Попались!

– Кир, что случилось? Не звонишь, не приезжаешь? Совсем в отшельницу превратилась, как переехала. Давай я к тебе приеду. И Максика с собой возьму! – в последнее время старшая сестра стала звонить слишком часто, как будто почувствовала, что младшая решила сократить их общение до минимума.

 

– Нет, Даш, не нужно приезжать. У меня сейчас много работы, не смогу вам уделять время. Тем более, Максим такой активный, ему играть надо, бегать. Я уже не в том возрасте…

– В каком возрасте! – засмеялась натужно Дарья, – я тебя на пять лет старше, и то успеваю за ним. А ты с детства была тяжелой на подъем. Мы вот на выходных ходили на каток, так повеселились! Папаша его, кот гулящий, конечно с нами не пошел. Ну, да что я говорю, ты сама его отлично знаешь, – как-то по-особенному глупо и неуместно хихикнула она.

– Даш, ты мать, тебе положено все успевать, а у меня круглые сутки работа. Мне реально сейчас некогда. – Кира из последних сил сдерживалась, чтобы не положить трубку.

– Да-а-а, сестренка! Не ожидала, что в такой сложный для меня период ты отвернешься, – неожиданно резко сменила тему Даша.

– Что?

– Ничего! Как только я рассказала тебе про загулы мужа, ты совсем перестала со мной общаться! Уж не с тобой ли он загулял, снова?

– Пока, Даш, созвонимся на неделе, – дежурно ответила девушка и положила трубку.

Она точно знала, что за первой претензией последует вторая, потом сестра начнет вспоминать прошлое, оправдываться, одновременно с упреками Киры в холодности к своему мужчине.

«Сама виновата! Ну кто с такой холодной женщиной станет жить, когда рядом столько лакомых кусочков. Таких, как я» — эту фразу Кира в свое время с трудом проглотила, но так и не нашла в себе силы простить сестру.
Кира была младшей и не особо любимой дочерью. Родители очень хотели сына, однако первую дочку смогли полюбить, а вот вторая «осечка» стала для них ударом. Они допускали родить «няньку, а потом — ляльку», а вот двух нянек даже не предполагали.

– Как, девочка? Ну не-ет! Мы же сына планировали! Столько всего учли, столько сил приложили! Даже имя выбрали — Кирилл! Красиво как! А теперь что? – расплакалась мать в родильном зале, отказавшись даже взглянуть на новорожденную девочку.

Отец был более лаконичен.

– Снова баба! – с досадой сказал он, когда ему сообщили о рождении второй дочери.

Чтоб хоть как-то компенсировать разрушенное ожидание, было решено назвать девочку Кирой.

Маленькой, розовенькой малышке была рада только старшая сестренка, пятилетняя Даша. Но и она, услышав, как истошно орет девочка, предложила отнести ее обратно в магазин.

– Мама! Ты говорила, что мы с сестренкой будем играть в куколки. А она только орет, спать мне не дает! – Надула губки Даша. – Отнесите ее обратно! Мне больше не хочется сестренку!

– Доченька, как же так? Ты же так просила сестренку. Она скоро вырастет, и вы будете играть, – погладив Дашу по голове, мама продолжила качать Киру.

– Тогда бабушке ее отвезите, чтоб не орала. А когда она станет большая – обратно заберите.

Идея ребенка, на первый взгляд показавшаяся абсурдной, все чаще посещала супружескую пару. В итоге, девочку отдавали бабушке, когда резались зубки, когда семья отправлялась в отпуск, простуда, капризы, бессонные ночи… При этом, Дашу всюду брали с собой и не оставляли на ночевку у бабули.

Когда Даша пошла в школу, Кира все чаще гостила у бабушки, ведь старшей надо было уделять больше времени, плюс кружки, уроки, репетиторы.

– Мам, ей у тебя лучше будет! Через годик в садик пойдет, полегче станет. А сейчас она хвостом за мной ходит, я устала от нее. То стены испачкает, то надует мимо горшка, кашей себя измажет, а меня аж псих берет. Такая вредная девчонка, что видеть ее не могу. Даша такой не была. Я уверена, был бы мальчик, все было бы иначе!

В связи с этим, Кира осталась у бабули на целый год. А куда ж ее девать, если она родителям в тягость? Ровно через двенадцать месяцев девочка вернулась домой, в семью.

 

Это постоянное пренебрежение не могло не сказаться на характере Кирочки, которая росла тихой, чаще находила себе развлечения самостоятельно, не доставляла хлопот и привыкла всем делиться с сестрой. Ведь Даша старшая, ей нужнее! В итоге и Даша начала вести себя с младшей сестрой так, будто она прислуга или сиротка – приживалка в доме.

Шло время. Сестры враждовали, ссорились, кричали друг на друга.

– Так, Золушка ты наша, давай-ка мне свои сапоги, я на свидание иду, а тебе все равно дома сидеть! – наводила марафет Даша, стоя перед зеркалом.

– У тебя же свои есть. Тем более, мои тебе малы.

– Ничего, натяну. Мои грязные стоят. А у тебя такая лапища, на мою миниатюрную ножку твои точно налезут. Хотя, можешь помыть мои сапоги, тогда я в них пойду. – обернувшись, улыбнулась Даша.

– Я маме пожалуюсь! – вспылила Кира.

– И что она мне сделает? Все равно заставит тебя их мыть, ты ж все равно ничем не занята, а мне собраться еще надо.

– Ладно, бери мои. Только осторожно! Не испачкай их. – сдалась сестра.

Утром Кира обнаружила, что ее сапоги, перепачканные грязью, валялись в коридоре. Девушка не на шутку разозлилась.

– Даша! Ты специально? Ты где такую грязь находишь? Или тебе просто нравится наблюдать, как я отмывать их буду?

– А что тебе еще делать? Все равно дома сидишь безвылазно. Ни друзей, ни подруг! Хоть бы спортом занялась. Тебе надо сбросить пару тонн, – веселилась Даша.

Кира была девушкой крупной, в отличие от миниатюрной сестры. И ее внешний вид стал еще одним поводом для расстройства родителей. Они спортивные, любят активный отдых. Выманить младшую дочь на лыжную или велосипедную прогулку — вообще нереально. Кира не стремилась поддерживать здоровый образ жизни семьи, чем вызывала еще большее отторжение.

– И в кого ты такая пампушка уродилась? Это ж надо, на десять кило толще старшей сестры! И выше ростом! Куда тебя несет? Я думала, ты за сестрой будешь вещи донашивать, а ты как на дрожжах разрастаешься, – морщила нос мама.

– Ну прости. Я же не специально, – девочка в свои неполные двенадцать действительно была крупнее семнадцатилетней сестры.

– Как это, не специально? Ешь поменьше, спортом занимайся. Хватит сиднем сидеть! Ты так скоро в дверь перестанешь проходить, придется расширять дверной проем, – мама говорила на полном серьезе.

– Я обязательно похудею, – виновато опускала глаза Кира.

Обычно после таких разговоров девочка уходила к бабушке, которая одна из всех родственников любила внучку искренне, и не видела в ней недостатков. Однако, и у этой любви были свои минусы. Как известно, бабушкина любовь выражается в количестве наготовленного. Вот и для Киры у бабули всегда были приготовлены пирожки или блинчики. А если любимая внученька приходила неожиданно, бабушка опрометью неслась в кондитерскую и покупала для ненаглядной малышки пирожное.

Боясь обидеть бабушку, но и не желая расстраивать родителей, девочка разрывалась между желанием всем угодить.

Жизнь Киры стала немного проще, когда старшая сестра окончила школу и уехала учиться в университет в другой город. В отсутствии идеальной дочери, родители стали меньше придираться к Кире. Кира даже смогла обрести некое подобие уверенности в себе, нашла друзей, начала выходить на вечерние прогулки.

В ее компании был симпатичный мальчик, который уделял Кире внимание. Стремясь понравиться ему, девушка заинтересовалась косметикой и диетой. В итоге – к своему школьному выпускному – она из гадкого утенка смогла превратиться в прекрасного лебедя. Правда, даже в таком состоянии она меркла по сравнению со старшей сестрой. Даша сводила на нет все попытки младшей сестры измениться.

 

– Ого! Кир, ты как это похудеть умудрилась? Глистами обзавелась, что ли? – девушке казалось, что ее юмор не может обидеть сестру, ведь она объективно толстая, чего обижаться.

– Нет, Даш, но спасибо, что заметила, – не услышав откровенной издевки, Кира продолжила расчесывать волосы.

– У нее ухажер завелся. Вот она для него и похудела, – подколола младшую дочку мать.

– Ба! Да ладно! Прям целый ухажер! Он слепой, да? – расхохоталась Даша.

– Даш! – нахмурилась мама.

– Ну а что? Мам, ну согласись, я не виновата, что я красивее, а Кирка ваша – неудачница. Ей надо было пацаном родиться. Был бы здоровый страшный мужик! Ну а мужикам, как известно, красивыми быть не обязательно. Слушай, Кир, а может тебе пол сменить, а?

– Даша! Прекрати! – порой даже мама понимала, что старшая дочь переходит все границы.

Кира не слушала сестру, в ее мыслях был только он – самый красивый парень по имени Максим, в которого она влюбилась по уши. Выбирая место для учебы, Кира старалась найти город подальше от того, где жила Даша, но даже это не уберегло ее от проблем.

Учась на третьем курсе, Даша начала встречаться с аспирантом, который вел практические занятия. Симпатичный парень, как потом оказалось, слыл бабником и с трудом упускал очередную юбку. Но Даша так искренне его любила, что не замечала ничего, и не хотела слушать «сплетни».

А Кира все также бредила Максиком и мечтала быть с ним рядом всю жизнь. Через год отношений Максим стал намекать на то, чтобы перевести отношения в более серьезное направление. Поделиться счастливыми надеждами Кира решила с мамой, чем и допустила ошибку.

– Ну так приводи его знакомиться, раз такое дело! – обрадовалась мама. – Мы всю семью соберем. У Даши как раз с очередной работой не сложилось, она планирует к нам переехать ненадолго.

Спустя две недели Кира с Максимом приехали в гости к родителям, где уже неделю жила Даша.

– Ой, какие люди! Кирка, да ты снова поднабрала? Решила вернуться в прежнюю форму? – поддела она сестру в присутствии ее парня.

– И я тоже рада тебя видеть. Максим, знакомься, это Даша, моя старшая сестра, – сделав серьезное лицо, Кира представила своего спутника.

– Очень приятно познакомиться! – Даша так призывно и долго смотрела в глаза гостя, что это заметила мама.

– Ой. Да что ж мы на пороге-то стоим. Проходите в комнату. – улыбнулась она и тут же повернулась к Дарье. – Дашка, ну–ка помоги мне на кухне.

Впервые мама заступилась за младшую дочь и отчитала старшую.

– И что это сейчас было? – прикрыв дверь, мама уставилась на Дашу.

– А что такое? – невинно улыбнулась та.

– Ты чуть ли не на шею ему повесилась. Это парень Киры, она его любит. Она его любит. Упаси тебя бог влезть!

– А что будет, если влезу? – хихикнула Даша.

– Увидишь! И не вздумай проверять. Отправлю тебя обратно, работу искать, и денег больше не дам.

– Ой, как стра-ашно-о, – ухмыляясь, ответила старшая дочь и вышла из кухни.

– Господи, кого я вырастила, – расстроилась мать.

 

Весь вечер Даша только и делала, что обхаживала Максима, пытаясь погуще «облить сестру грязью». Казалось, Максиму даже нравилось пристальное внимание к его персоне со стороны сестры невесты. Он активно флиртовал с ней, шутил и ухаживал за столом. Кире снова почудилось, что она лишняя на этом семейном празднике.

– Мама, я пойду, подругу навещу, давно мы не виделись, – заявила Даша после застолья.

– На ночь глядя? – удивилась мама.

– А что мне с вами сидеть. А так, хоть развлекусь. Правда, идти далеко, поеду на автобусе.

– Иди, только темно уже. Не страшно одной идти? Может, до завтра потерпишь?

– Нет. Мы с ней договорились. Максим, вы меня до остановки не проводите, а то и правда темно и страшно, – кокетливо подмигнула будущему зятю девушка.

– Конечно, – слишком резко оживился парень.

Повернувшись к Кире, он предупредил:

– Я буквально на пять минут.

– Но ты даже не знаешь, где остановка, как ты обратно дойдешь? Давайте все вместе пойдем, а потом мы с тобой пройдемся по нашему району, я тебе покажу места, где любила гулять маленькой.

– Ну нет, не хочу я толпой шататься. Кирка, сиди дома! Ты что-то бледная, иди приляг лучше, – заерзала на стуле Даша.

– Я нормально себя чувствую. – покосилась на нее Кира.

– Кирочка, – ласково заговорил Максим, – я быстро. А ты отдыхай. Через пять минут буду.

Когда парень не вернулся ни через пять, ни через десять минут, Кира решила пойти искать его. Но маме не понравилась эта затея.

– Мам, а если он заблудился? – беспокоилась Кира.

– Не ходи, не надо. У нас тут негде заблудиться. Не лес, вернется, – мать словно предчувствовала, что не стоит отпускать дочь.

– Сердце не на месте, лучше схожу, – Кира схватила сумку и отправилась на поиски.

Долго искать не пришлось. Не дойдя до остановки буквально пару метров, девушка услышала знакомые голоса в беседке неподалеку. Повернувшись, Кира увидела сестру, которая сидела на Максиме. В том, чем они занимались, сомнений не было. Кира развернулась и побежала в сторону дома бабушки.

– А где Кирка? – весело спросила Даша, вернувшись домой.

– Вас пошла искать. А ты почему не уехала? – мама рассматривала розовые щеки Даши.

– Я передумала, да и автобуса не смогла дождаться. Так где мелкая?

– Говорю, же, вас искать пошла.

По тому, как переглянулись Дарья и Максим, мама поняла, что не зря волновалась.

– Иди-ка сюда, – схватив старшую дочь за руку, мать потащила ее на кухню, – выкладывай! Что натворила?

– Ты чего разоралась?

– Я спрашиваю один раз, потом за волосы оттаскаю!

– Ничего! – насупилась Дарья.

– Дашка!

– Да ничего особенного! Ну может, совсем чуть-чуть. Но я не виновата, что Кирка – холодная женщина, а я Максу больше понравилась!

– ОЙ, ну что ж за заразу мы воспитали! – схватившись за голову, мама осела на стул.

– Хватит трагедий! Ничего с твоей Киркой не будет. Переживет! Кстати, порадуйся за меня. Максим меня замуж позвал. Вот так вот! – ликовала Даша.

 

Кира два дня просидела взаперти у бабушки в квартире. Она запретила бабуле отвечать на звонки родителей или сестры.

– Кирочка! Да что же случилось? – волновалась за внучку женщина.

– Ничего, бабуль. Но к ним я больше не вернусь. У меня на завтра билет, я тихо уеду, без прощаний. Родителям скажи, что у меня все хорошо, пусть не волнуются. Со мной все нормально.

Максим вернулся через несколько дней после приезда Киры. В институте, на первом же занятии, он попытался с ней поговорить и объясниться.

– Кир, перестань злиться. Я не виноват. Природа взяла свое. Ну не могу я до свадьбы ждать. Честно говоря, меня твоя невинность уже раздражает. А сестра у тебя – огонь просто! – оттопырив большой палец, Максим вздохнул с улыбкой.

– Давай без подробностей, пожалуйста, – Кире хотелось разрыдаться.

– Ну а что? Я сразу понял, с ней у меня все сложится. Она меня сильнее любит, чем ты, – сделал вывод парень.

– Она тебя один день знала.

– Ну и что? Между нами такая искра проскочила… Я не мог сопротивляться.

Кира решила на время перестать навещать родителей, или появляться там, когда сестры не будет. Сам факт, что ее парень женится на ее сестре, выворачивал душу наизнанку. Кира была вне себя от ревности и обиды.

Через пару месяцев Даша вышла за Максима замуж, а еще через семь родился Максим младший. Оказалось, он стал плодом той самой встречи в беседке.

Кира пыталась простить сестру и жить дальше. К тому же, ей не хотелось враждовать всю оставшуюся жизнь, ведь быть одной — совсем тяжело. Тем более, после родов Дашу словно подменили. Она стала мягче, менее язвительной и даже попросила у сестры прощения. Кроме того, она почти перестала издеваться и подшучивать над Кирой. Кира понимала, что причиной тому могли быть перемены, которые произошли с обеими сестрами. Когда-то миниатюрная и стройная Даша после родов очень сильно набрала вес, в то время, как Кира стала уделять себе слишком много времени: похудела, тщательно ухаживает за лицом, волосами. Вкладывая деньги в себя, она стала куда интереснее сестры не только внешне, но и внутренне.

Теперь уже Кира могла смело подшучивать над Дашей, у которой все разговоры сводились к одному — о ребенке. Даша носила домашний халат, закручивала волосы на затылке, не красилась, не делала маникюр… На фоне красивой Киры она выглядела жалко, поэтому Кира не могла позволить себе обижаться.

Единственное, чего не могла заставить себя сделать Кира – это простить Максима. Его предательство стало жестоким ударом. Племяннику уже исполнилось три года, а Кира так и не смогла найти в себе силы и снова поверить мужчине, начать встречаться, выйти замуж.

Несмотря на показное благополучие, в семье старшей сестры не было счастья. Максим почти сразу после свадьбы начал изменять жене, потеряв стыд настолько, что не боялся появляться с любовницами даже там, где его могла увидеть жена.

Даша терпела и не разводилась, постоянно жалуясь на мужа всем вокруг.

Удивительно, но больше всего она изводила жалобами младшую сестру, словно не понимая, как тяжело той выслушивать нытье Даши после предательства. Кира старалась свести общение к минимуму в такие моменты. но Дарья будто не понимала. В итоге, Кира начала игнорировать сестру, избегать общения, чем вызывала еще больший поток жалоб.

 

– Кирка! Ну ты чего снова пропала? Мне так плохо! Макс опять таскается по бабам! Что с ним делать? Я так устала!

– Разводись, – равнодушно отвечала Кира.

– Я не могу! Все решат, что я неудачница. Да и сын должен расти в полной семье.

– Твой сын отца не видит, а неудачницей тебя и так все считают, кто его с бабами замечает.

– Ну спасибо, сестренка! За поддержку! Именно за этим я и звоню, чтоб меня родная сестра в стол носом ткнула!

Даша бросала трубку, но потом звонила снова и, как ни в чем не бывало, продолжала жаловаться. Или приезжала в гости на несколько дней, изматывая сестру своим нытьем. Кроме того, каждый визит Дарьи превратился для Киры испытанием, ведь сестра привозила ребенка, а мальчик с каждым годом все больше походил на отца.

В конце концов Кира приняла решение прекратить общение с сестрой, которая принесла ей столько страданий.

Конец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:68 | 0,403sec