Сюрприз от кукушки

Максим смутно помнил свое раннее детство, но несколько эпизодов он помнит отчетливо. Мама привела его в незнакомый подъезд, поставила у какой-то двери и сказала:

— Смотри сынок, сейчас будет тебе сюрприз, а я пока спрячусь. Пусть эта записка будет у тебя в руках.

 

Она нажала на звонок и резко сбежала вниз по лестнице. Дверь открыл мужчина, которого Максим редко видел, но знал, что это его папа. Вообще-то у мамы дома жил еще какой-то мужчина, которого мама просила называть папой, но тот этого не хотел. Значит папа все же это тот, который открыл дверь. Рядом с папой стояла женщина с большущим животом, будто она арбуз проглотила.

Папа забрал Максима в квартиру, прочитал записку, возмутился и махал руками, расхаживая по комнатам, а пузатая женщина по имени Катя плакала и с жалостью смотрела на Максима. Мама больше не появлялась, но с каждым днем Максиму все больше хотелось к ней, он сильно плакал.

Папа был сердит и многое запрещал сыну, да и игрушек дома не было. Он говорил, что мама – кукушка. Максим знал, что есть такая птица – кукушка, но почему-то папа это слово говорил с отвращением, хотя оно очень ласково звучало. А потом Катя куда-то пропала, приехала уже без большого живота, но с маленьким ребенком на руках.

— Это твоя сестренка! – ласково говорила она Максиму. – Ее зовут Олечка.

Однажды Максим попытался взять на руки сестренку в пеленках, пока взрослые вышли из комнаты, и чуть не уронил ее. Это заметил зашедший вовремя отец.

— Ну все, с меня хватит! – закричал он со злостью, хлопнул сына по мягкому месту и поставил в угол.

За Максима стала заступаться Катя, но он и на нее накричал, а потом взял телефон и стал кому-то звонить.

— Мама? Ну все, я так не могу, мне придется идти на крайние меры, если ты не приедешь!

Приехала полная пожилая женщина в очках. Она села напротив Максима и ласково спросила:

— Ты знаешь, кто я такая? Нет? Не узнаешь меня? Я твоя бабушка. Сейчас мы поедем ко мне домой. Там есть во дворе пес по кличке Шарик, он будет тебе другом. Да и вообще, в деревне у тебя много друзей найдется.

Максим не знал, что такое деревня, но выбора не было, он поехал. После большого города улочки деревни казались какими-то унылыми и тихими, тем более все какое-то в черно-белом цвете — была зима. Сразу стало тоскливо, но Шарик поднял настроение – он был большой и ласковый. В доме холодно, пришлось долго сидеть в сапогах и пухлой куртке, пока бабушка растапливала печку.

Еда у нее была простоватая: каши, супы, блины. Максим хотел чего-нибудь вкусненького, но бабушка говорила с тоской:

— Зайчик мой, у меня тогда пенсии не хватит до конца месяца, но постараюсь что-нибудь придумать.

 

Тогда она звонила отцу и кричала в трубку:

— Вышли мне денег, это же твой сын!

Иногда деньги приходили, и Максим с бабушкой пировали. Куплены были и шоколадки, и «Чупа-чупсы». А однажды папа приехал и привез бабушке современную швейную машинку.

— О, вот это то, что надо! – обрадовалась бабушка. – Теперь, Максимка, мы с тобой заживем.

Бабушка сидела над своей машинкой днями и ночами, приходили люди и делали заказы. Дела и впрямь пошли в гору, собрался Максим в первый класс не хуже других. Только как-то грустно было стоять на линейке, когда у всех детей есть родители, а ему махала рукой только одна бабушка.

Друзей у Максима было много, но у всех уже появились компьютеры, а у него нет! Приходилось бегать к друзьям, чтобы поиграть между уроками. Бабушка сердилась, что внук сидел у друзей до позднего вечера, но все понимала. А потом и у Максима появился компьютер, хоть и старенький: папа купил себе новый, а этот отдал Максиму, но все равно было радостно.

Шли годы. Максим однажды спросил у бабушки – где его мама, но та пожала плечами и сказала:

— А шут ее знает! Вышла замуж за иностранца и умотала с ним куда-то, даже весточки от нее нет.

— А может быть спросить у моей второй бабушки где она – у маминой мамы.

— Та уже умерла еще до твоего рождения, я одна у тебя бабушка. И дедушек у тебя нет.

А чуть погодя Максим нашел в комоде записку, как оказалось – ту самую, которую он в детстве вручил папе от мамы. Вот что он прочел:

«Валера, я пошла на крайние меры, потому что ты такой же родитель, как и я. Разница в том, что ты остаешься здесь с ребенком, а я уезжаю жить в далекую страну с жарким климатом, Максима взять не могу по многим причинам. Ничего, пройдут годы, я надеюсь, что сын меня поймет, упрекать не станет, если ты его не будешь настраивать против меня. Все остальные нюансы обсудим по телефону, я позвоню».

— Бабушка, а зачем ты эту записку сохранила?

— На тот случай, если она судиться с нами будет.

— А она сама деньги не присылает с далекой жаркой страны?

— Нет, да и бог ей судья.

 

И все же мать появилась, когда Максим уже учился в старших классах. Он вернулся из школы и увидел, что какая-то незнакомая женщина разговаривает во дворе с бабушкой. Женщина сидела на скамейке и утирала глаза платком, бабушка стояла рядом.

— Бабушка, есть хочу, что там на обед? – спросил Максим, а женщине просто приветственно кивнул.

— Борщ у нас и котлеты с картошкой. Пойду, подогрею, а ты здесь поговори с гостьей.

Бабушка ушла, а женщина, дрожащим голосом спросила:

— Максимка, сыночек, это ты?

Она крепко обняла сына, но тот не ответил ей взаимными объятиями – ни то, чтобы он был зол на мать за прошлое, а просто для него это была абсолютно чужая женщина. Он толком и не помнит ее, только какой-то смутный образ.

— Ну, здравствуйте, — Максиму стало даже как-то неловко в объятиях незнакомки.

— Ого, ты уже басом говоришь, так удивительно! – женщина заплакала. – Прости меня, сыночек, за прошлое. Понимаешь, я замуж за иностранца вышла, там другая вера, свои законы, не смогла тебя забрать.

— Я понимаю, — кивнул Максим, но никаких чувств к этой плачущей женщине он не испытывал. – А вы зачем приехали, чтобы меня забрать? Я никуда не поеду.

— Нет, не забрать, у меня там уже своя семья, да тебе и не понравится там, — мама стала копаться в сумочке и достала оттуда ключ. – Вот! Это ключ от нашей городской двухкомнатной квартиры. Когда-то она принадлежала твоей второй бабушке, потом мне, но я ее не продала – в случае чего мне нужен был тыл. Теперь это тоя квартира, все документы оформлены. Там, правда, ремонт надо сделать.

Максим растеряно смотрел на ключ.

— Бери-бери, тебе скоро в городе учиться, — сказала бабушка, которая вышла на крыльцо. – И иди обедать, Максимка.

Мать уехала, будто ее и не было. Максим уже живет с женой и годовалым сыном в той двухкомнатной квартире. С матерью он не общается – она сама не выходит на связь, с отцом – изредка. Зато постоянно он в общении с бабушкой – самым родным его человеком.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,354sec