Он такой некрасивый

— Мама, как ты? – Даша почувствовала, что мать не спит.

Та открыла глаза грустно улыбнулась дочери:

— Нормально.

— Мне на работу пора. Завтрак и обед я тебе приготовила. Сама сможешь встать?

— Смогу доченька. Ты не расстраивайся! Сейчас встану.

— Давай, помогу. Завтра я выходная, пойдем с тобой в поликлинику.

— Сколько мы туда ходим, сколько на лекарство денег истратили, а всё зря.

 

 

Помогла матери сесть на кровать, затем встать за ноги. Женщина тихонько дошла до ванной комнаты, попыталась улыбнуться:

— Иди доченька!

Даша вышла из квартиры, закрыла дверь на ключ и пошла на работу в голову лезли грустные мысли:

«Что-то мама разболелась, а кроме неё у меня никого нет. Завтра в поликлинике выпишут всякого лекарства, а у нас последняя тысяча осталась. У меня получка дня через три-четыре, у мамы получка через неделю, а с завтрашнего дня она на больничный сядет. Надо у кого-то занять денег.

Так и проживём с мамой всю жизнь в нищете. Замуж меня, похоже, никто брать не собирается. У меня и парня нет, они на такую серую мышку и внимания не обращают. Да, если кто обратит, узнает, что у меня мама больная… Нет, ничего хорошего нас в жизни не ждёт».

***

Вечером Даша возвращалась домой. Возле подъезда выгружали мебель:

«Наши новые соседи в трёхкомнатную переезжают, — она бочком прошла в дверь и медленно пошла за парнями, несущими холодильник. – Вот и сосед. Какой он некрасивый! На лице то ли болячки, то ли шрамы. Судя по всему, ему лет тридцать, значит, дети уже в школу ходят, а может ещё в садик».

Мужчина повернулся и встретился с ней взглядом:

— Здравствуйте, соседи!

— Здравствуйте! – кивнула головой Даша.

Зашла в квартиру. Мать лежала на кровати:

— Мама, как ты?

— Когда немного расходишься, вроде ничего, а как полежишь, опять все суставы болят.

— Завтра к врачу пойдём. Посмотрим, что скажет.

— Что скажет? – махнула рукой мать. — Опять кучу лекарств выпишет, станет немного лучше, а через месяц всё по новой.

— Ладно, мама, пойду ужин готовить.

— Даша, а что это там у нас на лестничной площадке шум.

— Новые соседи переезжают, — и дочь стала рассказывать. – Мебель новая ещё не распакованная, холодильник дорогой.

— Кто они такие не видела?

— Он – такой некрасивый дядька, а жену и детей его я ещё не видела. Ладно, мама, я на кухню.

***

Даша зашла в кабинет врача вместе с матерью. Тот в очередной раз расспросил и осмотрел женщину и стал выписывать рецепт:

— Выписываю вам новое лекарство. Должно помочь.

 

— Все эти лекарства, которые вы выписываете, помогают, но ненадолго, — не выдержала больная.

— Елизавета Анатольевна, — врач как-то загадочно улыбнулся взял, чистый бланк рецепта, — сейчас вам выпишу лекарство, которое помогает надолго, но оно очень дорогое.

***

Взяв оба рецепта мать с дочерью отправились в аптеку, не за лекарством, а просто узнать цену.

— Скажите, пожалуйста, сколько это будет стоить? – подала Даша первый рецепт.

— Всё вместе около пяти тысяч, — произнесла аптекарь.

— А это? – и подала второй рецепт.

— Это очень дорогое лекарство. Упаковка стоит сорок девять тысяч.

— Сколько?!

— Даша, пошли! – Елизавета потянула дочь к выходу.

— Мама, они с ума сошли, — произнесла Даша со слезами на глазах, когда вышли за дверь.

— Ладно, дочка, с получки купим те, за пять тысяч.

— Нет, мама, пять тысяч надо сегодня занять. До получки три дня. Что ты мучиться будешь?

— Я уже привыкла.

***

Даша обошла всех хорошо знакомых в их шести подъездном доме, но лишних пяти тысяч ни у кого не было. Все знакомые жили от получки до получки, которая у всех намечалась через неделю.

От бессилья на глаза навернулись слёзы, она села на скамейку, сдерживая их, но те не сдерживались. Так хотелось, чтобы кто-то оказался рядом и помог её горю.

— Соседка, ты никак плачешь? – рядом с ней сел её новый сосед.

— Нет, — и быстро вытерла платочком слёзы.

— Тебя как зовут?

— Даша.

— Красивое имя! А меня Григорием, можно Гриша и, конечно, на «ты».

— Очень приятно, — девушка шмыгнула носом, стараясь успокоиться.

— Так, что ты Даша плачешь?

— У меня мама болеет, а денег на лекарство нет. Они там все с ума посходили. У них даже дешёвое лекарство пять тысяч стоит.

— Это прекрасно знаю, — поддержал разговор сосед. – Сам постоянно по врачам хожу. У меня и вес больше нормы и на лице всякое разное.

 

— А мне бабушка, когда жива была говорила, надо есть поменьше сладкого и жирного и обязательно пить минералку, но не привозную, а местную и, тогда никакие болячки не престанут.

— Про то, что сладкое и жирное вредно, я знаю, но не могу удержаться, а про минералку не слышал. А ты, сразу видно, соблюдаешь и то, и это, вон какая стройная.

— Спасибо! – настроение поднялось и даже горести ушли на второй план.

— У тебя рецепты с собой?

— Да.

— Пошли за лекарством для твоей мамы, — и он решительно поднялся со скамейки.

— Но…

— Пошли, пошли! – он одобрительно улыбнулся. — У меня на карточке, как раз немного денег остался.

— Я только взаймы возьму.

— Ладно. Отдашь, когда появятся лишние деньги.

— А ваша жена… она что скажет…

— Нет у меня жены и никогда не было, — он сразу как-то сник. — От меня все женщины и девушки шарахаются.

***

Непринуждённо разговаривая, дошли до аптеки.

— Давай рецепты! – велел Григорий.

— На… этот не надо…

— Ладно, тебе!

Он взял оба рецепта и подал фармацевту.

— Это очень дорогое лекарство, — сообщила та, глянув в рецепт.

— Давайте! – уверенно произнёс мужчина.

Фармацевт пожала плечами и принесла требуемое лекарство. Мужчина с безразличным видом прижал к терминалу свою карточку и ввёл код.

— Григорий, — испуганно обратилась к нему девушка, когда они вышли из аптеки. – А у нас с мамой таких денег никогда не было.

— Да ладно тебе, Даша! Не забивай голову!

***

Не торопясь дошли до дома…, до лестничной площадки. Девушке никогда не было так легко с мужчинами, как сейчас с новым соседом. Но его лицо… Ведь хотелось и дальнейшего развития отношений. И Григорий, словно догадался, о чём она думает и вполне серьёзно произнёс:

— Я больше не буду сладкое и жирное есть, и минералку всегда буду пить.

— Спасибо тебе, Гриша!

И торопливо зашла в свою квартиру.

— Даша, ты с кем это? – спросила, вышедшая в прихожую мать.

— С Григорием, нашим новым соседом.

— Дочь, ты какая-то сама не своя.

 

— Мама, мы с ним были в аптеки, и он оплатил за всё лекарство, которое тебе выписали, и за то дорогое, — произнесла дочь с какой-то странной улыбкой на лице.

— Даша, так мы с ним не расплатимся.

— Он вначале хотел просто так купить, я сказал, что отдадим, но он как-то слишком спокойно к этому относится.

— Дочь, а ты спросила, кто он? Кем работает? – на лице матери уже читался испуг.

— Говорит, что блогер.

— Дочь, а жена его, как к этому отнесётся.

— Говорит, что жены нет и никогда не было. Да и сам он детдомовский, — дочь вновь как-то странно улыбнулась, что не укрылось от матери.

— Даша, а ты, часом, в него не влюбилась?

Дочь вздрогнула, лицо стало каким-то растерянным, оно с минуту смотрела, куда-то в окно:

— Мама, он такой некрасивый.

***

От лекарства Елизавете стало легче, она даже стала подумывать, что пора на работу выходить.

С получки наготовила голубцов. Голубцы у неё были фирменные, самые вкусные. С дочерью они не смогли съесть и половину. Мать оставшиеся сдобрила сметаной:

— Даша, иди отнеси соседу! И передай от меня спасибо, лекарство то, действительно, помогает.

— Мама, как-то неудобно.

— Давай, давай, иди! Надо хоть как-то хорошего человека отблагодарить.

— Ладно, — и бросилась к зеркалу.

***

Сосед открыл дверь. На лице просто написан восторг.

— Здравствуй, Гриша!

— Здравствуй, Даша! Заходи!

Она сделала шаг за порог:

— Мама, тебе презент прислала. Ей гораздо лучше стало, даже на работу собирается выходить.

— Это что?

— Голубцы её фирменные, самые вкусные.

— Спасибо! Я как всегда, забыл поужинать, — взял из рук девушки тарелку. – Проходи на кухню! Вместе поужинаем.

— Мы с мамой уже поужинали. Ты ешь, а я просто так посижу.

— Ну, просто так ты у меня не посидишь, — поставил тарелку на стол и бросился к холодильнику достал нераспечатанную коробку с конфетами. – Я сейчас сладости не ем, но это итальянские трюфели, жалко выбросить. Сейчас чай новый заварю.

 

— Гриша, ты садись, кушай! Я сама чай заварю! Садись, садись! – глянула на раковину. – Заодно и посуду помою.

— Даша, ты гостья…

— Садись, говорю!

Мужчина сел и стал есть голубцы. На лице счастливая улыбка, восхищённый взгляд постоянно останавливается на женщине, хозяйничающей на его кухне, и Даша чувствовала этот взгляд, оборачивалась, отвечая ему улыбкой даже его лицо не казалось таким уж страшным.

Затем налила обоим чай и села напротив. Открыла коробку с конфетами, попробовала одну. Таких она точно не ела. Он пил чай без сахара, стараясь не смотреть на конфеты.

После чаепития Даша навела порядок на кухне и стала собираться домой. В душе ей хотелось остаться, но пока не готова была к более близким отношениям.

— Даша, возьми конфеты, — он достал из холодильника ещё одну коробку. – Это твоей маме.

И отдал обе коробки.

Они молча стояли в прихожей, пытаясь что-то сказать друг другу. Даша попыталась открыть дверь, но руки были заняты тарелкой и конфетами. Он бросился помогать, открыл замок и случайно задел её руку.

Мир перестал существовать, их как магнитом потянуло друг к другу. Раздался звук разбитой тарелки, выпавшей из её рук.

— Ой!

Даша положила коробки с конфетами на тумбочку и бросилась на кухню. Схватила щётку и совок, и стала торопливо убирать осколки. Убрав, схватила коробки и… улыбнулась:

— Спасибо тебе, Гриша!

За что спасибо он не понял, но лицо его озарила счастливая улыбка.

Забежала в свою квартиру, щёлкнула замком. Тут же из комнаты вышла мать:

— Даша, что случилось?

— Григорий, подарил тебе конфеты, — дочь протянула коробки и, улыбнувшись, добавила, — а ещё мы разбили твою тарелку.

***

На следующий день Елизавета пошла в поликлинику. Врач выписал её на работу, удивляясь такому быстрому выздоровлению.

А ещё Елизавета чувствовала, что грядут в их жизни перемены. Тем более, вчера дочь вместе с новым соседом тарелку разбила, а это ведь к счастью.

По пути из поликлиники зашла в парикмахерскую, ведь завтра на работу, а может, какое-то совсем другое предчувствие было.

Вернулась домой и стала ужин готовить. Дочь скоро с работы должна вернуться, а у самой думы сладостные:

«Вышла бы дочь за этого соседа. Дашка к нему не равнодушна, сердцем чувствую. Мало ли что некрасивый. У него квартира трёхкомнатная и деньги водятся. И к моей дочери неравнодушен. С чего бы это он посторонней девушке ни с того ни с сего, более пятидесяти тысяч отвалил и конфеты дорогие подарил. Ой, надо не упустить такого зятя!»

 

Вернулась дочь с работы.

— Мама, кажется у тебя куриный суп с лапшой, мой любимый.

— Салатик тоже твой любимый.

И тут стук в дверь. Хозяйка бегом в прихожую. Открывает дверь. Мужчина такой некрасивый и что-то в руках держит:

— Здравствуйте, Елизавета Анатольевна! Я вам новые тарелки принёс, вчера разбили…

Тут она поняла, кто он такой. Да и дочь из ванной комнаты выбежала, такая радостная:

— Гриша!

— Ой, Григорий, заходи! – опомнилась Елизавета, взяла из его протянутых рук тарелки. – Мы, как раз ужинать собрались. Проходи, проходи!

Дочь схватила его за руку и потянула на кухню.

Налила Елизавета всем суп и тут обратила внимания, что гость модно одет, пострижен и пахнет дорогим одеколоном:

«Ох, не тарелки отдать он пришёл! И от Дашки моей глаз не отводит. На лицо, конечно, не очень, но и не совсем страшный. Нет, не упущу я такого зятя!»

— Мама, мы пойдём погуляем, — объявила дочь после ужина.

— Конечно, идите! Что целый вечер дома сидеть.

***

Стал Григорий каждый вечер заходить. Стала Елизавета замечать, что тот вроде стройнее стал, и лицо не такое корявое, как вначале.

Через месяц случилось, что и должно случиться. В этот вечер, после прогулки они пришли обратно к ней, лица загадочные.

— Елизавета Анатольевна, — начал Григорий, запнулся, а затем выпалил. – Прошу руки вашей дочери! Деньги на свадьбы у меня есть. Жить мы будем рядом с вами.

Проговорив всё это скороговоркой, он, буквально, впился глазами в лицо женщины. Она, конечно, ждала подобного разговора, но всё равно растерялась. На глазах появились слёзы, она уткнулась в грудь будущему зятю и заплакала:

— Ты не обижай её, Гришенька!

— Да, что вы говорите, Елизавета Анатольевна, я люблю вашу дочь.

Конечно, она мечтала, что её Даша когда-то выйдет замуж. Немного, боялась, что молодым негде жить будет, что муж увезёт её дочь, куда-нибудь на край света, и внуков не понянчит. А здесь рядом жить будут. Радостно улыбнулась:

— Будьте счастливы! А я буду хорошей тёщей!

источник

Новогодние предложения:
Пижама с шортами и блузой стильный серый цвет https://www.wildberries.ru/catalog/193434229/detail.aspx и новогодние теплые носки из верблюжьей шерсти с рисунком деда мороза.

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,397sec