Счастье для доченьки

Эту историю мне рассказала очень пожилая усталая женщина. Ехали долго, спешить некуда и я постаралась запомнить её дословно.

…Молчать не могу, и рассказать некому. Одна у меня близкая подружка, сватьюшка, но если узнает, что натворила – на порог не пустит. Ведь не только себя, я и её, и сына её осиротила. Была семья, и нет семьи. Для кого теперь жить?

Аллочка моя единственная #дочь. Одна растила, #муж рано погиб, несчастный случай на производстве. Моя зарплата, да пенсия по потере кормильца – вот и все доходы. Но я доченьку холила, всё для неё, кровиночки. И учиться поехала туда, куда и мечтала – в педагогический институт. С того института всё и началось…

 

С Ваней она на последнем курсе познакомилась. Он в том же институте учился, Аллочке моей ровесник. В тот год она приехала на каникулы, все уши мне прожужжала, какой Ваня хороший, какой золотой. Я и слышать про него не хотела, ведь для дочки давно #жених присмотрен. Зачем ей этот парнишка, кот в мешке, если есть Гена, про которого с детства знаем, и маму, и папу, и дедушек-бабушек? Но помалкивала, думаю, ничего, за лето забудешь. Тем более Гена рядом, глаз с неё не сводил. Гена сын моей подруги и соседки, Петровны. Вот уж действительно завидный жених, а что на восемь лет старше, так это и хорошо, больше ценить будет молодую жену. Но Алла на него внимания не обращала. Бывало, Гена придёт с цветами, с шоколадом, а она – спасибо, я сладкое не ем, а цветы у нас в палисаднике лучше! Уж я с ней и говорила, и наставляла. Мол, такими женихами не бросаются, гляди, долго выбираешь, останешься одна. Геннадий парень видный, за ним девчонки табунами ходят. И деловой, опять же. Училище закончил, устроился на хорошую работу. Через год дом родительский отремонтировал, надстроил второй этаж. Мать ему не раз говорила, пора бы и семью завести, а он нет, я подожду, пока Алла согласится. Ни на ком другом не женюсь. Ухаживал за Аллой красиво, но та ни в какую. Мне, мол, мама, с ним скучно, хочу замуж по #любви выйти.

Диплом защитила, приехала домой и огорошила меня новостью. Я, говорит, замуж за Ваню выхожу! Сейчас он у себя на Урале, осенью приедет. Распишемся мы тут, а потом поедем к нему жить.

Помню, на диван села и сказать ничего не могу. Вырастила доченьку! Холила, лелеяла, а теперь она меня бросит, и прощай, мама. Почему, говорю, к нему? Живите здесь, дом большой, всем места хватит! Алла меня обняла, поцеловала, ответила: у Вани мама больна, нельзя её оставлять без присмотра. А у тебя, говорю, здоровая, как лошадь? Её и бросить можно, ничего? Алла оправдывалась, что ты, мама, что ты! Мы что-нибудь придумаем, ты на Урал к нам приедешь, или мы все вместе сюда. Вот, говорю, спасибо, чужой тётки мне и не хватало на #старости лет! В своём-то доме!

Поссорились в тот день сильно, и стала я за Аллой присматривать. Она по телефону с Ванькой воркует – я подслушиваю. Тогда мобильные телефоны мало у кого были, у нас только простой, домашний, с ним на улицу не уйдёшь. Письмо своему Ванечке пишет, отойдёт на минутку – я загляну, прочитаю. Как-то в её вещах фотографию нашла. Стоят они вместе, обнимаются. Долго я то фото разглядывала и вздыхала. Ваня этот с Аллу ростом, щуплый, бледный, против Гены и сравнивать нечего. Вот ведь, думала, любовь зла. Такой парень за ней бегает, который год глаз не сводит, так нет, надо этого белобрысого недотёпу.

Однажды принесла почтальонша телеграмму. Красивую, на открытке. «Встречай… поезд… вагон… Люблю. Целую. Иван». Я телеграмму спрятала, а Алле вечером говорю, мол, съездила бы ты на недельку в деревню, родственников навестила. Они пожилые, а ты всё равно не работаешь, помогла бы по дому и на огороде. Алла согласилась, и на следующий день я проводила её на автобус. Теперь приезжай, думаю, #зятёк дорогой, я тебя встречу.

Приехал. Дверь открыла, удивлённо так говорю: «Аллу? Она с женихом вчера на море улетела. А вы кто?»

Он побелел, губы кусает, никто, говорит. Теперь никто. И ушёл.

 

Алла, когда вернулась, звонила ему, писала. Не знаю, читал ли письма, но по телефону с ней разговаривать не желал. Один раз ответил, мол, не звони мне, а потом и не подходил. Я хоть и понимала, что для её счастья стараюсь, но стыдно было и тяжело. Боялась очень – если узнает правду, не поймёт она материнского сердца, молодая ещё, глупая. Думает, как в сказке – сыграли свадьбу, и всё, дальше только праздник и любовь. Конец, а кто слушал – молодец. Жизнь не сказка, здесь после свадьбы всё только начинается. Что он, думаю, тебе даст, учитель твой? Всю жизнь будешь копейки считать, да ещё и за чужой матерью ухаживать!

К осени доченька похудела, побледнела. Я уговаривала её устроиться на работу в школу и забыть Ваньку, как плохой сон. Она – нет, сама поеду на Урал и всё выясню! Еле отговорила: и умоляла, и доказывала, и позорила, мол, гордости у тебя нет.

Примерно через месяц попросила она денег, съездить в соседний город, подругу навестить. Я сначала испугалась, решила, что к нему собралась. Тут как раз к нам Гена зашёл и говорит Алле, давай я тебя сам отвезу, на машине. Думала, откажется, но она согласилась. Гена молодец, не растерялся, сразу спросил – а когда забрать? Алла ответила, что через неделю.

Алла вернулась и пошла работать в школу. Детей она всегда любила, и они к ней хорошо относились. На праздники вместе разные программы придумывали, концерты, спектакли. Я радовалась, что доченька стала прежней: бойкой, веселой. Хоть и замечала, что промелькнёт иногда грустинка в глазах. Гена от неё не отходил, подарки дарил, ухаживал. В школе все его знали, если что надо помочь: столы переставить или декорации для кукольного театра сделать, Гена тут как тут.

Через год Алла вышла за Гену замуж. Несколько лет жили со сватами, а потом купили квартиру, хорошую, большую. Всё есть, дом полная чаша, только деток не было. Не могла Алла родить. Обследование проходила, лечилась, в санаторий ездила, да всё без толку. Они с Геной и сразу не очень дружно жили, часто ссорились, а чем дальше, тем хуже. Алла скрытная стала, мне ничего не рассказывает. Но зайду проведать и вижу – она молчит, он хмурый, разговаривают по необходимости, слова из себя будто выдавливают. Мы со сватьей уговаривали их по святым местам поездить, попросить #ребёночка, но Гена рассердился, сказал, не лезьте не в своё дело.

Три года назад усыновили они младенца. Назвали Константином. Я надеялась, что теперь-то отношения наладятся, сыночка вместе будут воспитывать. Но Гена стал выпивать и, кажется мне, распускать руки. Однажды пришли Алла с Костей ко мне, а у доченьки щека припухшая, видно, что от удара. Я испугалась. Кто тебя, спросила, муж? Алла его выгораживает, врёт, что упала. Это как же так можно упасть, чтобы щека опухла и на руках следы от пальцев? Думала поговорить с зятем, устыдить, но Алла запретила вмешиваться. Жалко мне стало дочь, и себя ругала – вот, что наделала, старая. Хотела ей жизни #счастливой, а получилось-то как? Страшно стало за доченьку и за внука.

Но, оказалось, страшное ещё впереди.

Под Новый год нашла Алла по интернету своего Ваню. Тогда и выяснили они, кто во всём виноват.

Как сейчас помню её лицо. Вошла, села, не раздеваясь, в прихожей. Глядит дочка на меня, слёзы текут медленно-медленно, как в кино. И говорит тоже медленно, вяло. «Мама, что же ты наделала, мама?» Я, говорит, его одного всю жизнь люблю, зачем ты нас разлучила? Ты себе зятя выбрала, а обо мне почему не подумала? Лучшие годы с нелюбимым промаялась, надеялась: стерпится, слюбится. Или, полагаешь, Гене со мной было очень хорошо? Он на свадьбе шептал на ухо, что обязательно троих детей родим, а то и четверых. Говорил, буду тебя толстую, с животом, на руках носить, пылинки сдувать. А я не могу иметь детей, мама. Помнишь, когда ты Ваню обманула, я потом к подружке уезжала? Я на аборт ездила, нашего с Ванечкой ребёнка туда отвезла. Аукнулся мне #грех на всю жизнь.

Так и сидели в прихожей. Она ревёт, я реву.

Ваня, оказывается, был женат, развёлся. Аллу не искал, думал, всё у неё хорошо.

 

Сегодня утром Алла с Костей уехали к нему на Урал. Я пришла на вокзал, хоть она и просила её не провожать. Сказала, будет звонить. Прощалась как навсегда, но холодно, сухо. Я поцеловать хотела, а она отвернулась, прошептала, что не надо.

Сижу дома одна-одинёшенька, ни дочки, ни зятя, ни внука. Никому не нужна, никто не вспомнит. Сватья ко мне не заходит, обиделась, что когда Алла с Геной разводились, я не пыталась дочь отговорить. Гена сразу сказал, что развода не даст, на суды не ходил. Без него развели.

Хотела доченьке счастья. Простите меня, дети.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,391sec