Почти как в кино

Молодая женщина вбежала в приёмное отделение с завернутым в одеяльце ребёнком. По её испуганному лицу было заметно, что она очень переживает. Несколько секунд она опасливо озиралась по сторонам, но когда увидела приближающийся к ней медперсонал начала кричать.

— Помогите, помогите! Моя доченька yмupaeт!

 

Крики были такими убедительными, что помимо врачей, дежуривших в приёмном отделении, сбежались зеваки, которым было интересно, что же такое случилось с ребёнком. Один из врачей бережно взял свёрток из рук заливающейся слезами матери и положил на пеленальный столик, но когда развернул одеяльце, ахнул от удивления. Молодая женщина, увидев в глазах врача испуг и удивление, тут же зарыдала.

— Доченька, моя милая! Не уберегла я тебя! Как же я без тебя родимой-то буду!

Одна из медсестёр покачала головой, и обняв рыдающую женщину, увлекла за собой в другое помещение, другая медсестра дала ей стакан воды, а потом сделала какой-то укол.

— Жаль, такая молодая, а уже шизофреничка.

— Мария, ты думаешь, что шизофрения только у пожилых встречается?

— Нет, но мне её по-человечески жаль. А какие глаза были у Василия Ивановича, ты видела? Он чуть не упал в обморок от неожиданности.

— Тут любой может опешить, увидев такое.

— Это точно…

— Девочки, что вы такое обсуждаете?

— Ой, Зинка, ты такое пропустила…

Пока девушки рассказывали своей подруге о недавно произошедшем случае, врачи подписывали все необходимые документы, чтобы передать незнакомку в психиатрическую больницу. Документов у неё при себе не было, телефона тоже, кто она такая и откуда пришла, им не было известно. И только отправив пациентку в психиатрию, они вспомнили про свёрток, оставленный в приёмной. В розовом одеяльце лежала кукла, заботливо запеленованая в белоснежную пелёнку.

— Смотри, прямо, как живая… Что произошло с этой женщиной, что она сошла с ума? Хотя на первый взгляд она была вовсе не буйной, а какой-то испуганной и опустошённой. Может, она родила мёртвого ребёнка и после этого впала в депрессию?

— Василий, тебе, что больше всех надо что ли? Это не наша пациентка, пусть с ней в психиатрии разбираются. Придумала тоже, принести куклу в отделение. У нас и без психов работы хватает, нет даже времени на перекур, а тут ещё куклы всякие.

С этими словами молодой врач схватил куклу, и уже хотел было выбросить в урну, но Василий Иванович его остановил.

 

— Это не наша кукла, чтобы ею распоряжаться, нужно отвезти её в психиатрию, пусть там решают, что с ней делать. Может, это единственная вещь, которая ей дорога.

— С каких это пор ты стал таким сентиментальным?

— А ты проживи с моё, поработай так же, как и я, а потом я посмотрю, как ты запоёшь.

И, правда, когда Василий Иванович отвёз куклу в психиатрию и поговорил с врачами, он понял, что не ошибся. Та женщина, Лейла не была больной, она просто после родов потеряла ребёнка и до сих пор не может придти в себя после этого. У него самого была дочь ровесница этой молодой женщины, поэтому ему стало по-человечески её жаль. Он часто навещал её, а когда её выписали, отвёз на дачу, где её уже ждала жена и дочь Василия Ивановича.

— Спасибо вам большое, что не бросили меня в трудный момент. Не отвернулись от меня, подумав, что я не нормальная.

— Скажу честно, я вначале так и подумал, а потом решил, что у тебя послеродовая депрессия и оказался прав. Слава Богу, всё миновало.

— Ещё бы мою Леночку найти…

— Леночку?

— Я родила девочку, я слышала её плачь, я даже кормила её грудью, а потом утром мне её не принесли, сказали, что она умерла. Они даже не показали мне её тело.

— Врачи так не могли поступить, это уголовно наказуемо.

— Могли. Я знаю, это мои родители их подкупили. Меня же по нашим обычаям хотели выдать замуж, за сына папиного друга, а я когда отдыхала в Сочи у тётки, влюбилась без памяти в русского парня. Он тоже отдыхал там, но только с друзьями. Мы с ним встречались каждый день, гуляли по городу, купались, загорали, а потом его отпуск закончился и он уехал, оставив мне свой адрес. Мы часто созванивались, он звал меня к себе, говорил, что любит меня, обещал жениться. Потом я узнала, что беременна, я тогда сообщила ему об этом, не поверите, он так обрадовался, звал меня к себе, говорил, что если я не приеду, то сам приедет за мной. Но мои родители были против наших отношений и даже после того, как я рассказала им что беременна от другого, что люблю его и собираюсь выйти за него замуж, они меня не послушали. Они отобрали у меня телефон, и держали меня взаперти несколько дней, а потом насильно увезли в Сочи к тётке, где уже не выпускали из дома до самых родов, и только после родов меня снова отвезли в Махачкалу. Только свадьбы не было, я убежала. Адрес любимого я потеряла, поэтому не знала, где его искать. Правда, у меня нет денег, всё, что было я потратила, снимая квартиру и на поиски ребёнка, но я справлюсь, мне же не пятнадцать лет.

 

— Конечно, справишься, мы тебе поможем в этом. Я думаю поиски нужно начать с дома малютки. Когда это случилось?

— Три года назад…

— И ты все эти три года искала?

— Да, я все пороги оббегала, и в Сочи и даже запрос давала в область, но всё без толку, ни кто ничего не знает о моей доченьке, будто она сквозь землю провалилась, но я-то чувствую, что она жива.

— Материнское сердце не обманешь, дорогая. Ты пока отдыхай здесь, тут воздух чистый, целебный, а я подумаю, как тебе помочь. Не переживай, найдём мы твою Леночку.

— Кстати, почему ты назвала её Леночкой? Ты же вроде сама мусульманка…

— Мать моего любимого звали Еленой, он часто о ней мне рассказывал, вот я и решила назвать в честь неё.

Василий Иванович вернулся в город, оставив Лейлу на попечение своей жены и дочери. Надо как-то пробить по своим каналам, что же на самом деле случилось с её ребёнком, подумал он. Жаль девчонку, молоденькая совсем. Ох, уж эти варварские обычаи! Когда же это всё прекратится? Вроде живём в одной стране, а до сих пор разделяем, друг друга по национальности и калечим тем самым жизни. Он вспомнил о жене с дочкой, как хорошо, что они у него есть и как это страшно терять близких. Он закрыл глаза и мечтательно улыбнулся, вспомнив, как хорошо ему было на даче с семьёй. Такая черешня в этом году, объедение просто, скоро и вишня пойдёт, а потом и слива.

— Василий Иванович, что это вы улыбаетесь во сне?

— О, Андрюха! Привет! Наконец-то вернулся! Ну, как дела? Как отпуск? Ты когда на работу выходишь?

— Завтра и выхожу, только вот проблема у меня. Не с кем Настёнку оставить.

— А краля твоя где?

— Ритка что ли? А ей как оказалось не нужен чужой ребёнок. Она прямо так мне и заявила, а куда я Настюшку дену? Это моя дочь, моё сокровище.

 

— Ну, и правильно, встретишь ты ещё себе пару, которая и Настеньку примет, как родную и тебя будет любить больше жизни.

— О, это ты загнул! Мне бы няню хотя бы для Насти найти.

— Есть у меня одна кандидатура. Только она не местная, живёт сейчас с моими на даче, но девка хорошая, добрая. Если хочешь, замолвлю словечко. Только ей здесь жить негде, ты сможешь её взять с проживанием?

— Конечно! Мне только лучше будет, ты же знаешь, какая у нас с тобой работа ненормированная.

— Ну, всё тогда, жди нас завтра, рано утром я привезу тебе самую лучшую няню на свете.

Раним утром Василий Иванович с Лейлой уже были у порога Андрея. Лейла беспокоилась, а вдруг она не понравиться хозяину. Но больше всего её волновало его имя – Андрей, такое же имя было и у того мужчины которого она когда-то любила.

— Андрюха! Спишь что ли? Какой сплю? Настеньку кормил, а она же так любит кашу размазывать.

— Это Лейла, познакомься. Я тебе о ней говорил.

— Андрей?!

— Лейла… Куда же ты пропала Лейла? Я так тебя долго искал…

— Извини, я не хотела… Мои родители, они… Откуда у тебя ребёнок?

Лейла вошла в квартиру и прямиком направилась на кухню, где до сих пор за столом сидела маленькая Настенька.

 

— Леночка!

— Это Настюшка.

— Откуда она у тебя?

— А ты не знаешь? Мне принесли ребёнка твои родители и сказали, что девочка тебе не нужна, и что ты выходишь замуж.

— Я не вышла замуж и все эти годы искала её, хотя мне и сказали, что моя девочка умерла.

— Да, ну и кашу заварили твои родители. Вот смотрю на вас, и словно бразильский сериал смотрю. Кому скажешь, не поверят. Ну, вы ребятки оставайтесь, вам ещё о многом нужно поговорить, а мне пора идти.

— Постой, Василий Иванович, я с тобой мне тоже на работу пора. А ты Лейла пригляди за нашей дочуркой, думаю, вам нужно время, чтобы привыкнуть друг к другу.

Андрей летел домой, как на крыльях. Он знал, что дома его ждёт любимая женщина и его маленькая дочурка. И пусть все говорят, что союз между мусульманкой и христианином не возможен, он был уверен, всё у них будет хорошо, ведь они любят друг друга, а это самое главное.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,391sec