Счастливое спасение

Деревня Марьино раскинулась между широкими полями, вдоль леса. Жителей в ней не очень много, большинство разъехались по городам и поселкам, особенно молодежь. Но не все молодые покидают свою малую родину. Вот Пашка после окончания школы, в которой учился в соседнем селе, решил остаться в своём Марьино.

— Не всем же быть учеными, не всем жить в городе, в деревне тоже есть жизнь и живут люди. Вот и я останусь здесь. Не хочу уезжать из деревни. Как-то не по душе мне городская жизнь.

 

В Марьино есть клуб небольшой, магазин, даже фельдшер свой имеется в медпункте. Но школы и больницы нет, в соседнем селе в четырех километрах, там есть аптечный пункт и даже большая церковь. Марьинцы ходят в село пешком, а кто на велосипеде, кто на машине, кто на мотоцикле, а кто и на лошади. Потому что в деревне есть три взрослые лошади и жеребенок, недавно народившийся.

Пашка отслужил в армии и вернулся бравым парнем в родительский дом. Лиза, в которую он был влюблен до армии, его провожала и обещала ждать, свое слово сдержала. Она выучилась в медицинском колледже и теперь работает в медпункте медсестрой, помогает, а иногда и замещает фельдшера Петровича, который не один год уже собирается на пенсию, но все никак не решится. Привык он помогать своим односельчанам, жаль их бросать, да и Лизу поднатаскивает в своем лечебном деле.

Пашка с Лизой поженились, как только он вернулся из армии, и живут теперь в Марьино, подрастает у них дочка уже пятый год ей. И теперь уже Пашку называю Павлом, он серьезный мужчина, все-таки отец и муж. Одним словом, семейный человек. Он работящий мужик, тракторист, сам ремонтирует свой трактор, и даже другую деревенскую технику. Есть такие умельцы-самоучки в деревнях, вот Павел из таких. У него свой мотоцикл, с которым тоже постоянно ковыряется: «техника тоже любит уход», так он говорит.

Есть у него еще любовь к лошадям. Хоть и работает на железном коне, но живых коней тоже любит. Его любимчик — конь по имени Орлик, темной масти, с лиловыми глазами, он иногда скачет на нем по деревенским просторам, летом купает его в реке и чистит щеткой его блестящую шкуру. Орликом назвал его Павел, он когда-то в детстве смотрел старый фильм про пограничников, там конь Орлик был на погранзаставе в горах и играл чуть ли не главную роль.

Есть в деревне ферма, где работают местные жители, и только что закончилась обеденная дойка. Сейчас дойка автоматическая, вот прекратили шуметь моторы и наступила тишина. Доярки вышли на улицу и сбившись в кучку, обсуждают какие-то свои дела и заботы, а некоторые, как всегда ругают своих мужей, соседских коз, достается и начальству… Одним словом дела житейские обсуждаются.

Тут же мужики деревенские, тоже кто во что горазд, рассказывают о своих удачах и неудачах, приключениях, когда перебрали лишку, о рыбалке, технике, да мало ли разговоров у деревенских мужиков. Июль, жарко, стоял обыкновенный летний день.

 

И вдруг к собравшимся подбежал местный мальчишка Санёк и закричал, что есть силы:

— Там в болото провалился Орлик, его трясина затягивает.

Все разом вскочили и ринулись на окраину деревни, там действительно болотистое место, и не одна скотина там утонула, и даже несколько человек потерялись в деревне, когда уходили за грибами, всё списывалось на болото. Родители строго настрого запрещали своим детям ходить туда. Женщины ругались:

— Да сколько можно мучиться, сколько коров уж оттуда вытаскивали, а теперь еще и лошадь.

Толпа бежала по деревне мимо дома Павла, который на обед приехал домой и услыхав шум, выскочил из дома.

— Что случилось, пожар что ли? Куда вы все?

— Павлуха, ты что сидишь, там твой любимец-Орлик в болоте тонет, — крикнул кто-то из толпы, и Павел тоже сорвался с места.

— Как он там оказался? Наверное, выпустили на пастбище лошадей, но почему в той стороне у болота, обычно они пасутся на другом конце деревни, — прыгали в его голове мысли.

Прибежав к болоту, все увидели, как Орлик барахтается в трясине, метрах в полутора от берега, пытаясь выбраться. И чем отчаяннее билась лошадь, тем сильнее и глубже погружалась в трясину.

Односельчане смотрели друг на друга, и не знали, что предпринять. Все остолбенели.

— Затянет ведь Орлика, как пить дать затянет, — говорил Егорыч, пожилой сосед Павла.

— Эх кран бы тут помог, но нет его сегодня, в село уехал, начальство распорядилось, что-то там срочное…

Орлик тем временем продолжал тщетные попытки выбраться, но погружался еще больше в болото. Скоро уже останутся только передние ноги, да голова.

— Мужики, что же мы стоим, пропадет конь, Орлик молодой еще. Надо что-то делать, я сейчас, — проговорил Павел, и подхватившись с места, бросил бегом в деревню.

 

Через некоторое время послышался шум трактора, подъехав, Павел выскочил из кабины с толстой веревкой в руках.

— Мужики надо как-то накинуть на Орлика трос.

Некоторые мужики стали таскать толстые ветви и жерди сбрасывать в болото, прокладывая что-то наподобие тропинки, заодно и под передние ноги Орлика, но это тоже опасно. Когда наложили толстый слой, один из молодых мужиков Серега без суеты и страха стал подбираться на коленках к лошади, ему удалось закинуть на передние ноги петлю из веревки, они еще виднелись над водой. Махнул рукой Павлу, тот уже сидел в кабине трактора:

— Давай, Павлуха, тяни.

Павел аккуратно тронул с места трактор, веревка натянулась и лопнула, просто порвалась.

— Ах, — разом ахнули все.

Потом еще раз пробовали связать веревку и тянуть, но не удалось. Тогда Павел вспомнил, что у него еще трос есть, конечно тросом опасно, поранить можно Орлика, но решили тянуть тросом:

— Пусть лучше шкуру испортим коню, но нужно достать его из трясины. Иначе, на виду у всех его затянет. Потом себе не простим, — говорил Серега, а женщины стояли уже со слезами на глазах.

Над поверхностью болота торчали передние ноги, голова и шея Орлика. По всей видимости он уже понял, что двигаться ему нельзя, а может уже и не получается, он понял, что собравшиеся люди хотят ему как-то помочь. Вновь Серега плашмя начал подбираться к Орлику, хотя уже было опасно, набросанные ветки и жерди тоже уходили в болото. Он остановился, оглядываясь по сторонам, как бы самому не угодить в болото, а конь видимо чувствовал свою беду, смотрел на людей, и из его огромных глаз катились слезы. Слезы катились по его грязной морде, шея сильно напряглась, ноздри раздувались, и поворачивая головой то в одну, то в другую сторону, Орлик вдруг призывно и дико заржал.

Женщины заголосили, и это горестное ржание подстегнуло мужиков:

— Серега, давай скорей, накидывай ему петлю на шею, иначе…

 

Серега вновь изловчился закинул большую петлю из троса на торчащие ноги и морду Орлика, и сам скатился в болото. Барахтаясь и махая руками, Серега смотрел круглыми глазами от страха, а мужики протянули ему тонкую жердь и вытащили на траву.

— Уффф, а страшно, мужики. Тянет туда вниз и всё. А как же ему, он уже давно там, — кивнул головой на коня.

— Павлуха, тащи, тащи, — кричали мужики.

Но Павел и сам уже не спеша, аккуратно тронул с места трактор, боясь, что опять не получится. Трактор натужно урчал, но медленно выволок Орлика на сушу. Павел быстро выскочил из кабины, подбежал к своему другу, который весь в болотной жиже и водорослях лежал не шевелясь, с трудом снял с него трос:

— Орлик, Орлик, всё уже позади, Орлик, открой глаза.

Конь лежал неподвижно, полузакрыв свои большие глаза и с трудом дышал, видимо трос сдавил его шею, а может даже и не верил в свое спасение. Потом зашевелился.

— О, Господи, благодарим тебя, — шептали женщины сгрудившись вокруг Орлика.

Прошло некоторое время, пока конь смог встать на ноги, грязь комьями падала с него, он вначале покачивался, но потом более уверенно переступал с ноги на ногу. Он смотрел на людей, и особенно на Павла, отфыркался, вздохнул тяжело, а потом радостно, и по-особому звонко заржал. Заржал протяжно и радостно, словно благодарил всех. Скорей всего это так и было.

— Ишь, как радуется, — сказал Петрович-фельдшер.

Потом еще раз заржав и на дрожащих ногах, конь пошел по направлению к деревне, к своей конюшне, на свое привычное место.

Павел ехал на тракторе и смахивал слезы с глаз, он глубоко переживал за своего любимца, и одновременно радовался, что всё так хорошо закончилось.

 

На следующий день Павел с утра пораньше пришел в стойло к Орлику, в руке у него была щетка и ведро с водой. Он приступил к работе, нужно привести в порядок внешний вид своего друга.

— Ну что, Орлик, привет! Как ты нас вчера напугал, и что тебя туда занесло, в это болото? – орудуя щеткой, говорил Павел.

— Ну что, порядок? Вычистил своего любимца, — услышал Павел голос Бориса Ивановича-главы поселения Марьино.

— Порядок! Сейчас пойдем на речку купаться, нужно обмыться, да Орлик?

В ответ конь громко фыркнул, мотнул головой и радостно заржал, как будто понимая и соглашаясь с Павлом.

— Ишь ты, какой понятливый! Теперь он туда больше ни ногой. Хорошо, что всё хорошо кончается — улыбался Борис Иванович, похлопывая по крупу Орлика.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,367sec