Печать молчания

Если бы Ульяне сказали, что за одни сутки в ее семье произойдет нечто подобное, она бы ни за что не поверила.

Но, что есть, то есть.…

 

Ульяна и Андрей познакомились, когда обоим было по двадцать. Как-то сразу они почувствовали друг в друге родственную душу. Им было просто и хорошо вместе. Они могли часами находиться рядом и не произносить ни слова.

После свадьбы отношения стали еще ближе. Традиционные проблемы молодых семей их не коснулись.

Ребята никогда не ссорились, вместе принимали решения, во всем друг друга поддерживали.

Появление детей, а это были мальчики-близнецы, никак не нарушило идиллию.

Наоборот.

В жизни появились новые краски, Ульяна и Андрей сблизились еще больше и были абсолютно счастливы. Мальчишки подрастали. Родители любили друг друга.

Ничто не предвещало глобальных перемен…

Сыновьям было по семь лет, когда в жизни Ульяны и Андрея появилась Вика…

О том, что у его новой девушки есть старшая сестра, Андрей узнал в день знакомства. Узнал, что она замужем, живет за границей и что со своими родными не общается. Почему? Ульяна не могла объяснить. Просто все жили так, будто Вики не существует.

Почему она развелась с мужем и вернулась через столько лет неизвестно, но однажды в квартире Ульяны и Андрея раздался звонок.

Ульяна открыла дверь.

Она не сразу узнала сестру, а когда поняла, кто перед ней, естественно, пригласила в дом.

Вечером вернулся Андрей. Увидев Вику, он испытал странное чувство. Мужчине показалось, что он давно знаком с этой женщиной…

Он смотрел на нее и ловил себя на мысли, что когда-то уже слышал ее голос, видел улыбку, ощущал запах.

С Викой происходило то же самое. Муж сестры ее удивительно взволновал.

Разумеется, этими странными ощущениями никто из них не поделился.

 

Вика объявила, что приехала на несколько недель. Ульяна, узнав об этом, предложила сестре остановиться у них в доме:

– Оставайся, хоть какое-то время побудем вместе. С племянниками познакомишься. Может, к родителям вместе съездим, – уговаривала она.

– А Андрей? Он не будет против?

– Конечно, нет. Он будет только рад. Мне кажется, ты ему очень понравилась, – Ульяна, как всегда, поняла мужа раньше, чем он сам осознал, что с ним происходит.

И Вика осталась.

Между ней и Андреем установилась незримая связь. Оба сопротивлялись надвигающемуся соблазну, понимая чудовищность ситуации, но устоять все-таки не смогли.

В один прекрасный день, Ульяна, вернувшись с работы раньше времени, застала их вместе.

Она не кричала, не скандалила. Тихонько вышла из квартиры и прикрыла за собой дверь.

Муж и сестра даже не заметили, что она приходила…

Когда Ульяна вернулась в обычное время, все было чинно и благородно. Муж жарил картошку, сестра читала книгу в своей комнате.

И Ульяна, по какому-то внутреннему наитию, ничего не сказала.

Не сказала, но Андрей сразу почувствовал в ней перемену.

– Что-то случилось? – заботливо спросил он за ужином.

– Всегда что-нибудь случается, – уклончиво ответила жена, – жизнь, полна неожиданностей.

– Я не понял…, – удивился Андрей, чувствуя какой-то подвох.

– Странно, раньше мы понимали друг друга без слов.

– Мы и сейчас…, – начал было муж, но Ульяна его перебила:

– Нет никаких «мы»…

– Что ты имеешь в виду?! – воскликнул Андрей, чувствуя, как земля уходит из-под ног.

– Все когда-нибудь заканчивается. Ничего нет сильнее вовремя поставленной точки.

 

Вика, которая прислушивалась к разговору, не выдержала:

– Улька, о чем ты говоришь? Ты можешь выражаться яснее?

– Куда уж яснее? Уверена, вы оба отлично меня понимаете, только боитесь себе в этом признаться.

Андрей и Вика переглянулись и ничего не сказали в ответ.

За столом повисла гнетущая тишина.

В тот вечер они так и не закончили разговор.

Утром Ульяна достала большую сумку и молча стала собирать вещи.

– Что ты делаешь? – удивился Андрей.

– А ты не видишь? Собираю свои вещи. Я ухожу от тебя.

– Но почему?

– Ты знаешь…

Андрей в глубине души почувствовал, что она, действительно, все знает, но продолжил играть в неведение:

– Я не понимаю, объясни.

– Мы больше не можем жить вместе. Это же очевидно.

– А дети? Что будет с ними?

– Они останутся с тобой.

– Со мной? Но как? Что я им скажу?

– Правду. Скажешь, что мама уехала. Как только устроится, заберет вас.

– Нет! Это невозможно, – решительно заявил Андрей, – ты никуда не поедешь. Ты останешься здесь. С нашими сыновьями. Уйду я.

Вещи заберу позже.

 

Ульяна промолчала.

Андрей накинул куртку, положил документы во внутренний карман и ушел.

Ульяна медленно опустилась на стул. Ужасная усталость навалилась на плечи. Внутри горело, будто сердце разорвалось на тысячу мелких кусочков.

Все, чем она жила, во что верила, рухнуло в одну секунду.

На кухню вышла заспанная Вика…

– А где Андрей? – спросила она, стараясь казаться безразличной.

– Он ушел.

– Надолго?

– Навсегда.

Вика с недоумением смотрела на сестру:

– Ты что, его выставила?

– Он сам ушел.

– Почему ты его не удержала?

– Зачем? Разве можно удержать того, кто сам уходит из твоей жизни?

– Ты ненормальная? У вас же семья, дети! Ты хоть понимаешь, что это значит?

– Я-то понимаю, а ты? – разозлилась Ульяна, – Как ты могла допустить то, что произошло? Ты же моя сестра! – Ульяна чуть не расплакалась.

– Сестра? Ты уверена? – вырвалось у Вики.

Ульяна растерялась.

– Неужели родители тебе так ничего и не сказали? Не объяснили, почему я сбежала от них на край света? – спросила Вика, видя недоумение на лице Ульяны.

Ульяна молчала. Она не знала, что говорить…

 

И тогда Вика выдала:

– Никакие мы с тобой не сестры. Твои родители взяли меня в вашу семью после смерти моих родителей: они дружили много лет.

Ульяна не верила собственным ушам…

– Они думали, что я ничего не помню и поэтому лгали мне всю жизнь! А я помню! Мне тогда было десять лет!

– Если все так, то ты должна быть благодарна, а не полыхать ненавистью.

– Да? А как же мой брат? Его они не усыновили! Бросили в детском доме! Им было все равно, что я чувствую! А мне так не хотелось с ним расставаться!

– Подожди, Вика. Какой брат? Ты хочешь сказать, что у тебя есть брат? И где же он?

– Я не знаю. Его тоже усыновили, но немного позже.

– И ты его не искала?

– Нет. Столько лет прошло. Да и где искать? Там же тайны кругом: кто ребенка забрал, когда и куда. Скорее всего, он и не знает, что у него есть сестра. Ему тогда три года было.

– Как его зовут?

– Игорь его зовут. Вернее, звали… Ведь имя и фамилию могли поменять новые родители.

Ульяна вдруг осознала, как страдала Вика все эти годы.

В глубине души она ей уже все простила. В конце концов Андрей виноват гораздо больше. Это он ее предал…

Андрей…

– А знаешь, – Ульяна смотрела на Вику с состраданием, – я тебя понимаю.

– Что ты можешь понять, если тебя такое не коснулось?

– Очень даже коснулось! Я почти десять лет прожила с человеком, который осиротел в раннем детстве. Его усыновили и вырастили чужие люди. Он много рассказывал о своих чувствах.

– Это ты про кого?

– Про Андрея, конечно! Ему повезло: он попал к очень хорошим людям. Они искренне его любили, даже баловали. И они, в отличие от наших родителей, ничего от него не скрывали. Андрей всегда знал, что он приемный сын.

 

Вика слушала очень внимательно.

– Невероятно, – задумчиво сказала она, – а ведь я сразу почувствовала, что мы с ним чем-то похожи. Оказывается, мы сироты со всеми вытекающими.

– Ну, его так можно назвать с натяжкой. Своих родителей он не помнит, а с приемными у него прекрасные отношения. У меня, кстати, тоже. Замечательные люди! Мы хорошо общаемся, часто бываем у них на даче. Хочешь, фотки покажу?

– Покажи, – машинально ответила Вика, хотя ей вовсе не хотелось смотреть чужие фотографии.

Ульяна принесла видавший виды альбом:

– Это альбом Андрея. Сто раз предлагала поменять его на современный, но он категорически против.

Ульяна с Викой сели рядышком, стали рассматривать снимки. Хозяйка комментировала:

– Это мы на даче. Мальчишкам тут года полтора.

Это – в Анапе. Обожаю этот город.

Это – Андрей на рыбалке. Он всегда зимнюю предпочитал. Сейчас реже стал ездить.

Это – его приемные родители. Смотри: отлично выглядят, совсем не постарели. А ведь им уже под семьдесят. Погоди, где-то была фотография, где они совсем молодые и Андрей маленький…

Вот она…

Вика вскрикнула.

Схватила снимок.

Подбежала к окну.

Стала рассматривать при более ярком свете.

– Не может быть, – шептала она.

Ее глаза лихорадочно блестели, руки дрожали…

– Вика, ты чего? – заволновалась Ульяна, – тебе плохо?

– Это он!

– Кто?

– Это мой брат! Смотри: этот малыш! Это он! Я помню его именно таким!

– Не может быть! – Ульяна вытаращила глаза, – Андрей никогда не говорил, что у него есть сестра.

– Он мог не знать…

 

Вика прижимала к себе фотографию и рыдала:

– Господи, это он! Конечно, он! А я не могла понять, почему меня так тянет к нему. Боже, что мы натворили! Уленька, что же теперь будет?!

Ульяна на знала, что делать, как успокоить Вику. Да и самой нужно было как-то прийти в себя после всего этого.

Она позвонила Андрею:

– Приезжай. Срочно. Не по телефону. Произошло невероятное. Мы ждем тебя. Да, мы…

Андрей слушал молча.

– Значит так, – спокойно и твердо сказал он, – есть только один способ узнать, родные мы или нет. Тест ДНК. Вот и займемся им прямо завтра. А уж потом будем думать, как жить дальше.

Он посмотрел на Ульяну, ища поддержки:

– Так?

– Так.

– Тогда я пойду…

– Нет. Останься. Потом все обсудим и примем решение. Вместе. Как всегда. Хорошо?

– Хорошо, – у Андрея затеплилась надежда, что жена, возможно, простит его…

Тест подтвердил, что Вика и Андрей – родные брат и сестра.

Все были в шоке, хотя чувствовали, что так и будет.

Ульяна простила обоих и никогда не напоминала о том, что произошло.

Она вообще убедила себя в том, что если бы не случилось то, что случилось, Вика и Андрей никогда бы не узнали правды…

А значит, это было испытание, через которое необходимо было пройти…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,340sec