Он гордый, он не ест еду, приготовленную женой. Он ест еду, купленную женой.

Антон уже неделю пытался обидеться на жену Леру, но та как-то уходила от ссоры, стараясь все превратить в шутку. Леру это уже начинало немного раздражать, но виду она не показывала. Не до этого ей сейчас было: год заканчивался и на работе куча отчетов, совещания, планерки, да и домашние дела никто не отменял. Понятно, что сейчас нервозное состояние у всех, но в отличие от Антона, Лера умела контролировать эмоции. Внешне. А что творилось в душе, только одна Лера и знала.

 

До Нового года оставалась неделя. Дел было еще очень много, а времени оставалось уже мало. Эмоциональное напряжение возрастало и сил уже практически не было. Лера пришла домой уставшая, разбитая, с ноющей болью во всем теле. Антон лежал на диване и смотрел телевизор. Увидев Леру, он спросил:

— А ты хлеба купила?

— Нет, — устало ответила Лера. — А что ты мне не позвонил, что хлеба надо купить?

— А ты что, сама догадаться не могла? — с вызовом ответил Антон вопросом на вопрос.

— Нет. Вчера он еще был, — так же устало ответила ему Лера. Ей совсем не хотелось вступать сейчас в перепалку, но и отшучиваться сил не было.

— Ну пока ты не разделась еще, сходи за хлебом, — дал ей указание Антон.

Лера смотрела на него и понимала, что сейчас он просто прощупывает границы дозволенности. Если она пойдет за хлебом, несмотря на свою дикую усталость, то граница им будет пройдена и дальше он еще что-нибудь придумает. Если не пойдет, то он опять обидится и будет портить ей настроение каждый день своим унылым видом.

— Антон, я устала, — мягко сказала Лера. — Ну у тебя же выходной сегодня, мог бы и до магазина прогуляться.

Антону только это и надо было. Он воодушевленно вскочил с дивана и, включив обиженку, заверещал:

— Я так и знал! Тебе плевать на меня и мои просьбы! А я ведь тебя попросил, а ты так!

Он вылил целый ушат обид на Леру. Она могла бы возразить, поспорить, ответить ему обвинением на обвинения, но сил не было ни ругаться ни спорить. Она только сказала:

— Ну, пипец- я негодяйка! Сочувствую тебе, страдалец, — и ушла в комнату.

Все, ссора случилась, Антошка впал в печальку.

Уже несколько дней Антон не разговаривает с Лерой. Он обижен. Его оставили без хлебушка в самый трудный период его жизни. И он гордый, он не ест еду, которую приготовила Лера. Он с трагическим видом ест то, что Лера покупает, например, колбаску, сосиски, пельмени, шпроты, печеньки. А супы и гарниры он не ест. Он гордый!

Так он и гордился до самого Нового года. Она ждала до 31 декабря, что он все-таки прекратит свои капризы и они нормально встретят Новый год. Но он продолжал обижаться, лежа на диване и поглощать еду, купленную ею. Лере надоела его трагикомедия и она решила на Новый год подарить ему большую дорожную сумку. Чтоб было куда собрать все его вещи.

 

— Понимаешь, Антон, — сказала ему Лера, когда дарила «подарок», — уставать и нервничать мне приходиться на работе. А дома мне нужен покой и уют. Потому-что мой дом — моя крепость. И я не хочу, чтобы мою крепость разрушали изнутри.

Антон оскорбился на такой подарок, но понял, что Лера на полном серьезе хочет разойтись и стал сдавать свои позиции:

— Да ладно тебе! Ну что ты обижаешься? Давай не будем ссориться! Я не хочу уходить от тебя, я тебя люблю.

Антон долго уговаривал Леру помириться и она все же сдалась. И не потому, что верила в его любовь, а потому что решила дать ему шанс. До первой его ссоры и обиды. А сумка так и лежит на полке в коридоре, как напоминание, что ее двери всегда открыты. На выход.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,345sec