботаник-очкарик: осанка вопросительным знаком, физиономия бледновата, волосы блондинистые, растрепанные, и габариты вешалки. Но при этом проявил неожиданную активность в деле знакомства и даже почти насильно всунул Ире в руки карточку, вытащенную из старомодного бумажника – дескать, телефончиками обменяемся!

Ира с досады чуть карточку тут же не смяла, но вовремя заметила, что на ней не только цифры номера. Присмотрелась – на карточке было приписано: «Надо встретиться, общее дело».

Ничего не было понятно, но Ира решила, что от одного раза все же не рассыплется. Мама и Светлана Аркадьевна были в восторге.

Вопреки опасениям Иры, Казимир явился в парк культуры без претенциозного букета и без галстука. Просто подошел и сел рядом с нею на лавочку.

– Слушай, Казик, ты не обижайся, но вся эта история со знакомством… – начала было Ира, но Казик ее перебил:

– Да что я, не знаю? Маманям нашим попал Гименей под мантии! Не знаю, чего ищет твоя, тебе видней. Моей надо, чтобы я водился с девочкой из проверенной семьи, а то попадется авантюристка и мошенница! Я как раз об этом и хотел поговорить. Понимаешь, у меня уже есть девушка, но матери это до лампады!

И вот тут Ира заинтересовалась по-настоящему.

Казик встречался с молоденькой медсестрой. Аня была из села, жила в каком-то съемном углу. В общем, явная мошенница и авантюристка, решившая использовать доверчивого Казика в качестве трамплина в красивую жизнь. По крайней мере, в этом была уверена Светлана Аркадьевна.

– Вот понимаешь, она же не отстанет! Твоя, я так понимаю, тоже. И нам осталось меньше года доучиваться, обоим. У меня работа уже присмотрена, причем нашел ее я, а не мать. Так что мы с Аней снимем квартиру, и свободны, как ветер. Сейчас ей меня не прокормить, да и я не позволю. Да и диплом вообще-то дело серьезное, так что объективно жениться да замуж малость не время. А вот закончу, сразу на работу утроюсь, и ажур. Ну и ты, как диплом получишь, можешь спокойно ехать со своим Юрой хоть на Таймыр, хоть на Ямал, хоть в Папуа Новую Гвинею. Но до дипломов дожить надо, а мамани наши нам этого не дадут!

***

И Алевтина Васильевна, и Светлана Аркадьевна были на седьмом небе от радости! Ира и Казик проводили вместе почти все свободное время! Приличные, подходящие друг другу дети друг друга нашли!

Вопрос о свадьбе тоже был задан. И на него получен более чем здравый ответ:

– Мы оба доучиваемся. Получить диплом – это ведь так важно! Нам не стоит сейчас отвлекаться. Вот доучимся – тогда можно будет и о свадьбе объявить.

Ну разве с таким поспоришь?

 

Время шло, дипломы были успешно написаны и на отлично защищены, госэкзамены сданы, последние студенческие вечеринки состоялись, «корочки» были получены. И довольная Алевтина Васильевна вспомнила о свадьбе.

Ира выслушала ее с решительным видом и заявила:

– Пожалуй, ты права, мама! Пора объявить: свадьба состоялась!

Алевтина Васильевна не села на пол только потому, что уже сидела на диване.

– Ира, я тебя не понимаю! Что ты такое говоришь?

– Я говорю, что свадьба состоялась. Моя. Я вышла замуж, мама, можешь меня поздравить!

Алевтина Васильевна четко помнила: только вчера Светлана Аркадьевна интересовалась у нее, что говорит дочь о предстоящем замужестве. Получается, мать Казика тоже ничего не знала?

– Ира, я не понимаю! Почему я узнаю об этом таким образом? И Светлана Аркадьевна не знает! Что вы с Казиком такое придумали?

– А причем тут Казик к моей свадьбе? Хотя нет, причем, он у нас свидетелем был. Я за Юру вышла, мама.

Тут разговор пришлось прервать – Алевтине Васильевне понадобилась валерьянка и стакан воды, каковые дочь любезно и подала.

– Ира! Я вообще ничего не понимаю! Я думала, ты все поняла, у тебя все наладилось! У вас же с Казиком все так хорошо шло! А теперь оказывается, что ты все же вышла замуж за этого Юру, у которого родители непонятно кто и который будет работать в каких-то пустынях?

Ира встала и заявила неожиданно серьезно:

– А вам со Светланой Аркадьевной можно что-то добром объяснить? Ты против Юры взъелась на пустом месте, та Аню пошила в мошенницы за глаза. Вот я и согласилась на план Казика – его идея была, а я ничего лучше не придумала. Мы сговорились, мама! Решали, что будем рассказывать о «свиданиях», но в это время я виделась с Юрой, а он с Аней. Казик тоже уже женился на ней. Видно, маме своей еще не сказал, я первая получаюсь. И да, мама, я через три дня уезжаю. С мужем.

Алевтина Васильевна беспомощно открывала и закрывала рот:

– Ирочка! Ну куда ты поедешь, девочка? Что ты в той нефтяной дыре делать будешь? Да твой Юрка тебя в служанку превратит, будешь ты знать только кухню да стирку носков!

– Не вижу ничего позорного в добросовестном ведении домашнего хозяйства! – отрезала Ирочка. – Конечно, я буду варить мужу обеды и стирать белье, я же ему жена! А еще буду подрабатывать, удаленно. Я не повар и не хирург, а дизайнер, я свои проекты могу и по Интернету передать. Я уже нашла один вариант, а потом и другие могут найтись. И вот еще… Из-за вечных твоих переживаний по поводу карьеры вы с папой развелись, и теперь ты одна, а он вполне неплохо устроился с этой тетей Риммой! Я не хочу, чтобы и моя супружеская жизнь такой была!

Алевтина Васильевна схватилась за голову:

– Батюшки, какой позор! Я ведь всем рассказывала, как у тебя с Казиком все хорошо, как вы жить будете тут вместе, со мной и Светланой Аркадьевной рядышком! Что люди теперь подумают? А Светлана Аркадьевна что скажет? Ира, ну вот как на такое пойти можно было?

Но Ира, хулиганка неблагодарная, и тут за словом в карман не полезла:

– Лучше бы ты вовремя задалась вопросом, как можно пойти на свидание со Славиком, Вовчиком или Ипполитиком! Может, тогда бы все честно было!

 

***

О да, шуму было много! Люди не только много чего подумали об этой истории, сказали они тоже немало. Светлана Аркадьевна забылась настолько, что устроила Алевтине Васильевне прилюдный скандал, называя Ирочку разными заковыристыми словами. Но потом прошло время, у людей появились новые поводы для разговоров, и все более-менее утихло.

Рождение внука Саши более-менее помирило Алевтину Васильевну с Ирой, хотя к Юре она продолжает относиться неодобрительно. Он, впрочем, только пожимает плечами. И, кстати, послали его не на Таймыр, а всего-то в Оренбургскую область. Там, оказывается, тоже нефть добывают.

А вот Светлану Аркадьевну даже двойня не заставила смириться с Аней. Она все еще не желает видеть ни «мошенницу и авантюристку», ни сына-предателя.

И только мать подруги Люськи всем довольна. Она как шила, так и шьет. А дочь ее вышла замуж совершенно самостоятельно, маму не напрягая. И зятя удачного нашла. И сын невестку отличную привел, она тоже шить любит. В общем, счастливая старость гарантирована!

Автор: Мария Гончарова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,298sec