Одно утешение. Рассказ.

Павлик решил жениться, едва окончив третий курс. Родители были в шоке: сын был единственный, горячо любимый, а сколько сил и денег в него было вложено! Английский с пяти лет, музыкальная школа, бассейн и тхэквондо, лучшая гимназия в городе, репетитор по математике, репетитор по физике… Бабушка уже обещала дожить до получения внуком Нобелевской премии, его жизнь была расписана на десять лет вперед и тут такое…

 

Невесту звали Даша. Было ей двадцать девять, у нее была дочь семи лет от первого брака и сын трех лет от второго брака. Такая история никак не вписывалась в их планы.

— Боря, сделай что-нибудь, — просила Марина, глядя в окно на то, как сын усаживает в свой новый автомобиль, подаренный на двадцатилетие, чужого мальчика и чужую девочку.

— Ну что я сделаю, Марина?

— Что угодно! Ну ты же понимаешь – не даст она доучиться нашему мальчику! И работать ему не даст! Ты ее мать видел? Ну сразу же видно, что и эта такая же будет.

Борис был согласен с женой, но что делать – он не представлял.

Сначала он решил поговорить с сыном. Серьезно так поговорить, по-мужски – не совсем же тот глупый, в конце концов.

Не успел Борис начать свою пламенную речь, как сын его перебил:

— Папа, я люблю ее, и никто не сможет меня переубедить, так что можешь даже не стараться.

— Нет, ты меня послушай…

Сын просто развернулся и ушел, что крайне оскорбило Бориса.

— Ах так, — крикнул он. – Посмотрим, как ты запоешь, когда я лишу тебя денег!

— Да пожалуйста, — ответил Паша и в тот же вечер собрал вещи и съехал от родителей.

Марина плакала, умоляла сына остаться, но он только поцеловал мать в щеку и ушел.

— Ну молодец, — сказала она Боре.

— Ничего, через две недели прибежит – деньги закончатся, по-другому запоет.

Но через две недели Паша не вернулся.

— Ну и что теперь? – спросила Марина. – Боря, она его там совсем окрутит!

Боря знал, что нет таких вопросов, которые нельзя решить при помощи денег. Ну Пашка понятно – влюбился юнец, не понимает, что скоро это пройдет и таких Даш у него будет… А у Дарьи, стоящей на пороге тридцатилетия с двумя детьми явно иные побуждения. И Борис решил – нужно заплатить ей, чтобы она отстала от сына.

 

Он записался в салон, выждал момент, когда они останутся одни, и попросил назвать сумму, которая устроит ее – он был готов купить ей двухкомнатную квартиру, если она оставит Пашу в покое. Борис был уверен, что Даша девушка умная – за две недели успела понять, что деньги были у отца Паши, а не у него самого, и точно согласится. Но Даша повела себя странно – закричала на него, велела убираться, иначе она вызовет милицию.

Марине он все это рассказал с поникшей головой.

— Не знаю я, что делать…

— Как всегда, все нужно брать в свои руки, — вздохнула она. – Ладно, нам нужно выиграть время. Есть у меня один план…

И пошла Марина к крестному Паши – директору НИИ, ее давнему другу, а в молодости даже воздыхателю – он точно не откажет ей в просьбе. Она не стала ничего скрывать, описала всю ситуацию и сказала:

— Нужно спасать мальчика. Для начала как-то отвлечь, время выиграть, а я пока придумаю, что делать. Он сейчас без денег сидит – предложи ему в какую-нибудь экспедицию поехать месяца на два, и денег пообещай побольше, мы компенсируем.

— Золотце мое, ну о чем речь! Для тебя – все что угодно.

Сказано – сделано. Павлик не сразу согласился на это предложение, и Боря с Мариной уже было расстроились, но потом он, почему-то, передумал, и счастья их не было предела – за два месяца многое может случиться.

Они были правы. Многое может случиться за два месяца. Но случилось то, чего нельзя было предусмотреть – отряд, в составе которого Павел отправился на раскопки, пропал. Сначала этого никто и не понял, но когда они не вышли в положенное время на связь, сначала просто забеспокоились, а потом уже и вовсе забили тревогу.

Тела нашли только через неделю. Что произошло, было непонятно – газеты так и пестрили громкими заголовками. Марина постарела за один день – еще вчера была моложавая женщина в возрасте, а сегодня – седая старуха с впалыми щеками. Борис попал в больницу с сердцем, еле откачали. Винить, кроме самих себя, было некого.

Про Дашу они даже не вспоминали. Борис много раз думал о том, что любая жена, хоть с семью детьми и без работы, была бы лучше, чем это все. Но сказать такое Марине не решался.

Марина сидела в поликлинике, когда увидела ее. Даша шла, держа за руку своего сына, выставляя вперед заметно округлившийся животик…

 

— Даша, — бросилась она к ней.

Она ждала, что та сейчас оттолкнет ее или осыплет проклятьями. И она будет права, конечно. Марина не подумала о том, что у Даши тоже есть сын…

— Марина Ивановна!

Она шагнула вперед, смущенно опустила глаза на живот. А потом обняла Марину, горько заплакав. Так они стояли и плакали, не обращая внимания на любопытные взгляды. У них было одно горе. И одно утешение.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,396sec