А поезд тихо ехал…

С понедельника Петрович уходил в отпуск. Петрович-бригадир, к тому же уважаемый человек, а потому на пятницу намечалось событие. Проводы Петровича в отпуск. Как само собой. Иначе отпуск будет не в цвет.

Лёха в течение недели долго считал, сколько человек останется после работы это событие праздновать, кто сколько выnьeт, и соответственно, сколько брать…этого самого…которое душу веселит. Не забывал в перерывах между подсчётами советоваться с членами бригады. А как же! Соучастники, так сказать, процесса.

 

Совершенно кстати выяснилось, что в понедельник, у недавно пришедшего к ним в бригаду мальца Толика- день рождения. И хотя такую дату заранее не отмечают, типа- плохой признак, решили этот вопрос не заострять. Пусть в приметы бабы верят. Им по статусу положено. А мужикам на это глубоко нас…наплевать.

На работе решили не палиться. Рядом с проходной было небольшое кафе. И самое главное, что рядом была автобусная остановка, на ней автобус разворачивался, потому что она была конечной. И ежели что, то автобус всех и развезёт. Если кое-кого не развезёт совсем. До нетранспортабельного состояния.

Пятницы дождались с трудом. Дома каждый предупредил, что сегодня он придёт домой, как бы это помягче сказать…короче, чтобы не обижать Петровича, придётся…ну и так далее…а потому дома должны войти в положение.

Лёхина Катька пояснения мужа прервала на полуслове. Ей не впервой мужа по пятницам разыскивать. И если он не вернётся домой в положенные десять часов вечера, то она пойдёт муженька искать. И не дай Бог, найдёт его первой.

Лёха Катьку боялся, но не до такой степени, чтобы отважиться и прийти домой позднее десяти часов. Пяти часов на праздник должно хватить. Он пожевал губами. Должно хватить. Особенно, если всё делать в темпе. В смысле-наливать. Ну, и пить, само собой.

Петровичу скинулись и подарили спиннинг. И ещё раскладной стульчик. Чтобы на рыбалке не стоять, а в комфортных, так сказать, условиях проводить отпуск. А для более комфортного условия подарили ещё и фляжку. Удобная такая, плоская, положишь в карман и не видать.

А ежели кто заметит, можно сказать, что это книга. Типа, почитать на рыбалке. Почему нет? На природе, с книжкой. Лёха даже передёрнулся. Издевательство какое-то! На природе читать! Природа такого издевательства не потерпит. Ясен пень, не потерпит!

Короче, день в пятницу был длиннее, чем всегда. Чем в любую другую пятницу. Хуже нет-ждать и догонять. А уж сегодня…когда…мужики слюной давились в предвкушении. В кафе предупредили заранее, там празднующим сдвинули два столика, на них постелили свежую скатерть.

Мужики блаженно улыбались. Как в ресторане. Жалко, что музыки нет. А в принципе, на фига им музыка. Не за тем они сегодня собираются. Тема очень даже уважительная. Петрович идёт в отпуск и у него день рождения. Будет. В самой середине отпуска. А поскольку Петровича не будет, то и подарок надо сделать заранее.

Но пить будут только за отпуск. А то примета…хотя…Толикову днюху на всякий случай к сегодняшнему празднованию присовокупят.

Сначала всё было прилично. Пили много. Попутно желали Петровичу хорошего отпуска, потом переключились на Толика. Малец краснел и скромно принимал поздравления. Чтобы примета не сбылась, предупредили, что подарок Толику сделают потом. Но выпьют за его здоровье сегодня.

Душа просила музыки. Руслан на всякий случай спросил, не предусмотрено ли в кафе музыкальное сопровождение их мероприятия. Мужикам вежливо отказали, пояснив, что магнитофон сломался ещё в среду, кто-то обещал починить, но…Так что, извиняйте, что невесело. И посоветовали петь самим.

Совет был принят. Петрович сказал, что знает очень весёлую песню. Она ему давно нравится, и если все не против, то он… Все были не против. Петрович прокашлялся.

-А поезд тихо ехал на Бердичев… А поезд тихо ехал на Бердичев…

И тут выяснилось, что эту песню слышали почти все. И пусть не все знали слова, Петрович утешил, что слова совсем простые, главное их с умом повторять. Мужики были в полной кондиции, но спеть отпускнику считали своим долгом.

Бригада дружно подхватила.

-А поезд тихо е…а поезд тихо хал…

Песня всем нравилась. И про чемоданчик, который выкинули из окна. И про свидетельство о браке, которое так кстати оказалось в том чемоданчике. За это пили несколько раз. И с огромным энту-зи-аз-мом несколько раз повторили:

-И так я снова стал холостым…и так я снова стал холостым…

 

И снова пили. Толик уже свернулся калачиком на двух составленных вместе стульях и тихо посапывал. Хотя в компании было довольно шумно. Мужики размахивали руками, пробовали рассказывать анекдоты, но всё время возвращались к песне. Запала она всем в душу. И главное, что Петрович, знавший все слова, успел донести до своих работяг весь смысл такого хорошего произведения.

К десяти часам, когда отведённое время для празднования уже заканчивалось, решили выпить на посошок. Святое дело. Гремели бутылками, сливали где и что осталось, расталкивая тарелки и с трудом удерживаясь на ногах, наконец, подняли руки в последнем рывке.

Последнем, потому что всё равно уже пить было нечего. И кафе закрывалось. И на посошок. И потому что уже не было сил. Тем более, что в дверях маячила Лёхина Катька, и подавал знаки отцу, приехавший за Петровичем сын.

Растолкали Толика. Хватит спать. И пить тоже. Тем более, что Толику решили на посошок не наливать. Потому что молодой ещё, столько пить. Домой пора. И вообще, ему не хватило при разливе на посошок.

На плохо идущих ногах двинулись к выходу. И тут Петрович вспомнил.

-А поезд тихо е…

Бригада нестройно подхватила.

-А поезд тихо е…

Всю песню сил петь не было. Потому пели только одну первую строчку. Поезд шёл бы ещё долго в том направлении, то есть, на Бердичев, но неожиданно в нестройный хор голосов вплёлся голос Толика.

-А на Крыжопль…на Крыжопль…на Крыжопль где-то тут должен быть поворот…

Петрович икнул. Все в изумлении раскрыли рты…

Автор: Лина Галиан

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,388sec