Последняя ириска

Миша очень любил есть ириски. Это были его любимые конфеты. Нет, конечно, он бы любил шоколадные, если бы в детстве у него на столе стояли такие, однако в раннем возрасте его семья была совсем небогатой. Из сладостей — ириски и варенье. И он воспринимал это как должное, и даже ценил, ведь у его ровесников — и такого не было.

 

Миша вырос, ему исполнилось тридцать пять лет, доход стал хорошим, а ириски до сих пор были любимым лакомством. Он их покупал в разных магазинах, но обязательно одной и той же кондитерской фабрики «Полярная луна». Потом они стали продаваться только в одном магазине в пешей доступности, но поставки там были регулярными. Вот туда он и заходил частенько после работы.

Жена его, Оля, терпеть не могла эти ириски. Она считала, что они вредные, да еще и пломбы из зубов вытаскивают. А зубы лечить в наше время дорого. На сумму, оставленную у стоматолога, можно вагон ирисок купить.

Проблема была только в том, что Оля — страшная сладкоежка. Сначала она съедала все сладости в доме, а потом принималась за эти несчастные ириски. Ела и корила себя, да еще молилась, чтобы пломба не выскочила. После нескольких «срывов» на ириски Оля срывалась на мужа.

— Ты зачем покупаешь эти несчастные ириски? — кричала она на него.

— Для себя. А ты зачем их ешь, если они тебе так не нравятся? — справедливо отвечал Миша.

— Больше не буду! Никогда в жизни, — обещала вслух Ольга.

Она терпела, убирала их в шкафчик на верхнюю полку, но через неделю или две опять срывалась. Через пару месяцев Миша принял решение не покупать ириски домой. Купил себе немножко на работу. Это, конечно, оказалось совсем не то. Ему нравилось дома их есть, в тишине и спокойствии, ведь они были чем-то особенным, из детства. А теперь? Сидит на работе, жует, никакого удовольствия. И почему он должен лишать себя ирисочного наслаждения при том, что он-то ни в чем не виноват?

Оля со своей стороны была рада, что больше нет этого сладкого раздражителя в доме, но перед мужем ей было немного стыдно. Миша был идеальным мужчиной. Нет, каждая женщина, конечно, любит и ценит своего мужа, но он у нее был просто совершенным. На работу ходил, не пил, не курил, комплименты делал, в рестораны водил, по дому помогал и т.д. и т.п. И вот она его лишила единственного удовольствия, тем более важного, связанного с детством. У него ведь от детства остались только воспоминания да старая бабушка. Родители погибли уже лет пятнадцать назад, братьев-сестер не было.

Ну что она, в самом деле, перетерпеть не может? Ладно, решено. «Сделаю ему сюрприз», — подумала Оля и купила на следующий день нужных ирисок. Именно той самой кондитерской фирмы, его любимых. И взяла из магазина все что было — пару кило. Принесла домой, пересыпала часть из целлофанового пакета в красивую вазочку. Сама села на диван — ждет мужа с работы. А его все нет и нет. Час нет, два… она звонит по телефону — не берет. Пишет смс — не доходит. Да что такое? Только решила порадовать человека, а он — на тебе, пропал. Ольга, естественно, волноваться стала. Где он, с кем он? Неужто она всей этой дурацкой ситуацией с ирисками так его обидела, что он нашел себе любовницу? Да нет, не может быть. Он ведь только утром ее поцеловал, похвалил, какая она хорошая жена. Нет, что-то тут не так. По больницам и моргам звонить, наверно, рано, утешала себя Оля, но волнение, естественно, нарастало.

Миша в это время несся в вагоне метро. Сеть так глубоко под землей не ловила, даже новости не мог почитать на телефоне. Сидел, дремал. Мечтал об ирисках. Какой же у них приятный, нежный, сливочно-сладкий вкус. И самое главное — не приторный, как у многих других конфет. Михаил размышлял о том, почему же в магазине, где он всегда покупал ириски «Полярная луна», их больше нет? «Может, что-то с поставками? Главное, чтобы производство не прекратило выпуск этих чудесных сладостей. Ладно, сейчас в фирменном магазине всё узнаю. Да, до него далеко ехать, но там они точно должны быть, если ничего не произошло. Олю не предупредил, нехорошо, конечно, но что я ей скажу? — думал Миша, укачиваемый движением поезда. — Скажу, что ирисок не было в магазине и я поехал на другой конец города за ними? Она опять рассердится из-за них. Ладно, сеть появится, напишу ей, что задерживаюсь на работе».

Поезд наконец прибыл на нужную станцию. Михаил вышел на перрон. Где фирменный магазин, Миша знал хорошо, поэтому отправился туда, не раздумывая.

— Здравствуйте! Скажите, ириски у вас есть?

— Конечно. Вам сколько?

 

— А проблем с поставками нет? Или с производством? Потому что я не смог купить в магазине сегодня.

— Да нет, — ответила продавщица, пожимая плечами. — У нас все как обычно. Так вам сколько взвесить?

Миша задумался. Если взять мало, а в магазине у дома не появится, то вскоре опять сюда ехать. Значит, надо взять побольше. Правда, тогда Оля точно рассердится. Ну, была не была.

— Взвесьте мне пять килограмм. Пожалуйста, — смутился Михаил.

— Это вам в детский сад наверно, на утренник какой-то? — удивилась продавщица.

— Ну… да, — соврал Миша, чтобы ничего не объяснять.

Продавщица протянула увесистый пакет, он расплатился и вышел из магазина. Тут его телефон «проснулся» — дошли все пропущенные звонки и смс-ки от жены. Миша тут же позвонил, объяснился, что, мол, на работе на совещании задержали, телефоны просили отключить, чтобы не отвлекаться. Слышно было, что Оля сердится, очень. Миша тут же вернулся в магазин и купил жене тортик, небольшой, но очень красивый, шоколадный. Для искупления вины.

Через час Михаил зашел домой. На диване сидела Оля. Точнее, там сидела напряженная и обиженная спина.

— Оль, извини, что не предупредил…

— Я волновалась! —Оля повернулась к нему. — Ты что, не понимаешь? Жду тут тебя с… — она не договорила.

— С ужином?

— С ирисками! Твоими любимыми! Уж думаю, как ты обрадуешься, как счастлив будешь. А ты! Телефон отключил и пропал, — почти кричала Оля.

— С ирисками? Где ты их нашла?!

— В магазине нашем, где обычно. А что?

— Да я зашел туда, там не было. Пришлось ехать в фирменный магазин. У меня ни одной не осталось, понимаешь. Ну, по правде говоря, одна осталась. Последняя. Самая последняя! А ведь я без них — как без рук.

Миша выглядел действительно расстроенным. Оля поняла, что нельзя сердиться из-за этой ерунды. У нее прекрасный муж. А вот когда он так стоит, с пакетами, расстроенный, совсем как мальчишка нашкодивший… и глупо, и мило, конечно. Ну как на него злиться?

— Так ты не на совещании был? — ласково спросила жена.

— Ну, да. Извини еще раз. Думал, ты сердиться будешь, если скажу про ириски. Кстати, я вот тортик купил. Тебе, смотри, какой красивый.

Он достал из пакета красивый тортик и поставил на стол.

— Будешь? — спросил он, обнимая жену.

— А как же! Ну и сколько ты купил ирисок?

— Честно? Пять килограмм.

— И я два взяла, в нашем магазине.

— Так значит, это ты все скупила?! А я уж решил, что их сняли с производства.

Они рассмеялись. Семь килограмм ирисок. Этого же на год хватит, если не больше. И где их хранить-то? Хоть специальный шкаф заводи.

— Ну, — говорит Миша, — если сам не съем, в детский сад отдам, для утренника.

Он объяснил, почему именно туда.

— Пора нам все-таки закругляться со сладким, — сказала Оля с набитым тортом ртом.

— Может быть, конечно. Только я не смогу отказаться от ирисок.

— Эх, а для меня самым сложным будет отказ от шоколада.

— Ты еще скажи, что мы кофе пить перестанем, по утрам бегать начнем, а в свободное время — писать стихи станем.

Оля лукаво посмотрела на мужа.

— А что, хороший план, — подмигнула она.

Автор: Мария Миронос

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,347sec