Расплата

Артем вышел из вагона и вдохнул свежий морозный воздух. На станции суетились люди, кто-то бежал к поезду, кто-то, наоборот, выходил из вагонов и торопился в сторону вокзала. А вот Артем никуда не спешил, и на вокзале его никто не встречал. Прошло больше трех лет с того дня, как он покинул пределы города, а теперь, вернувшись, он не знал, радоваться ему или нет.

— Артем? – к нему обратился какой-то мужчина в кепке и кожаной куртке. Артем не сразу узнал в нем своего бывшего соседа Леху, с которым все детство играл во дворе в «квадрат» и гонял на велосипеде.

 

— Здорово, Леха, — Артем протянул бывшему приятелю руку. Тот деловито ее пожал, а потом подкинул в руке ключ от машины.

— Тебя, может, подкинуть? Скидку сделаю за поездку.

— Ты бомбила, что ли? – Артем удивился. Он помнил, как его мать рассказывала о том, что Алексей работал в банке руководителем службы безопасности. Правда, было это лет пять назад, а с тех пор многое могло измениться. Как в жизни самого Артема: три с половиной года назад у него была любимая семья, хорошая работа, уверенность в завтрашнем дне… А потом этот завтрашний день наступил, и все переменилось за считанные секунды.

Леха усмехнулся и вытер нос тыльной стороной ладони, после чего снова подкинул в руке ключ от машины, ловко поймав его в воздухе.

— А что делать, Темыч? Работаю два через два охранником в супермаркете, но на зарплату охранника много не купишь. Так, не зарплата, а слезы сплошные. Приходится бомбить по выходным, а их у меня аккурат два через два. Ну так что, поедешь? Ты к мамке?

Артем поежился, поняв вдруг, что на нем надета легкая куртка, а на улице конец ноября. Было холодно, хотелось горячего чаю с какой-нибудь булкой, желательно с сосиской в тесте. Денег на все хотелки было в обрез, поэтому и от услуг такси Артем был вынужден отказаться:

— Извини, Леха, ты же знаешь, откуда я. Нет у меня денег на такси, я на автобусе доеду. Подскажи мне, от вокзала так и ходят «двойка» и «сороковой»?

Алексей кивнул:

— Да, ничего не изменилось. Знаешь что? А давай я тебя докину. Все равно тут ловить нечего, а в центре шансов на жирный заказ все-таки побольше. Да и друг ты мне как-никак, да я и понимаю, что ты без бабок на кармане. Поехали. Ты к мамке или домой?

«Домой». Услышав это слово, Артем невольно вздрогнул. Интересно, есть у него еще дом или уже нет? За плечами были три года отсидки, редкие встречи с женой, попытки не вспоминать прошлое. Артем точно знал, что рано или поздно он выйдет на свободу, а как жить на этой свободе дальше, он, похоже, совершенно позабыл.

— Домой, наверное. Да и мать живет через четыре дома, если что к ней дойду.

Алексей кивнул, быстро шагая в сторону стоянки машин. Артем едва поспевал за ним, все время отвлекаясь на прохожих и разглядывая дома, остановки, машины, так сильно изменившиеся за три с половиной года.

***

В машине было тепло, и Артем с радостью почувствовал, что дрожь в руках и ногах отступает. Хорошо, что он встретил Лешку, можно бесплатно и быстро добраться до дома, к тому же разузнать у бывшего соседа и приятеля о том, какие перемены произошли в городе, области, да и во всем мире.

— Слышь, Темыч, — Алексей вырулил со стоянки и многозначительно взглянул на Артема, — а ты в курсе, что твоя Наташка с другим живет?

Артем вздрогнул. Конечно, он догадывался о том, что Наталья навряд ли будет ждать его возвращения из колонии, но чтобы вот так… Мало того, что она уже жила с другим, так об этом уже было известно их общим знакомым.

— Не, я не в курсе. Она, конечно, меня свиданиями не баловала, приезжала раз пять за все время, а в последний раз была на свидании почти год назад.

Алексей вздохнул:

— Бабы они ведь такие… Ветреные… Ты как сел, она, похоже, сразу под другого и легла. Ты извини меня за прямоту, но там у них все серьезно. Он живет с ней, ребенка своего перевез.

Артем похолодел. Надо же, какой оказалась Наталья! Он подозревал о том, что жена в свои почти тридцать навряд ли будет хранить ему верность на протяжении нескольких лет, но ведь у них был договор! Она обещала ему! Внутри у Артема все переворачивалось от негодования и обиды.

Приятели поболтали еще на общие темы, больше не возвращаясь к разговору о жене Артема. Но у него из головы ни на минуту не выходила мысль о предательстве жены. Ему не терпелось увидеть Наталью и поговорить с ней, но, с другой стороны, он боялся услышать о том, что больше был ей не нужен.

 

***

Выйдя у подъезда, Артем остановился и посмотрел на окна своей квартиры. Можно ли было все еще считать ту квартиру «своей»? Они с Натальей заехали в нее после смерти ее бабушки, супруга получила жилье по наследству, и Артем был никем в этой квартире. Точнее, тогда он был мужем хозяйки, а что теперь?

Дрожащей рукой он нажал на кнопки домофона, через несколько секунд услышал знакомый женский голос:

— Кто там?

— Я… Это я, Артем.

Тишина. Потом шорох, тяжелое дыхание, какие-то посторонние звуки. Наконец, Наталья заговорила:

— Жди меня внизу, я сейчас спущусь.

Вот так, даже в дом не впустила. Артем послушно уселся на скамейку у подъезда, посмотрел на небо, снова сделал глубокий вдох. Открылась входная дверь, на улице показалась Наталья. Поправилась, что ли? Ну да, так и есть, даже щеки чуть больше стали. Но даже эта едва заметная полнота не портила ее, оставляя такой же привлекательной для Артема. Как же он скучал по ней! Сколько раз видел во сне ее, постоянно вспоминал их объятия, поцелуи, близость. И вот она рядом, такая близкая, но в то же время такая далекая и такая чужая.

Наталья присела рядом с Артемом на скамейку, закуталась в пальто.

— Я не ждала тебя сегодня. Ты мог бы позвонить и предупредить о том, что возвращаешься.

— Извини, — он робко улыбнулся, — хотел сделать сюрприз.

— У тебя получилось, — голос Натальи звучал нервно и капризно, — но так нечестно. Я тебя не ждала.

Артем посмотрел ей в лицо и понял, что больше не нужен ей. Несмотря на слова трехлетней давности, обещания и клятвы, больше он был ей не нужен.

— Ты меня ведь вообще не ждала, да? – спросил он. – Не только сегодня, а вообще?

Наталья немного помолчала, потом сделала глубокий вдох и быстро ответила:

— Я тебя больше не ждала. Извини, Артем, но жизнь такая штука… Я хочу развестись и выйти замуж за другого мужчину. Мы живем уже почти год, я люблю его, а тебя… больше не люблю. Извини.

Артем усмехнулся, внутри чувствуя вихрь из самых разнообразных чувств. Ненависть, обида, злость, любовь и желание ударить. Столько всего!

— Я-то извиню. А ты сама как с этим жить будешь? Я за тебя отдувался три с лишним года, ты обещала меня ждать, а сама…

— Ну извини! – Наталья подскочила со скамейки, словно та была раскалена. – Извини! Мне на колени встать? Я с тобой не разводилась, я к тебе ездила, я передачи привозила. Я же не виновата в том, что полюбила другого!

— На моем месте должна была быть ты, — холодно произнес Артем, — может быть, тебе бы и срок условный дали бы…

— Извини, — еще раз сказала она, перебив его, — я все равно уже ничего не смогу изменить. Я жду ребенка от него, с тобой я не буду. Извини.

Наталья вошла в подъезд, дверь за ней закрылась, и Артем вдруг понял, что ошибся. Тогда, три с половиной года назад, на трассе, когда они возвращались из гостей. Наталья была за рулем, села за руль без прав, потому что Артем выпил. Оставаться у друзей она не захотела, решила, что сядет за руль сама, считая, что, если отучилась больше месяца в автошколе, то уже может спокойно передвигаться за городом. Артем возражал, но Наталья была непреклонна: оставаться с ночевкой у его друзей она не желала.

 

— Я не останусь тут! – кричала она. – Вызови мне такси, я поеду домой!

Договорились о том, что поедут к ее родителям, благо, что жили они в пяти километрах от дома, в котором жили их друзья. Наталья была за рулем, это она не заметила женщину на обочине… Удар, крики, жертва скончалась на месте до приезда скорой. Наталья кричала, плакала, у нее была истерика. Артем, считавший себя отчасти виноватым в том, что случилось, сказал о том, что нужно соврать сотрудникам ДПС. Они скажут о том, что за рулем был он: у Артема были права, но еще он был пьян.

Ему дали три года, еще несколько месяцев до начала заключения длились суды. Наталья тогда клялась мужу в том, что дождется его, что она благодарна ему за то, что он ее спас, что она сделает все для того, чтобы расплатиться с Артемом за эту жертву. Он поверил ей, без сомнений шел под суд, потом ехал в колонию, потом ждал несколько лет, уверенный в том, что у них с Натальей все будет по-прежнему.

А теперь сидел на скамейке возле дома, в котором был счастлив со своей женой, в той же самой куртке, в которой уезжал три с лишним года назад, без жены, без семьи, без работы и без надежды на будущее.

***

Ждать чего-то было бессмысленно, и Артем пошел к дому матери, по пути вспоминая о том, как еще несколько лет назад ходил и ездил по этим же улицам, уверенный в том, что его ждет яркая и счастливая жизнь рядом с любимой женщиной. Ошибался.

— Сынок! – мать крепко обняла Артема, хотя бы она была рада тому, что он вернулся. Наконец он поел нормальной домашней еды, смог принять горячий душ, переоделся в чистую одежду и лег в чистую и мягкую постель.

Мать присела на край кровати, с сочувствием посмотрела на него:

— Ты был у Натальи, да?

— Был, — коротко ответил Артем, не желая развивать тему дальше, — мам, давай не будем о ней. Ты все знаешь про Наташу, а я больше ничего знать не хочу.

— Хорошо, — согласилась мать, но все же сжала руки в кулаки и сжала губы в тонкую ниточку, — я знала, что так выйдет. Что она не дождется. Одного только не понимаю, как она смогла жить с этим мужчиной, принять его ребенка, осмелиться рожать от него.

— А что не так? – устало спросил Артем.

— Ну это же человек, жену которого ты сбил на машине. Она из жалости с ним, может быть. Я, честно говоря, Наташу не до конца понимаю.

— Чтооо? – брови Артема поползи вверх. – Ее новый сожитель – это муж той самой женщины, которая погибла под колесами нашей машины?

— Ну да, — мать пожала плечами, — а ты не знал? Извини, наверное, говорить не нужно было. Хотя ты бы все равно узнал.

Артем молчал. Думал о том, что его жена теперь спит в одной постели, готовит еду, стирает одежду человеку, жену которого она сбила. Убила она, а отсидел срок он. Артем вдруг истерически рассмеялся, потом увидел испуганный взгляд матери и резко замолчал. Нет, нужно держать себя в руках, все равно уже ничего не изменить.

Он сам совершил ошибку, за которую расплачивался несколько лет. Обидно, больно, тяжело, но он должен справиться. Тогда это было его решением — спасти жену и сделать ее счастливой. И она счастлива, хоть и не с ним.

Пусть будет так. Что ж. Он начнет новую жизнь. Он найдет силы.

Юлия Белкина

источник

 

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,378sec