В погоне за кусочком счастья…

Марина приехала в райцентр из крохотного поселка. Окончила школу и рванула в жизнь городскую, поступать в институт. Хотела быть бухгалтером или экономистом. Да только с первого раза не прошла. Возвращаться в поселок не собиралась. Делать там было нечего. А здесь можно было устроиться куда-нибудь временно. Ну, вот хоть официанткой.

 

Бойкую симпатичную девушку взяли на испытательный срок, после которого оставили на постоянную работу. Зарплата хоть и небольшая, но хватит, чтоб платить за крохотную однокомнатную квартирку на окраине. Тем более, что Маринка еще и поторговалась со старушкой — хозяйкой жилья.

И завертела, закружила городская жизнь молодую девчонку. Поначалу она еще думала поступить на следующий год. Но потом забыла про конспекты, увлеклась молодым человеком. Артем часто приходил в ресторанчик посидеть с друзьями. Деньги у него водились. Катался на неплохой машине. Прикид солидный, да и заглядывать сюда на ужин так часто мог позволить себе только обеспеченный человек. Хорошо обеспеченный.

И как обеспеченный человек, Артем нашел возможность красиво и романтично ухаживать за молодой девчонкой. Даже цветочки ей дарил, бижутерию какую-то дешевенькую, флакончик туалетной воды с ароматом жасмина…

Маринка таяла от внимания богатого парня. Подружки на работе говорили ей, что это для него все несерьезно. Но она не хотела ничего слушать. Она порхала на крылышках своей влюбленности, словно мотылек вокруг горящей лампочки. И, конечно, вскоре упала с обожженными крыльями.

Как только она поняла, что что-то с ней не так, Артем напрягся. А когда гинеколог подтвердил беременность, бывшего влюбленного словно подменили. Он стал жестким и циничным. Он и не собирался жениться на этой простушке. Но если она все сделает правильно, и избавится от ребенка, то они могут продолжать встречаться как раньше. Она его вполне устраивает в постели…

Маринка ревела белугой. Она не могла себе представить, что вся эта розовая сказка рассыплется просто на глазах, а прекрасный принц окажется вовсе не таким прекрасным, как ей казалось раньше. Артем сунул ей какие-то бумажки, сказал, что это на операцию, и чтобы она больше ни на что не рассчитывала.

— Деточка, вы понимаете, что внутри вас уже живет маленькая жизнь. Она чувствует вас, слышит вас, она — частичка вас. Вы, конечно, можете настаивать на её убийстве. Но это маленький человек. И этот человек будет любить вас всегда. Просто так. Только за то, что родился, что вы — его мама… Если вы сейчас решитесь… то я должен вас предупредить об опасности для вас. После этого может случиться так, что вы больше никогда не сможете иметь детей.

Маринка сидела на стуле и размазывала слезы по лицу. А пожилой мудрый доктор продолжал её отговаривать от страшного шага.

— Ну, подумайте сами. Сейчас вам попался в жизни не очень хороший человек. А пройдут годы, вы встретите прекрасного мужчину, влюбитесь. И он вас будет любить. Вы поженитесь и захотите детей… и не сможете ничего сделать. А он будет хотеть сына. Или дочку, не важно. Важно то, что ему не нужна бесплодная жена, которая когда-то избавилась от своего нерожденного ребенка. И он захочет найти себе другую, такую, которая не делала таких поступков и теперь может беременеть и рожать ему наследников.

Маринка заревела сильнее. Доктор тяжко вздохнул и продолжил:

— А вы останетесь одна. Без любимого мужа, без детей, которые заботились бы о вас в старости… А так у вас уже есть ваш маленький человечек. Ваша семья, которая никогда вас не предаст и не разлюбит, не изменит вам с другой… Ваш ребенок, который уже сейчас очень вас любит и переживает, почему это мама так плачет. Он же все чувствует. Вы плачете — он расстраивается и плачет вместе с вами. Вы улыбаетесь — и он растет счастливым и любимым…

Маринка решительно вытерла слезы и подняла глаза на доктора:

— А рожать не страшно?

— Страшно отнимать жизнь. А дарить её не страшно. Тем более, что рядом с вами будут профессионалы, врачи, которые вам помогут. А я помогу вам прожить самую удивительную часть вашей жизни. То волшебное время, когда вы с ребеночком будете самыми близкими, ближе друг к другу, чем самые пылкие влюбленные. А знаете, что испытывают будущие мамы, когда начинают слышать, как малыш начинает шевелиться? — доктор улыбнулся.

 

И Маринка несмело улыбнулась в ответ. Она узнает. Обязательно почувствует своего ребеночка. А потом увидит её — такую крохотную и прям светящуюся белизной нежно розовой кожи. Услышит её голосок там, в родзале, и заплачет от счастья, он непередаваемого чувства материнской любви, нахлынувшего на неё огромной всепоглощающей волной.

Она будет трепетно прижимать к себе свою дочурку, учиться кормить её грудью, смотреть на её пушочек на маленькой головке, на закрытые в безмятежном сне глазки, на крохотный курносый носик. Она будет учиться купать малышку, одевать памперс и распашоночки. Будет мурлыкать ей незамысловатую мелодию без слов и укачивать на руках. Будет любоваться её крохотными ручками, пальчиками, маленькими ножками… Будет гладить животик и делать легкий массаж спинки.

И никогда не будет вспоминать тот разговор в кабинете седого умудренного жизнью гинеколога, куда она пришла, сжимая в руке мятые бумажки, небрежно брошенные ей Артемом. Как впрочем, и самого Артема она тоже вычеркнет из своей жизни. Теперь там слишком много места занимает её малышка, нет лишнего уголка для пустого бездушного подлеца, позабавившегося с наивной девчонкой. Она, в какой-то момент, даже простила Артема. Да и пусть он катится, зато у нее, у Маринки будет маленький родной человечек. Самый любимый и дорогой.

Маринка продолжала жить все на той же съемной квартирке. Старушка-хозяйка где-то раздобыла старую детскую кроватку. А подруги по работе скинулись и подарили коляску. Правда, не совсем новую, но в хорошем состоянии. Маринка была им очень благодарна.

Хоть девчонки её и ругали за легкомыслие и доверчивость, хоть и не все поддержали её решение оставить беременность и родить, но все они ни разу не отвернулись от неё. Всегда звонили и приходили, интересовались её делами, сюсюкались с Анечкой.

И каждый раз приходили не с пустыми руками. То еды принесут, то детских смесей купят, то упаковку памперсов. Они ведь понимают, что тех выплат, которые Маринка оформила как мать-одиночка, ей все равно на жизнь не хватит.

Да и сама Маринка понимала, что ей надо как можно быстрее устраивать малышку в ясли и выходить на работу. Хорошо, если возьмут обратно в ресторан. А если нет, то надо будет еще и поискать такую работу, куда возьмут без образования да еще и с грудным ребенком.

Но хозяин ресторана Маринку не забыл, предложил ей место посудомойки. Официанток у него было достаточно, к тому же Маринка немного поправилась после родов. А так и при работе будет, и если захочет, то приведет себя в порядок и при первом же удобном случае перейдет на старую должность.

Маринка согласилась. Ей очень нужны были деньги. К тому же теперь можно было экономить на еде, ведь кушать она теперь будет на работе… Вот только с Анютой возникла проблема. Малышку надо было забирать из яслей раньше, чем заканчивалась работа матери.

Девчонки предложили поставить прямо в раздевалке манеж и садить туда ребенка на те несколько часов, что мать должна дорабатывать. Хозяину эта затея очень не нравилась, но скрепя сердце, он сдался на уговоры официанток.

Маринка выбегала на полчаса в ясли и приносила Анечку на работу, усаживала её в раскладной манеж, который примостили в небольшой женской раздевалке, и снова становилась к раковинам. А малышка спокойно играла мягким плюшевым зайцем и маленькими мячиками. Она сидела одна, не плакала и не капризничала. Просто через полчаса одиноких игр тихонько засыпала прямо в манеже, обняв своего длинноухого друга.

Так они и работали — мама у раковин, а Анюта в раздевалке. Сердобольные сотрудники иногда приносили малышке еще игрушек. Больше всего ей понравилось возиться с большим кубом, который подарил ей сам хозяин ресторана. У куба были разные дырочки в боках — круглые и квадратные, треугольные и шестигранники… И такие же маленькие разноцветные фигурки, которые можно было положить в куб через соответствующее отверстие.

 

Анюте только начали показывать, как это делается, как она тут же поняла принцип и стала сама подбирать нужные окошки для фигурки, которую держала своими крохотными пальчиками. И каждый раз, когда находилась подходящая дырочка, а маленькая игрушка попадала внутрь большого куба, у Анюты была масса восторга и счастья.

А когда все игрушки уже оказывались внутри, ей показали, как открыть куб и высыпать в манеж все игрушечки снова. И опять пытаться подбирать зеленому треугольнику подходящее окошко… Ребенок так старательно и увлеченно занимался с этой незатейливой игрой, что многие потом стали специально приносить ей подобные развивающие игры головоломки. С деревянными большими шариками на прутьях, закрепленных на подставке, с циферблатом и двигающимися стрелочками…

И Анюта спокойно перебирала игрушки, даже играла с зайцем и двумя небольшими куколками в подобие чаепития. Когда ей впервые это пришло в голову, у неё там не было кукольной посуды. Так сообразительная девчонка вместо столика поставила тот самый куб с дырочками в стенах. А всеми этими кубиками и квадратиками она игралась, словно это были настоящие тарелки, чашки и их содержимое… Так и засыпала потом, с месяцем в кулачке, который был круссаном во время импровизированного чаепития.

К тому времени, как малышке исполнилось два годика, освободилось место официантки. Маринка с радостью перешла на свою старую должность. Здесь и зарплата была повыше, и чаевые можно было заработать неплохие. Если очень стараться. И главное — здесь было живое общение с людьми, с посетителями ресторана. То общение, по которому Маринка больше всего скучала, простаивая часами у раковин с грязной посудой.

Марина давно уже привела себя в форму, сбросила набранные лишние килограммы на талии, и не только. Она снова была стройна и привлекательна, улыбчива и обаятельна. Мило улыбалась клиентам и старалась обслужить каждый заказ так, чтобы получить как можно больше чаевых. И зарабатывала. Хорошо зарабатывала чаевые, была аккуратна и не била посуду, чтобы не платить из своей зарплаты за бой.

К тому же хозяин поставил её на утренние смены. Она приходила на работу стразу, как сдавала дочурку в ясли, а вечером заканчивала работу раньше и несла спящую Анютку всего лишь через пару часов после того, как забирала дочь из яслей. Раз теперь не было надобности работать по ночам, Маринка решила и своей личной жизнью заняться.

На работе мужчины иногда делали ей комплименты, причем это не всегда была простая вежливость. Иногда в этих комплиментах было отчетливо слышно желание продолжить знакомство с симпатичной девушкой в нерабочей остановке. Маринка хотела бы, да ребенка девать было некуда. На улице не погуляешь — какая уж тут романтика, если надо все время смотреть, как там дочка на карусели, как скатилась с горки, зачем полезла на турникет… Непоседа.

Нет, гуляя вместе с таким маминым помощником было бы странно надеяться на продолжение отношений. И что-либо ожидать от ошарашенных наличием ребенка кавалеров. Здесь надо действовать намного хитрее — сначала приучить ухажера к себе, расположить его, подружиться, а может и не только подружиться. Не важно. Главное, что в эти первые фазы влюбленности Анютино присутствие было бы лишним.

Что делать и куда пристроить дочь? Маринка и так и сяк пробовала, думала, искала возможности оставаться наедине с потенциальным женихом. Но ясли в то время уже давно закрыты, как закрыты и частные пансионаты для детей, спят платные нянечки и гувернантки. Да и денег Маринка не зарабатывала столько, чтобы сдавать дорогим платным частникам свою дочурку.

Маринка долго думала и прокручивала в голове самые разные варианты. И единственный — это попробовать прятать дочь прямо в квартире, куда будут приезжать поклонники матери. Марина много раз осматривала квартиру.

Она уже несколько дней думала о содержимом кладовки в коридоре между ванной и туалетом. Комнатка, точнее небольшой встроенный шкаф в стиле семидесятых лет. Марина еще раз открыла дверцы кладовки и внимательно осмотрелась. Размером не намного больше того манежа, который до сих пор служит ей верой и правдой.

 

Маринка достала содержимое нижних полочек и приподняла сами полки. Да. Если их убрать, можно соорудить тут неплохое местечко для такого тихого и спокойного ребенка. И Маринка принялась за дело.

Она вытащила из кладовки все и распихала все вещи по ящичкам в кухне и на антресолях. Сами полки она тоже сняла, кроме двух верхних, которые абсолютно не мешали. Потом она занялась старыми стенами, крашенными еще при постройке этого дома более тридцати лет назад. Она перекрасила их и внутреннюю поверхность дверей в желтый цвет, любимый цвет дочурки.

На пол марина примостила старое одеяло, а чтобы оно не сдвигалось, аккуратно прибила гвоздями по краю… Осталось только сделать так, чтобы ребенок не боялся этого пространства, не сидел все время в темноте. Маринка нашла электрика, который протянул туда лампочку в небольшом плафоне, а выключатель поставил в коридоре рядом с этой дверью.

Когда все было готово, марина начала приучать дочурку сидеть здесь самой, не бояться закрытых дверец шкафа… Марина каждый вечер приносила ребенка домой и оставляла поиграться там не больше десяти минут. Этого было достаточно, чтобы малышка засыпала. Даже если в комнате играла громко музыка или был включен телевизор на какой-нибудь программе.

И вот марина уже решила, что Анюта достаточно хорошо освоилась в кладовке, может посидеть там какое-то время, пока мама общается с каким-нибудь гостем. А тут как раз и подходящая кандидатура нарисовалась. Один из посетителей уже несколько раз приходил и всегда старался занять один и тот же столик, обслуживался одной и той же официанткой, которая явно ему нравилась.

Комплименты и намеки не остались не замеченными. Марина пригласила его заглянуть на чашку чаю и пообщаться в более спокойной обстановке, где ей уже не придется уходить обслуживать другие столики как раз во время интересной беседы… Молодой человек с радостью согласился принять её приглашение. В условленное время он уже стоял у дверей её квартиры.

А Марина уже ждала его, приоткрыв те самые двери. Он подумал. Что девушка так его нетерпеливо ждет, а она просто забыла про дверной звонок и не хотела, чтобы гость громким резким звуком напугал дочурку в кладовке. Молодой человек с ходу ринулся в бой, предполагая, что раз его ждали чуть ли не на лестничной площадке, значит, хозяйка сама не против сразу перейти к более приятной стадии общения.

Но Марину смутил такой напор. Она не ожидала, что гость вот так сразу просто набросится на неё, даже не уточнив её планы и желания на этот вечер. Она сразу опешила на несколько секунд, а потом автоматически попыталась сопротивляться и защищаться. А парень решил, что она так с ним заигрывает.

Они долго и шумно возились в коридоре прямо у дверей в кладовку. В конце концов, он понял, что девица не играет, а действительно ему отказывает. Парень был в недоумении, огорчен, расстроен и разозлен. Он не стал ничего продолжать, ни общения, ни хотя бы дать объясниться. Просто хлопнул дверью на прощание. А в следующие визиты в ресторан садился за другие столики к другим официантам, на Маринку даже не глядя больше ни разу.

Марина поняла, что видимо слишком откровенна была. Ни мужа, ни отца дочке заполучить не удалось.

Но она не очень расстроилась. У неё уже был опыт общения с парнем, который не любил её, а только пользовался. Хорошо, что они расстались вот так, сразу, до того, как она почувствовала влюбленность к нему… А еще Маринка была рада, что идея с каморкой сработала. Дочурка сидела там как всегда тихо. И никто бы не догадался, что там не полки с консервацией, а живой ребенок сидит на одеяле и играет куколкой.

Посетителей в ресторане было достаточно, чтобы быстро найти себе другой объект. Только теперь уже Маринка просила не звонить и обещала каждого встретить еще в подъезде. Следующие гости её квартиры потянулись нескончаемой чередой. Она ни с кем не заводила слишком душевных отношений. Ведь каждый рано или поздно все равно оказывался неподходящим кандидатом. И Маринка без сожаления с ним расставалась, начиная новую историю с новым хахалем.

 

Причем ни один из них так и не догадался, что у Марины есть ребенок. Причем есть не абстрактно где-то там… А вполне реально и прямо здесь. В этой же квартире. За вот этой дверцей в чулане, освещаемом одной тусклой лампочкой в дешевеньком китайском пластиковом плафоне. Никто не догадывался о существовании Анечки. А если кто-нибудь интересовался детской кроваткой, стоявшей в углу комнаты за диваном, то Марина коротко и равнодушно бросала в сторону:

— Да это хлам старухи, которая сдает мне эту квартиру в аренду. Даже не знаю, зачем она у неё здесь.

Но вот Марина познакомилась со странным седоватым солидным посетителем, не похожим на её обычных ухажеров. Он говорил необычные, но приятные слова. Он был слишком умен, но не относился высокомерно или пренебрежительно к официанткам. Марина решила рискнуть и пригласила его к себе.

Он был не стар, всего лет на 10 старше Марины, но вот волосы были хорошо припорошены сединой. Да и взгляд какой-то более серьезный, более проникновенный. Марине он очень понравился. Но она понимала, что, скорее всего, ничего серьезного не получится. Вернее, она не очень подойдет ему в роли спутницы.

Как обычно, она покормила дочурку и усадила её играться в кладовку. Сама приняла душ и стала готовиться к приходу гостя. Он появился вовремя, принес коробочку конфет и красивую розу. Маринке это очень понравилось. Гость говорил вежливо и учтиво, не лапал её сразу, не лез руками под юбку. Они мило общались, сидя на диване. Марине все больше и больше нравился этот человек.

Конечно, он задал вопрос про кроватку, а она ответила заученную фразу. Он промолчал, хотя сомнения у него явно остались. Маринка постаралась отвлечь его разговорами на другую тему, но тут раздался странный звук. Тихий тонкий писк. Словно маленький котенок пищит где-то недалеко. Звук не прекращался, а наоборот, усиливался, нарастал. Он был очень испуганным, непонятно тревожным. У Маринки сердце защемило, но она понимала, что если сейчас встанет побежит к дочери, то этого мужчину она больше не увидит. Она очень надеялась, что Анюте что-нибудь приснилось и она сейчас успокоится Но писк повторялся снова и снова.

Маринка пыталась что-то сказать, продолжить беседу. Но гость так на неё посмотрел, заглянул в её глаза, что она смолкла и не знала что делать. А он встал и прислушиваясь к этому странному не смолкающему звуку стал ходить по квартире. Точнее, почти сразу вышел в коридор, прошел почти до кухни и тут же вернулся. Остановился возле чулана и внимательно посмотрел на дверцы. Открыл шпингалет и потянул двери на себя.

Внутри сидела маленькая девочка. Все лицо её было мокрым от слез. Это она так скулила, словно беззащитный испуганный зверек. Он наклонился к малышке и взял её на руки, начал гладить по головке, по спине, что-то успокоительное нашептывать на ушко. А она обняла его и положила ему на плечо свою голову. Скулить она перестала, только еще вздыхала и всхлипывала.

— Ну чего ты там спряталась от нас? Ты с нами в прятки так играешь, да? А плакала почему? Мы тебя долго ищем и никак не можем найти? Ты испугалась, что мы тебя не найдем?

— Паюк! — тихонько прошептала малышка и показала пальцем в угол каморки.

Там сидел небольшой паучок, который и напугал ребенка. Мужчина свободной рукой подхватил паучка на пальцы, разрешил ему пробежаться по тыльной стороне ладони, показывая безобидное насекомое девочке.

— Смотри, какой он маленький и хорошенький. Он пришел рассказать тебе сказочку на ночь. А ты его напугала. Паучки не любят, боятся, когда маленькие девочки плачут. Паучки забывают свою сказку, которую хотели рассказать хорошеньким девочкам на ночь. Давай ты ляжешь в свою кроватку, мы отпустим паучка к его маме и папе. А я тебе расскажу сказку, волшебную и счастливую. Ту, которую паучок хотел тебе рассказать этим вечером. Про хорошую девочку, спрятавшуюся в волшебном чулане… Как звали ту девочку из желтого чулана?

— Аюта… — ответила малышка, закрывая глазки в своей кроватке.

— Анюта! Какое волшебное имя. Просто как у принцессы… — он склонился над кроваткой и продолжал тихим голосом говорить придуманную на ходу сказку.

 

А Маринка так и сидела на диване, вытирая с лица слезы и смотря, как чужой человек так нежно и заботливо успокаивал е ребенка. Она понимала, что этот мужчина больше не придет к ней, понимала она и о, что больше никогда в жизни не посадит Анюту в чулан. Как ей вообще в голову могло такое прийти. Маринка всхлипнула. Встала, подошла к кроватке.

-Извините меня, идите, я сама ее уложу.

Мужчина отодвинулся от кроватки, Марина нагнулась к ребенку. Она целовала ее, что-то шептала. И мужчина вдруг понял, что не ради обычной постели она его сюда затащила, а ради того, чтобы хоть как-то облегчить свою жизнь, и жизнь своей дочери.

Это открытие настолько поразило его, что он, решил остаться и поговорить с Мариной Только уже нормально, а не как ловелас, который пришел с ночевкой к симпатичной даме. Он вышел из комнаты. Марина мельком глянула ему вслед. Ну, вот. Ушел. Теперь точно ничего не получится. Она представляла, что он о ней думал.. Ну и ладно. Справлялись до сегодняшнего дня, справятся и дальше.

Анюта уснула быстро. Марина еще какое-то время сидела у ее кроватки и плакала. Плакала о своей неудавшейся судьбе, о том, что не сможет дать Анюте все, что нужно детям. Потом немного успокоилась.

-Ничего, Анютка, мы с тобой прорвемся.

Женщина встала. Нужно дверь замкнуть. А то ее ухажер ушел, а она и забыла. Вышла. На кухоньке горит свет. Она завернула туда, чтобы выключить и замерла. Спиной к ней у окна стоял тот самый мужчина. Он повернулся.

-Спит?

-Да, а ты почему не ушел?

-Сам не знаю. Садись, давай хоть чаю попьем..

Они пили чай молча, потом Николай, так звали этого мужчину спросил:

-Как Анюта появилась в твоей жизни, ты ведь совсем молодая…

Она не стала ломаться, или что-то приукрашать, рассказала все, как было. Как она не хотела учиться, как забеременела, и как дальше все складывалось.

Мужчина какое-то время молчал.

-Знаешь, а я тоже из деревни. Правда приехали мы сюда, когда я еще в школе учился. И сейчас я бы с удовольствием съездил в деревню а недельку, другую. Ты как на это смотришь? Может, махнем вместе с Анютой к твоим? Заодно и познакомимся.

А Марина вдруг заплакала. Не смогла удержаться. Оказывается, можно найти человека, который пойме, который протянет руку помощи и без постели. И даже не скрывая дочь. А, скорее наоборот, при помощи дочери. И она поняла, что только этот человек теперь будет приходить в эту квартиру. А она будет его ждать. С удовольствием ждать, готовить ужин, переживать, скучать. И не только она, а еще и Анюта. Она была просто уверена, что дочь просто обожать Николая будет.

Только он сможет сделать её действительно счастливой. Не красивыми словами, дорогими подарками или приятным общением, нежностью и лаской, страстью и наслаждением. А потому что он может сделать счастливой её дочь — самого дорогого и любимого человечка на всей земле.

Автор Кристинка

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,435sec