Тени прошлого

София влетела в кухню и без предисловий выпалила:
— Ма, па, Олег сделал мне предложение. Знаю, вы скажете не надо спешить, лучше повременить, сначала учёба, потом женитьба… Во-первых, нам осталось учиться последний год. А во-вторых, мы не против подождать. В эту субботу приедут родители Олега познакомиться с вами. – Она выпалила новость на одном дыхании, задыхаясь, словно поднималась через две ступеньки по лестнице. – Уф. – София взяла со стола мамину чашку с недопитым чаем и залпом выпила.

Галина с мужем переглянулись.
— Суббота послезавтра. И ты нам только сейчас говоришь об том? Мы не успеем подготовиться, – начала Галина.

— А не надо готовиться. Мы заказали с Олегом столик в ресторане. Посидим на нейтральной стороне, как полагается в цивилизованном мире, – не моргнув глазом, выдала София.

— От нас что требуется, если вы всё организовали? Может, без нас обойдётесь? — Отец еле сдерживал нарастающее негодование.

— Пап, без вас никак. Вы мои родители, я горжусь вами. Вы одинаковые по статусу с родителями Олега. Его отец тоже врач. А мама…. Мама домохозяйка. – Немного смутилась София.

— Ишь, по статусу. Слова-то, какие. Причём тут статус? Олега мы знаем, достойный парень. Если от нас ничего уже не зависит, постараемся, хотя бы не подвести вас, — сказал отец серьёзно. — Я стряхну пыль со своей коллекции, а мать в парикмахерскую сходит. К нам на чай всё же пригласим, хотите вы этого или нет.

София подскочила к отцу, обняла за шею и звонко чмокнула в щёку.

— Вы у меня самые лучшие! Я побежала. – Она стремглав вылетела из кухни.

 

— И когда вырасти успела? – Галина взглянула беспомощно на мужа.

Весь следующий день они готовились к встрече. Галина сходила в парикмахерскую, постригла и покрасила волосы. Борис сказал, что она помолодела на десять лет. Загнул, конечно. Но Галина довольно улыбнулась. Выгладила платье парадное, рубашку Борису, почистила костюм.

Волнуясь, они первыми приехали в ресторан. Решили, что на правах хозяев должны встречать гостей, хоть и не дома. За столом родители Олега сели напротив родителей Софии. А молодые — сбоку, тесно прижавшись друг к другу. Было заметно, что оба волнуются не меньше родителей.

Тут же подошёл официант с бутылкой вина. Пока разливал по бокалам, никто за столом не нарушил молчания. Галина поймала на себе пристальный взгляд отца Олега. В смятении опустила глаза. «Почему так смотрит? Хорошо выгляжу? Нет, тут другое». Её о чём-то спросила София. Галина ответила, а потом украдкой взглянула на гостя. Тот тоже смотрел на неё.

Сердце забилось в груди. Озноб сковал поясницу, разлился по телу. «Неужели? Не может быть. А почему не может, собственно? Как сразу не догадалась. Ведь фамилия Олега Козырев. Боже мой. Изменился, постарел, но похож. Нос, взгляд… Он. Он…»

— Что с тобой? – Борис накрыл тёплой ладонью её дрожащую руку, наклонился, заглянул в глаза.

— Ничего. Волнуюсь просто. – Галина чуть улыбнулась.

«Он меня узнал. – Волнение, страх, ликование смешалось внутри неё. — А чего я занервничала? Столько лет прошло. Спокойно. Вдох-выдох, вдох-выдох». Галина сделала пару вдохов и взяла себя в руки.

Она отвечала на вопросы, улыбалась, а перед мысленным взором всплывали воспоминания. И никуда от них не деться.

***

— Пойдём после занятий в кафе? – Петр наклонился к Галине.

— Обязательно сегодня? Завтра зачёт сдавать. Учить много. Может, в воскресенье? – Галина делала вид, что пишет, держа ручку над тетрадкой.

— Да мы решили, что сегодня.

— Кто мы?

— Козырев и Слуцкая! Мы вам не мешаем? Может, обсудите ваши проблемы за дверью? – Стальной голос преподавателя прервал их разговор.

Галина отодвинулась от Петра, потупила взгляд.

— Еще раз услышу вас, поставлю двойки и отправлю на отработку!

Они учились в одной группе. И только на третьем курсе заметили друг друга, начали встречаться. Галина училась хорошо, Пётр же не особенно усердно корпел над учебниками. Галина помогала ему, подсказывала. Но на практических занятиях они менялись местами. Тут уж Пётр помогал и вручал стеснительную и нерешительную Галину.

 

Пётр жил в общежитии. Может быть, всё сложилось бы по-другому, они, в конце концов, поженились бы, если бы в начале четвёртого курса не пришла к ним в группу новая студентка после академического отпуска.

Красивая и уверенная в своей привлекательности блондинка сразу привлекала внимание многих парней на курсе, включая и Петра. Она не скрывала, что у неё есть ребёнок. Ходили слухи, что родила от молодого преподавателя, сына профессора одной из кафедр. Но она хранила молчание, лишь загадочно улыбалась.

Оставила сына родителям, живущим в маленьком районном городке, и восстановилась в институте. Парни сразу просекли, что она свободна и не сильно склонна к соблюдению норм морали и нравственности, подкатывали к ней. Но она выбрала Петра Козырева.

Женское сердце чуткое, сразу заметило прохладцу, перемену в настроении любимого. С тех пор Галина терпеть не могла имя Настя. Оно ассоциировалось с наигранным умением выглядеть слабой, нуждающейся в защите и заботе блондинки.

Сначала Пётр с Настей и делали вид, что случайно встретились в столовой, случайно сели рядом на лекции, поехали в общежитии вместе… Потом перестали прятаться, ходили, взявшись за руки, целовались у всех на виду.

Галина ревновала, страдала, хотела даже бросить учёбу. Но ведь их связывали не узы брака, Пётр ничего не обещал ей. И если его любовь прошла, что ж, нужно смириться и жить дальше. Галина отошла в сторону, уступила Петра другой, не стала бороться за свою любовь. Если посмотрел на другую, значит, не любовь с его стороны была, а так, увлечение. Она с головой окунулась в учёбу.

А Настя с Петром сняли квартиру и стали жили вместе. Галина делала вид, что её это не трогает, не тревожит. А ночами тихо плакала в подушку. На последнем курсе она познакомилась с Борисом. Влюбилась не сразу. Просто хотела забыть Петра. Через год, после окончания института, она вышла за него замуж. А ещё через два года у них родилась Софийка.

Ровные отношения без серьёзных ссор, взрывов страсти и ревности устраивали обоих. Галина выбросила все фотографии, на которых встречался Пётр. Но коварная память спит до поры до времени, а потом вдруг вытолкнет на свет божий тени прошлого, которые Галина старалась всеми силами забыть.

***

— О чём задумалась? Всё хорошо? – Борис тронул Галину за руку.

— А? – Она растерянно подняла глаза.

Взгляды всех были обращены к ней. Она смущённо глянула на дочь, ища у неё поддержки и объяснения, почему все притихли и ждут чего-то от неё.

— Ирина Ивановна спрашивает, где ты училась. Отец Олега тоже врач. – Повторила вопрос София.

— Здесь училась, в нашем институте, – ответила Галина, не глядя на Петра.

— Да? А в каком году окончили? Видите ли, мой муж тоже учился в вашем городе, – чему-то радуясь, сказала Ирина.

— Да. Мы учились на одном курсе. Я не сразу узнал Галину. Ты на маму совсем не похожа, – сказал Пётр, обращаясь с Софии.

 

— Время неумолимо. Я тоже тебя не узнала сначала.
Галина старалась говорить спокойно, а про себя подумала:
«Ну да, мы встречались в молодости с тобой. Ну и что? Столько лет прошло. Свои семьи давно. Было бы хуже, если бы рядом с тобой сидела Настя, которая разлучила нас. Значит, вы так и не поженились».

— Пётр встречался тогда с Настей, – вслух сказала Галина, пресекая возможные вопросы об их отношениях в прошлом.

Он согласно кивнул.

– А вы чем занимаетесь, Ирина? – Перевела разговор Галина на жену Петра.

— Я по образованию учитель русского и литературы. Можно сказать, вообще не работала. Почти сразу после окончания института родила Олега. Так что, молодые, если вы решите завести ребёнка в скором времени, я всегда готова помочь.

— Мам, об этом пока рано говорить, — заметил Олег.

— Мы решили не торопиться с детьми. Вот окончим институт, тогда… — поддержала жениха София.

— Похвально. Сейчас молодые сначала рожают, а потом женятся, – ворчливо вставил Борис.

Все засмеялись. Разговор перетёк на молодых, их планы и свадьбу. При прощании Борис с Галиной пригласили будущих родственников назавтра в гости на чай.

В домашней обстановке Галина чувствовала себя спокойнее и увереннее. Борис показывал Петру свою коллекцию шахмат. А Галина с Ириной сидели в кухне и обсуждали своих детей, которые уединились в комнате Софии. Потом Ирина вышла, а Галина стала мыть чашки.

— А я ведь, и правда, тебя не узнал. Ты изменилась. Похорошела. Куда я только смотрел? – В кухню вошёл Пётр и встал рядом.

— На Настю ты смотрел. И не только. – Галина отложила полотенце, которым вытирала чашки, и отошла к окну. – У тебя симпатичная жена. Не стоит тревожить её ненужными воспоминаниями и признаниями. Прошлое пусть остаётся в прошлом. Не нужно всем знать о нас.

— Согласен. И всё же, я совершил тогда глупость. Галя… – Пётр сделал шаг к ней. — Я рад, что мы породнимся.

Галина настороженно следила за дверью, не дай бог, войдёт кто-нибудь.

— А Настя как же? – уколола она Петра.

— Настя сделала тогда аборт. У неё не могло больше быть детей. Мы расстались. Сейчас жалею, что так получилось.

— Жалеешь о чём? Что расстались? Что Настя забеременела? Если бы можно было повлиять на решение дочери, я была бы против их свадьбы. – Честно призналась Галина.

 

— О чём это вы? – Галина отвлеклась и не заметила, как к ним подошла Ирина.

— Просто вспоминает. Столько лет не виделись. — Выкрутился Пётр и обнял жену.

Вечером родители Олега уезжали домой. Галина отказалась проводить их на вокзал. Встреча с Петром выбила её из колеи. Тени прошлых обид и боли поднялись, словно ил со дна реки, затуманили взгляд.

«И как единственную дочь угораздило влюбиться именно в сына Петра, будто на земле нет других мужчин. И теперь при каждой встрече память будет напоминать о прошлом, бередить душу. И ведь не выкинешь, не сотрёшь».

«Никогда не иди назад. Возвращаться нет уже смысла. Даже если там те же глаза, в которых тонули мысли. Даже если тянет туда, где ещё всё было так мило, не иди ты туда никогда, забудь навсегда, что было»
Омар Хайям

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,411sec