Почти предательство

Алисе начинало казаться, что она попала в сказку! Вот только не в ту, где водятся добрые феи, исполняющие мечты, а в ту, где после свадьбы прекрасного принца и девушка вдруг объявляется злая мачеха-колдунья, про которую все думали, что она давно побеждена, как коварный, властный дракон…

Такие вот странное, но вполне уместные для конкретной ситуации мысли пришли в голову к Алисе, когда любимый супруг Николай сообщил ей, что его тетя Валентина едет к ним.

 

Не в гости, не на выходные, не на постой, потому что, допустим, нужно срочно лечение пройти в их городе, а на… срок неопределенный. Потому что в их город Валентина решила перебраться насовсем, а покупать квартиру удаленно опасалась, вот и решила, что пока будет хлопотать с выбором подходящей жилплощади, то поживет у родных…

Но Алиса ни слова против мужу не сказала. Потому что… Потому что никого ближе Валентины у него не было — мама Коли погибла, когда ему было двенадцать лет, все родственники отказались и грозил мальчишке детдом, если бы не Валентина.

Это была своевольная, строгая, одинокая женщина с возрастом в настоящем времени ровно в шестьдесят лет. Валентина всю жизнь проработала старшим редактором в областной газете и по словам Николая, щедро делящегося всеми новостями из жизни обожаемой тетушки с супругой (даже если она особо слушать не хотела), Валентина все никак не могла привыкнуть к тому, что вышла на пенсию, ее бурная жажда деятельности отчаянно искала, куда приложиться, совсем как магма извергающегося вулкана ищет — куда бы выплеснуться… И Алиса не сомневалась, что как только тетушка приедет, то куда им тут свою энергию приложить она сразу же найдет…

Но… Делать было нечего! Нужно было достойно готовиться! Было решено уступить Валентине маленькую комнатку в трехкомнатной квартире супругов. В ней еще были спальня с гостиной, кухня и санузел, прихожая, конечно же… Но именно маленькая комнатка была любимым местом Алисы, эдакой ее персональной, как она сама ее про себя называла «берлогой». Здесь девушка занималась рукоделием — вышивкой, рисованием, тут на полках аккуратно расставленными хранился драгоценные для нее, памятные вещицы… Теперь же все срочно освобождалось — убиралось в коробки. Диван в комнате был совсем маленький, так что его поменяли на тот, что стоял в гостиной — огромный и плюшевый. Этот диван, кстати, был гордостью Алисы как хозяйки дома, потому что имел редкий оттенок розового под названием «пепел розы». Девушка очень, кстати, обижалась, когда муж шутил, что никакая это не роза, а «поросенок обыкновенный». Но теперь диван спрятался под свежим комплектом постельного белья.

Ко дню приезда тетушки, Алиса наготовила всякого — замариновала в апельсинах утку, испекла капустный пирог, сварила грибной суп, нажарила пирожков с повидлом… А еще сбегала в последний момент в салон красоты на укладку.

Наконец-то готова! Девушка застыла в прихожей с заранее отрепетированной улыбкой на губах — она самая гостеприимная хозяйка на свете и тетушке Валентине не в чем будет ее упрекнуть! Вся эта суета и опасения, кстати, были не напрасны — Валентина очень долго присматривалась к избраннице своего воспитанника и очень долго не давала своего согласия на брак… Глупость, конечно! Какое согласие на брак для взрослых людей в двадцать первом веке?! Но для Коли это было очень важно — чтобы семейная жизнь молодая была одобрена той, которая его воспитала, обеспечила ему будущее.

 

— С приездом! Как добрались? Добро пожаловать, мы вас заждались уже! Чаю хотите? — защебетала Алиса, едва Валентина переступила порог.

— Здравствуй. Спасибо, что на постой пустила, — ответила та скромно, игнорируя все прочие вопросы. — Коленька, проводи меня, мальчик, до угла, что жена выделила… Устала я с дороги!

— Да, конечно! Идем, — отозвался парень.

Алиса осталась стоять с раскрытым ртом и бурей дурных впечатлений. Что это вообще было? Она же… Она же так старалась! Что Валентине с порога буквально могло не понравиться?! Размышляя так, промучилась до вечера, когда гостья наконец соизволила выйти из своей комнаты.

Алиса вздохнула — тетушка была в красном, в белый горох платье, изящных домашних туфлях и пахла сиренью. Алиса же позволила себе малость привычного уюта — одела любимый плюшевый халат с котятами и укладку разобрала на привычный хвост. Ну, в самом деле, не во дворце же английском живут, чтобы круглосуточно какой-то этикет соблюдать!

За ужином, как это было ни поразительно, но Валентина ничего худого не сказала, даже отметила, что все очень вкусно! Наконец, разговор перетек на самую важную тему — покупку квартиры…

— У нас в городе очень много хороших агентств недвижимости! — сказала Алиса. — Вам завтра же могут показать десяток вариантов! Не квартиры — конфетки, заезжай и живи!

— Да я вот подумала, — задумчиво ответила тетушка, шумно отхлебнула чай. — Может, готовую брать не торопиться… Цены такие нынче!

— Как это — не готовую? — не поняла хозяйка дома.

— Может быть, возьму такую, которая на стадии котлована.

— Но… Это же так ждать долго, — растерянно произнесла Алиса, у которой в голове вспышкой, молнией возникло кое-какое дурное предположение.

— А я никуда не тороплюсь, — ответила Валентина и подмигнула ей. — Ждать-то на самом деле недолго. Бывает и за восемь месяцев, а то и полгода дома строят.

Алиса наконец поняла. Есть перспектива… неумолимая… что тетушка так и останется у них, пока эти бесконечно долгие полгода ее дом будут строить… Перевела взгляд на мужа — Николай, как ни в чем ни бывало, уплетал котлеты.

 

К счастью, приезд тетушки выпал на выходные, а на следующий день Алисе уже пора было на работу. Девушка уже два года трудилась менеджером в компании, продающей саженцы и прочею нужную садоводам и огородникам зелень. На работе всегда было шумно, задачи сыпались как из рога изобилия, а Егор Петрович — самый высший начальник, обожал лично и внезапно проверять, как справляются с обязанностями подчиненные… И Алиса уже не раз становилась жертвой его язвительной критики перед всем коллективом. Но место было хорошее — в плане зарплаты, скидок на стоматологию для сотрудников и перспектив карьерного роста.

В течение недели, так уж вышло к счастью, что с тетушкой пересекались только по вечерам и ранним утром, то есть по сути за ужином и завтраком. Валентина вела себя тихо… подозрительно тихо. Не критиковала, в душу не лезла… Алисе даже начало казаться, что все нормально! И что если так и дальше пойдет, то пусть Валентина тут живет, сколько хочет…

А потом однажды, вернувшись с работы даже раньше мужа — Николай был на очередной смене на автосервисе, Алиса обнаружила на полу в гостиной свои рисунки… Картины были разложены на полу, а над ними, сложив руки на груди стояла Валентина.

— Значит, пишешь на досуге…

Алиса ощутила, как от возмущения заливает щеки румянцем — какое право этот человек имеет рыться в ее личных вещах?!

— Да, я рисую. Но за краски, холст и все остальное плачу со своей зарплаты, — ответила и гордо вздернула подбородок.

— А еще на вас кредит за машину и платеж за него, тоже, кажется, ты вносишь…

— Что вы хотите этим сказать?

— То, что муж, у которого зарплата повыше твоей, мог бы и добавить жене на карманные расходы, чтоб получше чего взяла… — Валентина покрутила в руках акварельные краски. — Это что, что безобразие? С твоим талантам это просто невозможно! Качество отвратительное… Я тебе сейчас напишу список марок, которые лучше брать, у меня подруга преподает живопись и я от нее знаний кое-каких нахваталась…

Теперь Алиса застыла в изумленном шоке. Что же это получалось — тетушка, от которой она ждала грубейшей критики, только что похвалила ее работу и еще сказала, что Коля — жмот, советует, какие краски лучше брать?

 

Вечером, кстати, Валентина и правда позвала Николая в свою комнату для обстоятельного разговора. Вышел он от нее малость мрачный, но потом вздохнул и отсчитал Алисе денег на то, чтобы купила всякого для своего хобби…

С этого дня отношения между Валентиной и Алисой не то, чтобы дивным образом стали лучшими из возможных, но по меньшей мере, хозяйка дома больше не чувствовала себя скованно в собственных владениях.

Квартира, тем временем, никак не находилось… Валентине не нравилось все, что угодно! На какую сторону выходят окна, то, что рядом парковка или нет парка… А если все казалось нормальным, то она вдруг говорила, что просто… Не по душе вот этот конкретный вариант и точка!

— Слушай, а может, ей на вторичном рынке поискать? — спросила Алиса, когда как-то с мужем пили чай.

Тетушки дома не было — уехала смотреть очередной вариант, заранее всем недовольная. Николай, кстати, тоже был недоволен… Но чем именно — жена его никак не могла понять. Просто он ходил кислый в последнее время, иногда задерживался после работы, говоря, что у друзей… Алиса себе это объясняла так — все-таки дома не свой человек живет, вот и вышел Николай из зоны комфорта…

— А может, ты от меня отстанешь? Что ты все время проблемы выискиваешь на ровном месте? — сказал неожиданно грубо и поднялся из-за стола. — Пойду я!

— Куда? Коля, что случилось? Я тебя чем-то обидела?

— А сама как думаешь? — фыркнул уже из коридора, где шуршал в шкафу и обувнице, собираясь.

Через пару минут он ушел. Алиса же осталась наедине со своими мыслями… Потом вернулась Валентина и поделилась радостью — эта квартира ей наконец-то понравилась, да так, что пожалуй, можно брать! Новостройка, с ремонтом от застройщика — сразу, по сути, можно переезжать…

— На тебе лица нет, — вдруг сказала тетушка и Алиса, потерявшая нить разговора, потому что в собственных мыслях запуталась, подняла взгляд, вздрогнула.

— Извините… Проблемы на работе…

— Мне то не ври! Ты выглядишь как женщина, у которой проблемы в семье. Детей у вас нету, отсюда вывод, — тетушка подняла указательный палец, крутанула им в воздухе и наставила на Алису. — Проблема с мужем. Давай, рассказывай!

— Да глупости это, — отмахнулась девушка.

 

Она чувствовала и знала — волю этим мыслям дурным давать нельзя, иначе…

— Так, повздорили по мелочам, все будет хорошо!

— Он задерживается на работе, не обращает на тебя внимания, уворачивается, если хочешь обнять перед тем, как из дому уходит, а придя обратно, подолгу моет руки, — перечислила тетушка лекторским тоном. — Прибавим к этому, что я слышала, уж извини — вы громко говорили… Что он деньги друзьям занимает. Какой вывод? А вывод один — завел себе бабу!

— Что вы… Такое говорите? — Алисе показалось, что воздух в комнате кончился, в носу защипало от подступивших слез. — Коля бы никогда…

— Николай — хороший человек. Но я его вырастила и знаю очень, очень хорошо. Уж извини — но получше твоего! Ты — хорошая девочка, Алиса. Да, я тебя не сразу приняла, присматривалась… Сама понимаешь, Коля мне — как сын, считай, так что отдать его кому попало в руки я не могла… Но потом я уже не сомневалась что ты — та самая женщина, с которой лучше бы ему всю жизнь провести… Но еще я знаю, что он… Что у него есть свои, особые вкусы. Ему хочется новизны, огонька какого-то! Так что… Вероятно, нашел кого-то…

— И что мне делать? — Алисе очень хотелось заплакать, казалось — с первой слезинкой пришло бы облегчение, перестало бы так терзать это чувство, что привычная реальность опрокидывается с ног на голову. — Знаете, — вздохнула. — У меня подруга есть, у нее муж начал гулять… Но она его удержала. Просто… Она запустила себя, перестала краситься, красиво одеваться… А когда узнала, что он предал… У них двое детей маленьких. В общем, она решила, что сама виновата — что муж интерес потерял. И стала снова пользоваться макияжем, научилась еще вкуснее готовить, стала больше улыбаться ему. Она… Она сказала, что снова счастлива, что поняла вовремя, как спасти семью! Но я… — Алиса отвела взгляд. — Даже если это мне поможет… Я почему-то не могу. Ох, я наверное зря все это вам говорю… Но только я так не смогу! Потому что… — она поднялась и встретилась взглядом с Валентиной. — Я не чувствую себя виноватой! Николай меня замуж взял как живого человека, а не картинку из журнала! И я… Нет, если ему нужно любить что-то всегда красивое и забавное, то мне такой брак не нужен! Я на развод подам. А вы… Вы можете найти ему новую жену, правильную!

— Скажи мне, милая, — задумчиво произнесла Валентина. — С чего ты решила, что в таком случае я была бы на его стороне? Только потому, что воспитала? Я понимаю, чтоб нам как-то… Отношения наладить, то одного того, что я картины твои похвалила, маловато будет. Только и ты меня сейчас обижаешь, вот уж, правду говорю! Я Николая растила приличным человеком. Хотела, чтобы он женился и… просто жил! Не с той, которая всегда красивая-идеальная, а с человеком, который будет верным, заботливым, добрым… В тебе, Алиса, я рассмотрела все, что нужно. И если бы оказалось вдруг, что Николай вот такой выбор сделал… То он бы предал этим не только тебя, но и меня! А теперь… Давай я чаю с ромашкой и мятой нам заварю, а? От нервов хорошо помогает… И мы обо всем поговорим!

Они поговорили. Обсудили, что в последнее время происходило в семье. Валентина попросила Алису припомнить всех знакомых, у которых можно спросить — нет ли кого у Коли и велела немедля позвонить им.

 

Оказалось, что такие есть — двое лучших друзей Николая, которым он все про себя доверял… Но еще один из них был знаком Алисе со школы, а второй — просто был у нее в своеобразных должниках моральных, после того, как в позапрошлом году она спасла его кошку — помогла снять с высокого дерева. И вот второй знакомый и сказал правду…

Да, Коля почти влюблен! Ходит на встречи с дочкой владельца автосервиса. Формально — чтобы обсудить какие-то рабочие моменты, потому Николаю предлагали повышение, а значит, нужно было во все вникать… Но на деле эти встречи все больше напоминали свидание.

— Они в кафе прямо сейчас, — произнесла глухо Алиса, когда разговор завершился.

— Интересная ситуация, — хмыкнула Валентина. — Собирайся, идем!

— Что?! Никуда я не пойду…

Но тетушка буквально за руку потянула Алису сперва с дивана, а потом уговорила, что нужно все прояснить прямо на месте! Это тяжело, непросто, даже больно… Но необходимо!

Кафе, кстати, располагалось буквально через пару улиц. Валентина вошла в него, буквально ворвалась и чеканя шаг, подошла к столику за которым сидели двое — Николай и какая-то блондинка. Хорошенькая, но… Она Валентине сразу не понравилась.

— Итак, чем занимаетесь? — строго спросила тетушка, уперев руки в бока.

— Валентина, что… Мы это… По работе, — Николай выдал себя с головой — запинался, отводил глаза.

— Вот и славно! — Валентина отодвинула стул и обернулась. — Алиса! Иди сюда…

— Твоя жена? — лицо блондинки некрасиво скривилась. — Котик, что происходит?

— Происходит товарищеский суд, если хотите, — усмехнулась Валентина.

Алиса подошла. Она чувствовала себя призраком… Легкость в ногах, голова кружится, плакать хочется — но слез нет. Она видела — та, на которую положил глаз любимый мужчина, очень красива. Повинуясь тетушке мужа — села рядом.

— Итак, значит, ты решил изменить! — Валентина сказала это громко.

Очень громко. За соседними столиками на них начали коситься с любопытством.

— Давайте не здесь, — пробормотал Николай и покраснел.

— Это почему? Если дурного нет, то чего от людей таиться? — развела руками Валентина. — А если тебе есть что от жены скрывать… То прямо скажи! И покончим с этим, ясно тебе?!

— Коля, — прошептала Алиса. — Это правда? Ты встречаешься…

 

— О, нет! Я на это не подписывалась, — поднялась блондинка. — Ты сказал мне что? Что с женой вы живете, как друзья… А что тут происходит? Жена пришла еще и… — она улыбнулась Валентине. — Не знаю, кто вы ему. Так, все! Я ухожу! Больше не звони мне и… Думаю, на повышение пойдет Дмитрий! И нет, — девушка поправила сумочку на плече. — Не потому, что он мне нравится. Он старше на двадцать лет. Просто он — не врет… А ты, Коля… Да, ты мне понравился! Да, я думала, может, ты разводиться собираешься… Но участвовать в разрушении семьи вот так, откровенно и нагло я не собираюсь! Все, прощай!

Все трое проводили ее взглядами. Официант застыл неподалеку в размышлениях — нужно ли подходить? За соседними столиками еще больше навострили уши.

А потом Валентина заговорила… Она потребовала у Коли честного ответа — первый ли раз это, когда он обманывает? Он ответил, что да… Тогда она сказала, что первую ошибку, стало быть, можно простить… Она готова простить, а вот как решит Алиса.

— Мне нужно время на подумать, — сказала девушка. — И пожалуйста, я не хочу ни о чем говорить, когда вернемся домой! Давайте просто… Несколько дней поживем как соседи, хорошо? А потом я все решу…

Алиса сама была изумлена этим своим выбором, но… действовала как на инстинктах. И все так и вышло — к ней никто не подходил с разговорами после того, как вернулась домой. Она предполагала, что Валентина еще говорила с Колей… Но делала вид, что ее это не касается. Помогло и то, что на работе поступила партия новых саженцев, часть оказалась повреждена насекомыми и нужно было улаживать проблему с поставщиками… Но потом наступили выходные.

Алиса, Николай и Валентина сели за стол. На столе еще были чай и печенье… Но никто к ним не притрагивался.

— Ты ведь еще не успел… По настоящему мне изменить, — начала Алиса. — И я хочу верить… Может быть, просто потому, что все еще люблю тебя! Но хочу верить в то, что ты бы не смог до конца решиться на предательство… Поэтому я не стану разводиться. Но на то, чтобы все забыть… Мне потребуется время. Я не знаю, сколько… Но когда-нибудь я прощу, знаю…

Николай кивнул.

— Мне глупо говорить, что я очень виноват… Все, что мне остается, это просто быть тебе благодарным за то, что дала этот шанс.

В следующие дни супруги жили… Осторожно сближаясь. Минимум разговоров. Никаких совместных развлечений… Николай молча приносил домой цветы и конфеты. Алиса молча ставила цветы в воду, а конфетами угощала Валентину.

 

Квартиру, тетушка, кстати купила. И готовилась вернуться к себе в город, чтобы уже начинать переезд…

В день, когда она должна была ехать в аэропорт, Алиса испекла пирог с абрикосами и половину положила Валентине в сумку — на вкусную дорогу.

— Приезжайте к нам еще! — сказала и обняла, постаравшись вложить в это все тепло, на которое была способна.

Алиса поняла, что все-таки в их браке с Колей было больше хорошего… Она простила мужа, даже раньше, чем надеялась, что сможет это сделать… А еще она поняла, что ничего бы так хорошо не кончилось без тетушки Валентины. Она помогла ей понять себя настоящую и все началось с того, что Алиса перестала стесняться своих картин и того, что тратит на них семейный бюджет. Теперь Валентина была для Алисы человеком таким же близким, как ее собственные родители… И едва ли не ближе, чем муж. Которого она по-прежнему любила… Но на отношениях с которым, она все-таки знала, навсегда останется маленькое пятнышко практически свершившегося предательства…

Автор Антонова Р.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,431sec