Ромкина женитьба

Разве думала Наталья Гавриловна, что сегодня она узнает такое, от чего вся жизнь её семьи пойдёт в разлад.

«Цыпа-цыпа-цыпа» — щурясь под тёплыми солнечными лучами, подзывала она кур, рассыпая жестом сеятеля зерно для несушек. Те радостно, наперегонки неслись к заветной кормежке, вытянув свои шеи и поквохтывая. Наталью всегда забавляла эта картина и она умиротворенно улыбалась.

-Здорово,Гавриловна! — вдруг раздался у калитки зычный голос Антонины, соседки, живущей через три дома.

 

-Здорово, коли не шутишь, Тихоновна! — прикрыв глаза от слепящего солнца, ответила Наталья. Сердце женщины почувствовало неладное. Антонина, по всей видимости, не просто мимо проходила, просто нет надобности мимо проходить. Дом Натальи стоял на самом краю улицы. Дальше только поле, лес, река. А ежели там в магазин сходить, или к фельдшерице — это в другую сторону. Значит, что-то понадобилось Тоньке.

-Слышь, Наташ, разговор у меня к тебе есть! — словно в подтверждение мыслей Гавриловны, произнесла Тонька, и вошла во двор, собственноручно отперев калитку.

Старый пёс Шарик, не вылезая из будки, приподнял свою мохнатую морду, угрюмо что-то буркнул себе под нос типа «гав», скорее для порядка, чем по службе, снова положил голову на лапы и закрыл глаза.

-Проходи в дом, Антонина! — приветливо пригласила хозяйка гостью, на ходу вытирая руки о фартук — Сейчас почаевничаем, поговорим, я вот с утра и пирогов напекла.

Тонька присела у стола на старый табурет и осмотрелась, видимо, размышляя, с чего бы начать разговор.

-Тонь, у тебя дело какое есть? Не тяни резину, говори уж! — потребовала Наталья от соседки, разливая чёрный чай по чашкам.

Тоня хмыкнула: -Я вот что хотела тебе сказать: Светка моя от твоего Ромки беременная. А он, стервец, на ней жениться не хочет!

Наташка чуть чашку из рук не выронила. Она даже не знала, что её Ромка со Светкой шашни крутит.

-Как это не хочет жениться?! — испуганно прикрыв рот ладонью, переспросила Наталья, и тут же с надеждой добавила — А, может, не Ромкин ребёнок, вот и кочевряжится он!

Тонька обиженно фыркнула: — Ну, ты, Натаха, знай меру-то! Светка-то моя не гулящая какая! Ромку вашего любит. Да и он ребёнка признаёт. Но жениться отказывается. Ты уж поговори с ним. Жалко дочку-то, ведь день и ночь ревёт белугой.

-Ладно, Тонь, мы с ним поговорим. Обязательно поговорим. Ты не переживай!

-Хорошо, соседка! Пойду я тогда! — попрощалась Тонька и вышла прочь со двора под прощальное «гав» Шарика.

 

Наталья еле дождалась прихода мужа, Савелия. Тот пришёл усталый, всё рассказывал про поломанные трактора, нехватку финансирования и деталей. Нелёгкая, всё таки работа у главного механика хозяйства. Наталья, подперев щеку слушала мужа, поддакивала ему, кивая головой, подкладывала в тарелку то картошечку, то кусок мяса. Наконец, когда Савелий отвалился довольный на спинку стула со словами: -Спасибо, жена, накормила до отвалу! — Наталья решила, что теперь можно и рассказать о проблеме, принесенной соседкой.

-Савва, тут такое дело! — начала она осторожно, издалека — Ко мне сегодня Антонина Вершинина приходила…

Савелий, к тому времени уже перебравшийся на диван и тянущийся рукой за пультом, повернул голову к жене, ожидая продолжения разговора.

-Так вот… — Наталья зачем-то поправила на себе фартук — Её Светка от нашего Ромки ребёнка ждёт, а он жениться не хочет!

-А его ребенок-то?

-Тонька говорит, что Ромка от ребёнка не отказывается. Да и сам знаешь, Светка у них не такая. Она — девка-то хорошая.

-Что правда, то правда. — сказал Савелий, телевизор смотреть резко расхотелось, все мысли были теперь только о том, что сына он вырастил подлецом. -Ты, вот что, Наташ, надо бы нам деньги подсчитать, прикинуть… К свадьбе надо готовиться.

Наташка взмахнула руками, как курица крыльями, — Так а вдруг он не схочет жениться-то! Ромка-то у нас упрямый!

-Схочет, ещё как схочет! — пообещал Савелий, многозначительно потрясая кулаком перед собой — среди Матвеевых отродясь подлецов не было.

Наталья с Савелием с нетерпением ждали возвращения сына, с работы. Ромка выучился в городе на сварщика, и теперь считался в их селе ценным специалистом, и от работы никогда не отказывался. Когда калитка хлопнула и Шарик снова подал голос, приветствуя молодого хозяина, Савелий с Натальей напряглись, но встретили сына как обычно: сначала умыться, поесть, а потом уж всё разговоры…

Ромка быстро наелся и ринулся в свою комнату переодеваться.

-Ты далеко? — поинтересовалась Наталья, в упор глядя на принаряженного и весёлого сына.

-Мам, я поздно буду!

-Погодь! -раздался властный голос отца — Поговорить надо! Ты к Светлане так вырядился?

 

Ромка густо покраснел до самых корней волос. Только теперь до него дошло, что родителям всё известно об его похождениях и никуда ему сегодня идти не придётся. Как можно спокойнее, стараясь держать себя в руках, парень ответил: -Нет, отец, не к Светлане! Я люблю другую девушку!

Наталья от таких слов только ахнула, и взмахнув руками хлопнула себя по коленям:- Как это другую? Что ж так просто у вас получается: одной ребёнка заделал, а теперь в кусты? Другую он любит! А дитя без отца расти будет? Бессовестный.

Ей было так стыдно за сына, что она заплакала.

-Мама, ну я же Светке всё сказал уже! Не люблю я её! Ну повстречались маленько, кто же знал, что так получиться! — Ромка гладил всхлипывающую мать по плечу и уговаривал: — А со Светкой мы поговорили, я обещал, что ребёнка на себя запишу, помогать буду во всём, общаться буду с ним или с ней, я там не знаю…

-Ах ты, паршивец ты этакий, как штаны с себя стаскивать — это пожалуйста! А как девка незамужняя сейчас по всей деревне с пузом будет ходить? И люди пальцем будут тыкать и на нас, и на неё — ты подумал об этом?! Ой, позорище!! — Савелий сел на диван, обхватив голову руками.

-Мам, пап, ну мы же не при царе Горохе-то живём! Кто теперь в беременных пальцем тыкает!

-Все тыкают! — в один голос, не сговариваясь крикнули родители.

-Мы в обществе живём, и нам с матерью не всё равно, что о нас люди подумаю, пусть даже и не скажут. А и скажут — правы будут: плохо мы тебя воспитали! Стыд нам с матерью и позор.

В комнате повисла гнетущая тишина. В одном маленьком деревенском доме вспыхнула маленькая гражданская война, в которой каждая сторона была по-своему права. С одной стороны родители, честные люди, которые усвоили одно важное правило: отношений без любви быть не может! А с другой стороны — молодое поколение, сын, который считает, что отношения-то без любви бывают, а вот жениться без этого чувства никак нельзя.

-Значит так! В субботу к Вершининым свататься пойдём! — нарушил молчание отец — Вот и весь мой сказ! А по-другому… не сын ты нам больше! Не сын!

Ромка растерянно, как загнанный в угол зверек, посмотрел на мать, словно ища у неё если не защиту, то хотя бы какую-то поддержку.

Но мать стояла в оцепенении, переводя испуганный взгляд с мужа на сына и зажав маленькими ладошками рот, словно боялась закричать.

Ромка, как бы то ни было, родителей своих уважал и переступить через их волю не мог. Он молча удалился в свою комнату и не раздеваясь рухнул на кровать, зарывшись лицом в подушку.

 

В субботу и правда сосватали Светку. Тоня благодарила соседей, что помогли разобраться. Только Ромка ходил, как в воду опущенный, словно его вот-вот на эшафот поведут. И на свадьбе сидел, так, будто на него дуло пистолета навели. А при криках: «горько» морщился, будто жабу целует, а не молодую невесту.

-Ещё раз так поморщишься — шепнул ему отец — Я не постесняюсь, тебе подзатыльник при всех дам! Нечего было штаны спускать, коли душа не лежала..

После свадьбы, Антонина забрала свою престарелую мать к себе, а молодым её домик отдала.

-Вот, живите здесь хорошо, дружно, не ссорьтесь и любите друг-друга! — напутствовали родители новобрачных.

Светка и правда, девчонка хозяйственная, по дому всё делает, на живот не жалуется. На кислое лицо мужа старается внимания не обращать.

А Ромка старается как можно реже дома бывать, всё себе работу придумывает. Когда на объекте работы нет, то тут же к отцу и матери бежит: «не надо ли починить чего»…

И откуда только забота такая появилась.

Наталья с Савелием думали, что всё наладится, когда малыш родится.

Но нет. Родился мальчик — вылитый Ромка! Назвали Семёном. Казалось бы: живи радуйся! Жена хорошая, ребёнок — твоя ксерокопия, но Ромка все норовит от семьи своей сбежать.

-Сынок, иди домой! Света с Семкой тебя уж заждались. — уговаривает его Наталья.

А Рома вдруг как взорвался, как пружина в нём какая-то лопнула, вдруг, как закричит: -Ненавижу я вас всех! Душа моя противится туда идти! Не могу я видеть ни Светку, ни ребёнка.

Кричит, лицо красное, из глаз слезы брызжут, кулаки сами по столу колотят.

-Не плачь, Ром! — раздался голос от порога. Наталья вздрогнула от неожиданности, и когда только Света успела зайти? И Шарик, паразит, даже не тявкнул. А Светка стоит, ребёнка на руках держит, у самой тоже слезы градом по щекам льются.

 

-Ты, Рома, здесь оставайся! А на развод я сама подам. Нельзя так в ненависти жить. Ты уже через меня и сына возненавидел. А Вам, тётя Наташа, спасибо большое за заботу Вашу. Вы к Семочке приходите, и мы к Вам будем заходить.

Сказала и ушла. Ромка-то вроде как вздохнул свободно, вроде как гору с плечей скинул, а после развода сразу и женился.

А у Савелия и Натальи вся душа там, где первый внук растёт. Сами в гости к Светлане и внуку приходят, к себе ребенка забирают. А Ромка от родителей к новой жене съехал, теперь редко к ним заходит. Надобность пропала. Только раз в месяц забежит, деньги для Семки, да игрушку какую передаст, да снова к молодой, любимой жене бежит.

Ромка счастлив. А вот остальные как-то не очень.

Автор: Анелия Ятс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,407sec