Розыгрыш

-Тётя Катя, дайте сердитых капель, пжлста, — говорит запыхавшаяся девчонка через дверь, в которую она только что садила кулаком.

Зовут меня не тётя Катя, и я не тётя, далеко не тётя.

Если бы какой- нибудь дядя назвал меня тётей, то я бы ему в ответ…

Раскрываю дверь пошире, делаю серьёзное лицо, смотрю сверху вниз на девочку.

-Ой, — говорит она

-Ой, — отвечаю я насмешливо, — нуу? Кто тут хулиганит ранним воскресным утром?

-А, где тётя Катя?

Катерина, это женщина, которая снимала у меня квартиру, мамину квартиру. Мамы нет, а квартира есть, странно, да? И я зову её мамина квартира.

 

 

Мы много раз ругались с женой, бывшей, да. Теперь уже бывшей. Она хотела сделать в квартире современный ремонт, продать её или сдавать подороже.

Я ничего не разрешал там трогать.

Мне казалось что квартира хранит запах мамы.

Недавно мы с женой разошлись, она не может жить с придурком и балбесом, к ничему не приспособленным бараном, который не хотел идти по головам.

Квартиру, в которой мы жили с супругой семь лет, я как джентльмен, обязан оставить ей, потому что у неё нет запасных квартир в виде маминого наследства.

Но так как я в первую очередь баран и придурок, а не джентльмен, то я подал на раздел имущества, сам бы я это не сделал, у меня есть друг, Антоха, который не дал мне стать ещё более баранистым бараном.

Он приказал мне собраться, прийти в себя и подать на раздел имущества.

-Костя, ты реально хочешь чтобы эта цаца привела в твою квартиру левого мужика, нарожала с ним детей и смеялась над тобой, как ловко она всё обтяпала?

-Мне плевать, Тоха, — говорил пьяненький я, — плевать. Пусть что хочет то и делает. И вообще…

-Что вообще? Что? Ты горбатился на эту квартиру, она и копейки не внесла!

-Но она же девооочка, — передразнил я бывшую.

Мы спорили до утра, приводили доводы, ром усиливал моё альтруистическое настроение у Антона же наоборот играло чувство справедливости…

В общем на раздел я подал, чем вызвал гнев своей бывшей.

Я оказался не джентльменом, а скотиной, животным и так далее, по списку.

Я предложил ей выкупить у меня половину, она возмутилась наглостью данного предложения.

В итоге всё таки долю мою выкупил какой-то человек, по факту оказавшийся любовником моей бывшей.

Хронологию я не прослеживал, не могу точно сказать когда он им стал, до или после развода.

Положив деньги насчёт, я собрав свои вещи, переместился в мамину квартиру, вчера вечером, Катерина съехала днём позже.

— Пора заняться здесь всем, — сказал я вслух, смотря на мамин портрет, чёрно — белый, где мама молодая, с высокой причёской и мягкой улыбкой смотрит на меня и будто соглашается со мной.

Я был в отпуске, не поехал никуда, не то настроение. Знаете, это кажется что мужики не переживают, переживают, ещё как, я про развод.

 

Вроде и чувства давно остыли, да и сомнительно, были ли они, у меня вроде как были, но что теперь посыпать голову пеплом?

Вечером я хорошо потрудился, отдирал старые обои, потягивал пиво, находил открытки, фотографии пожелтевшие от времени.

Я будто окунулся в детство, в юность, смотрел фотографии, где мама была молодой, я маленький, папа тоже был молодой и весёлый, небо голубое, даже на черно — белых фото, деревья до неба и ….и весь мир чистый, умытый, добрый, распахнув руки шагал мне навстречу.

Я находил старые открытки, вот с новым годом, с двадцать третьим февраля, восьмым марта, первым мая, девятым мая, с седьмым ноября…

Половины этих праздников уже нет, как нет родителей, бабушек, других взрослых родственников.

Иногда слеза катилась, когда я разглядывал какое- нибудь фото.Вот пакет из-под плёнки с распространённым названием, и фотки здесь посвежее, а ну — ка.

О, это наш класс, наша компания, Полинка Ермолова, моя первая, детская и юношеская любовь.

Я с нежностью смотрю на фотографию смеющейся Полины, а кто это длинный, худой и патлатый обнимает её сзади прищурившись на солнце.

Да это же я собственной персоной.

Полинка!

Как же давно я про тебя не вспоминал, не думал, вычеркнул из своего сердца, из своей памяти, из своей жизни. Потому что ты Полинка, предательница…

А предателей, как известно, не прощают.

Вот и я не простил, кинулся в учёбу, порвал все связи с этой предательницей, она даже к маме приходила, типа объяснить ситуацию, и говорила что то что я видел это всё не то.

Ага, конечно, не то!

Я своим глазам свидетель.

Юношеская обида нахлынула на меня, будто это было вчера, а не десять лет назад.

Так и провел весь вечер и полночи, за бутылочкой пивка и тёплыми воспоминаниями.

А с утра этот дикий стук в дверь и призывы дать сердитых таблеток.

Я смотрел на девчонку размазывающую сопли и слёзы по лицу.

-Тебе чего?

-Бабушке плохо опять, таблетки закончились, я не могу найти, тёть Катя у себя в шкафчике, на всякий случай держала. А до тёти Кати, баба Марина, посмотрите пжлста, — девчонка опять проглотила половину букв шмыганула носом.

 

Я не мог понять чего ей от меня надо, она щучкой проскользнула в квартиру и пронеслась на кухню, подставила табурет и быстро, как обезьянка начала шарить в шкафу ,схватив какой -то пузырёк, девчонка спрыгнула со стула и в нетерпении уставилась на меня.

А я соответственно на неё.

-Ну, — девчонка топнула от нетерпения ножкой, — идём, вы чего стоите?

-Куда?

-Да к бабушке же! Ей плохо!

Женщины всегда имели надо мной власть, с самого рождения, даже такие маленькие.

-Ну? Барышня, куда же я должен идти, собственно из своей квартиры?

-Ну да к нам! Бабушке же плохо.

Я пошёл за девчонкой, спустился на этаж, зашли в открытую дверь.

— Быстрее, дайте ей две таблетки.

Я смотрел на сидящую в неловкой позе пожилую женщину.

-Может скорую?

Девчонка помотала головой

— Две таблетки, быстро!

Я открыл пузырёк, защита от детей дошло до меня, видимо поэтому она сама не трогала, сжав с обеих сторон челюсть женщины, втолкнул врот ей две таблетки.

Девчонка удовлетворительно вздохнула.

Сейчас дам ей воды.

-Баба, баба, как ты?

Женщина пошевелила веками, приоткрыла глаза

-Ох, ох Варенька, ох, напугала тебя бабушка?

-Да не, бабуль…Нам дяденька помог!

-Какой дяденька, Варя?

Ту она заметила меня

-Я ваш сосед, — поспешил успокоить я женщину, — из тридцать пятой квартиры.

-Ох, вы сын Марины Вячеславовны? Костя?

Я кивнул

Плохо стало, ой спасибо вам, напугала девчонку и вам хлопоты доставила.

-Ничего страшного, наоборот хорошо что я оказался дома, а внучка у вас молодец!

-Да, она такая, хозяюшка.

Бабуля, дяденька…

-Костя, — подсказал я.

— Пойдёмте пить чай.

 

Я вспомнил что вчера весь день не ел, засосало под ложечкой. Какой бы ни была моя бывшая, но уж готовила она идеально и следила чтобы я всегда был сытым.

Я помог Варвариной бабушке встать, мы прошли на кухню.

-Меня Елизавета Павловна звать мы переехали в тот год, когда вы уехали.

Потом Полина вышла замуж, родила Варюшку.

Меня ударило током, Елизавета Павловна, мама Полинки, моей Полинки, значит…значит передо мной дочка предательницы, ну что же, видимо гены, подумал я , такая же беспардонная и наглая.

Мать её притащилась тогда к маме, клясться что не виновата, что не целовалась с Величко…

Я попил чай, собирался уходить.

-Костя, спасибо тебе.

Вот как довелось встретиться, я же знала тебя только по Полиным рассказам, — женщина мягко улыбнулась,- Полинка росла с бабушкой, — я вспомнил, точно, баба Тоня, хорошая такая. — Мы всё по экспедициям болтались, а теперь вот, ращу внучку.

Я переборол желание спросить, где мать девочки.

-Если бы не болезнь, продолжала женщина, — всё бы было хорошо.

-Мама рабыня, — сказала девочка и посмотрела на меня печальными, до боли знакомыми глазами.

— Варя, ну что ты говоришь, — сказала укоризненно Елизавета Павловна, и повернулась ко мне, — она на плантациях, в Европе, там платят хорошие деньги уже четвёртый сезон. Собирают зелень, клубнику.

Да, таковы реалии нашей жизни, девочка с отличием окончившая школу, университет, Полиночка выучилась на искусствоведа, несмотря на наличие малышки, вынуждена работать на ферме, своими руками зарабатывая ребёнку и мне на жизнь.

Ну не буду вас задерживать, спасибо вам, Костя.

Домой я шёл ошарашенным, мама никогда не говорила что Полинка живёт в одном подъезде, и я приезжая к маме никогда не столкнулся с ней, а именно теперь…

Дома я набрал Антона.

-Тох, а Полинка…

-Что Полинка?

-Ты знаешь про неё что- нибудь?

Антон помолчал

Была замужем, есть ребёнок, сейчас где-то в Европе и это… она живёт в твоём доме.

-Да понял уже, — я пересказал другу утренне приключение.

Я ходил каждый вечер на чай, меня заставляли есть, носил продукты, ходили с Варей в магазин, я привык к малышке, понимаю что глупо, но представлял себе что Варя моя дочь.

Я понимал что этого не может быть чисто физически, но так хотелось чтобы это было правдой.

Антон сказал что это просто желание иметь нормальную семью, жену, ребёнка.

Ощущать простые человеческие радости, всё то, о чём я раньше и слышать не хотел.

Я делал ремонт, понемногу приводя квартиру в порядок, Варвара, как её известная тёзка, везде совала свой нос.

 

Добралась она и до фотографий.

Ой, дядя Косточка, — она меня так звала, — а это же … моя мама! А с кем она? С тобой?

Ты знаком с моей мамой.

-Да, малыш, так получилось что я знаком с твоей мамой.

-Вы встречались? — с любопытством спросила меня эта любопытная личность.

Я кивнул.

Девчонка подошла ко мне и обняла за ноги.

-Почему ты не мой папа?

-У меня нет ответа на твой вопрос.

-Почему ты не спрашиваешь, где мой папа?

— Где твой папа, — спросил я

-Он умер…

Я обнял малышку, и так мы сидели долго- долго.

Это был единственный раз за всю жизнь, когда Полина сказала мне неправду.

Её папа не умер он, был довольно- таки здоров, и даже упитан. Оказывается он пытался отсудить у Полины Вареньку.

Делал это регулярно и даже добился кое- какого успеха.

Но тут на его пути встретился я, а у меня был Антон, а Антон был очень хороший специалист, дело своё любил.

Принялся с азартом.

Я первый раз поговорил с Полиной, по видеосвязи, она никак не могла взять в толк почему я ей помогаю, а когда поняла, то… расплакалась. Это так по …девчачьи, это запрещённое оружие, слышите!

Как же я хотел обнять её, не как женщину, предмет вожделения, нет. Просто как родного человека, обнять и прижать к себе, успокоить.

-Я приеду через две недели, — успокоившись сказала она,- Костя, Антон, как мне вас отблагодарить…

— Потом разберёмся, — буркнул Антон, — мой друг терпеть не мог женских слёз и не умел принимать благодарность, он терялся…

Конечно мы отвоевали Варвару.

Она заявила что, нашла себе папу, и будет с ним жить, когда мама опять в рабство поедет.

Но мама больше в рабство не поехала, мама вышла замуж.

За кого?

Догадайтесь сами!

Конечно за одного прекрасного, умного, доброго бескорыстного…В общем за меня она вышла.

Она сумела доказать мне что не целовалась тогда.
Да это уже было не важно…

Она нашла ту девочку, которая привела меня за клуб, где …

Девчонка, Нина Потехина, обозвала нас дураками, сказала что я нравился ей, а Полинка тому мальчику, вот они это всё и разыграли.

 

Это всего лишь розыгрыш, сказала сердито Нина, потому что мы отвлекли её от дел, своими глупостями.

-Розыгрыш, — прошептала Полина, — розыгрыш чуть не погубивший две жизни…

-Зато у тебя есть Варвара, у нас есть Варвара, — сказал я, и позвал её замуж.

Вот такая история друзья, вот такая история.

Я смотрю на спящего сына, ловлю Полинкин взгляд и думаю как вечером с Варей будем играть в приставку.

Я нашёл своё счастье, мне тихо и хорошо…

Мавридика де Монбазон

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,356sec