Три дня

Наташа вся внутренне сжалась, когда увидела племянницу мужа, Олеську.
Девчонка не глядя в глаза и шмыгая носом подала сложенный пополам листок в клеточку и быстро убежала.

Наташа развернула листок, она внутренне ждала чего -то подобного,поэтому написанное не стало сильным шоком.

Наташа, я ухожу, прости.

 

Да, я поступаю, как трус, но у меня нет сил, я устал, прости, детей не брошу, с тобой жить не буду. Дом я продал вот твоя часть. Поезжай к матери.Там тебе хватит на первое время денег.

Наташа равнодушно опустила руки и стояла тихонько покачиваясь, она смотрела равнодушно на рассыпавшиеся бумажки.

-Наташенька…что там? — Прошелестела бабушка Вера, заглядывая в глаза Наташе, — телеграмма?

-Всё хорошо…ба…иди чай пить, я там печенье…вытащить надо, а то сгорит.

По комнате расплылся запах ванилина и подгоревшего теста.

Она ожидала чего-то подобного, дом был Виктора, достался ему от бабушки, последнее время он стал чаще не приходить ночевать домой, ссылаясь на то что у брата задержался допоздна, они строили там свинарник.

Говорил что до заморозков необходимо успеть, до Наташи доходили смутные слухи, жена брата Виктора, с бегающими глазками Светлана, всё пыталась что-то рассказать, кидала намёки, но Наташа не слышала или не хотела слышать.

-Мам, — с улицы заглянул десятилетний Ванюшка, — мам там дядь Петя сосед, просит выйти.

-Бабушка, присмотри за Катюшей я сейчас, — сказала и накинув пальтишко вышла на улицу.

-Так чё Наталья, здравствуй, чё я это, пришёл вот осмотреть, чё…Я это…Как его…это самое.

-Это вы дом?

Кивнул.

-Ты это…не психуй, не психуй, ежели не я, то кто-то другой. А я это…ты живи скока надо, пока Ксенька моя того не вырасти, это я для её…ну, тут это самое, по- соседски.

-Дайте мне три дня и я съеду, — сухо сказала и зашла в дом.

-Да куды же ты…Наташа…

 

Молча захлопнула дверь.

Следом забежал раскрасневшийся на морозе Ванюшка.

-Мама?

-Всё хорошо сынок.

-Мама. где папа?

притянула к себе, обняла родное худенькое тельце, поцеловала во вспотевшую макушку, вздохнула родной запах и…заплакала, тихонько вытирая слёзы.

-Мам, он ушёл, да? Ушёл?

Кивнула.

-Я убью его.

-Нет, сыночек, не надо, мы сильные, мы справимся.

Заплакала Катюшка, успокоила её, посадила детей ужинать. Зашла в комнату к бабушке Вере. Та сидела у окошка, тихонечко вздрагивая худыми плечиками.

-Наташа, ты меня в стардом помоги оформить.

-Чего? С ума сошла?

Бабушка Вера была родной сестрой её умершей бабушки Вали. У бабушки Веры были две дочери, вполне благополучные, небольшой посёлочек в котором жила бабушка Вера, расформировали, стариков кого дети забрали, кого в стардом.

Бабушка Вера оказалась не ко двору, одна дочь жила далеко за Уралом, в городе, другая в небольшом городке, недалеко от туда, где жила Наташа с мужем и детьми.

 

Вторая дочь попросила Наташу приютить на Время бабушку, мол, дом большой у тебя, она на свежем воздухе, да с ребёнком тебе поможет.

Первая оборвала всякую связь, как только замаячила перспектива забрать мать, так бабушка Вера и осталась у Наташи, уже и Катюшке шестой год.

-Не выдумывай, поедем с нами.

-Куда, Наташенька.

-Пока не знаю, там видно будет.

Наташа не думала что Виктор подлец что оставил её без жилья с детьми она всегда знала что дом не её, мечтала построить свой, их с Виктором и детьми дом, не судьба.

Позвонила матери.

Та заохала, грозилась подать на зятя в суд, всячески сопереживала.

-Что ты будешь делать? Иди, иди к этому подлецу пусть дом тебе с детьми оставляет, кинь ему в морду эти деньги поганые.

-Нет, — сказал и отключила телефон.

Мать она понимала, у той давно другая семья, дети. Отчим еле как вытерпел когда Наташа окончит школу и выставил её из дома.

С Виктором познакомилась, год встречались, потом замуж вышла. Радовалась какой хороший…

Мать опять позвонила.

-Наташа что -то связь прервала, а куда ты денешь бабушку Веру?

 

-Ну уж точно не к тебе привезу.

-Зачем ты так?

-Всё, мне некогда.

Взяла старую записную книжку, нашла номер.Вышла на улицу, набрала.

-Алё, тёть Наташа, — сказала той, в чью честь назвали, — я с Виктором разошлась, бабушку Веру к тебе привезу?

-Нет, ты что, у меня давление. Сиди там, вы что?

-Она твоя мать, у тебя три комнаты.

-И что? У меня давление, у меня приходят внуки…

-Понятно.

Они ехали в плацкартном вагоне.

Худенькая молодая женщина, совсем девчонка, с большими печальными глазами, мальчик, тихий и серьёзный, девчушка с живыми глазами и сухонькая старушка, которая тихо вытирала слёзы.

— Здравствуй, папа.

-Наташа…детки? Ой, бабушка Валя?

-Вера…

-Что?

-Это бабушка Вера.

-Проходите, проходите.

-Пап, мы не будем проходить, дай пожалуйста ключи от моей квартиры, она же живая?

-Кто, доча?

-Моя квартира, которую мне бабушка Маша, твоя мама завещала.

-Аааа, да конечно, а вы проходите, Люда, Люся…счастье -то какое, доченька вот с внучатами в гости…Люся и это с бабушкой Верой, давайте заходите, заходите.

 

Там понимаешь, люди живут.

-Ну мы тогда в гостиницу, пап, пока люди новое жильё найдут.

-Какая гостиница, — расплылась в улыбке Людмила, — что мы чужие…

Через три дня Наташа услышала шёпот Людмилы о том когда съедут гости?

-Пап, что там с людьми? Когда они съедут?

Людмила бросила ложку, отец подавился супом, который приготовила Наташа.

-Понимаешь дочь…там…

-Да нет у тебя никакой квартиры, ишь ты губы раскатала, отец ей алименты до восемнадцати лет платил…

-До шестнадцати.

-Чего?

— Говорю до шестнадцати, помните я к вам приехала в гости, а вы меня потащили отказ на алименты писать?

поджала губы Людмила.

-Так что, папа? Нам бы уже определиться, устали на птичьих правах.

-Да что ты молчишь? Скажи ей. Нет той квартиры давно, нету.

-Как это нет, папа?

Не смотрит в глаза.

Мы с мамой твоей…мы продали, деньги поделили…сразу.

-Как? Она же мне…Бабушка Маша мне…

-И что? Он сын, говорите спасибо, что вам какие-то деньги…

-Я…дайте срок три дня…

-Доченька…

-Три дня.

-Мамочка, куда мы?

-Здесь жить будет сыночек, мы же сильные, мы справимся. Это моя родина. Нам с тобой раскисать нельзя, у нас бабушка Вера и Катюшка.

 

-Да! Я в школу после каникул здесь пойду?

-Да.

— Извините, с детьми не сдаём.

-А вы точно платёжеспособная?

-Мне за три месяца вперёд надо

-А чё, договоримся? Без мужика что ли?

-Ну вот такая комната, туалет зато есть, другие вон на улицу. Вода из труб зимой горячая, холодная есть, душ у соседки, познакомитесь с ней, она тоже одиночка…Вперёд за два месяца.

-А у вас есть опыт?

-Без опыта не берём

-Маленькие дети?

— Извините, вы нам не подходите…

-Без опыта? Ну что же, научится придётся. Меня Борис зовут, это наш дружный коллектив. Молодая, быстро обучится. Девчонки принимайте…

-Новенькая, три дня тебе на обучение и вперёд, работать. Квартир много сдаётся, сейчас вроде покупка пошла хорошо, пока на съеме посидишь обучишься и сделки начнёшь заключать…

Опять три дня, думает Наташа.

Бабушка, дети, мы переезжаем.

-Куда? — испуганно смотрит Ванюшка.

-Увидишь!

-Ух ты! Мы здесь будем жить?

-Дааа. Это ваша с Катей комната, а мы с бабушкой в другой.

-А третья кому, мама?

-А в третьей мы гостей будем принимать!

-Ууух ты, вот это да…

 

Плачет бабушка Вера.

-В тягость я тебе детка, три года одна живёшь, нечто это нормально? Не было бы меня, может мужчину бы себе завела, ты ить вон какая девка справная, сдай меня …

-Что такое говоришь? Мы семья, поняла! Семья. Никому мы с тобой не нужны, слышишь? Только детям, спасибо тебе что смотришь за ними, что весь быт на тебе, ты моя помощница, что я без тебя? Кто я без вас?

Я спросить хотела, совета. Борис Аркадьевич предлагает учиться пойти, ему юрист нужен хороший, фирма развивается.

-Иди, иди детка, я чем могу помогу, иди моя милая.

-Мама, это правда что мы квартиру покупаем?

-Дааа, Катька подслушала?

-Нее, бабуля по секрету сказала.

-Да сыночек, только с папой разведусь.

Ванька уже подросток, первый раз заговорили об отце. Помощь которую он обещал…А не было никакой помощи…

-Вот это дааа, мама, это наше? Всё наше? Такая огромная? И у меня, и у Вани будут свои комнаты?

-Дааа и у бабули, и у меня!

-Ух ты, а гостей принимать мы здесь будем?

-Здесь…

-Алё, Наташа, у мамки же день рождения сегодня.

 

-Серьёзно?

-Ну да, — недовольным тоном, — ты что не знаешь? Седьмое июня.

-Угу, только июля.

-Да?

-Да. Только два года как нет бабушки с нами, осиротели мы…

-Как это? Ты что поганка? ты скрыла от меня что моей мамы нет?

-Я скрыла? Да я тебя смсками и звонками бомбила, ты пряталась от меня, а потом доченька твоя сказала чтобы я, оставила вас в покое, я оставила. Сестра твоя кстати знает, попросила сбережения мамины ей отправить, ей нужнее.

-Какие сбережения?

-Не знаю, вам виднее. Вы наверное думали что она со мной живёт, а пенсию свою заботливо складывает для дочек любимых.

-Так нет сбережений что ли?

Наташа отключила телефон. Досчитала до трёх. Фух. День памяти бабулечки, она как раз у неё. Рассказывала что Ванька отучился, нашёл хорошую девушку, Катерина школу закончила, а у неё вроде бы наметились перемены в жизни.

-Ба, помнишь Серёжу, — шепчет Наташа, — помнишь ты меня уговаривала что он хороший…Я тебя наверное послушаю…Он мне три дня дал, на раздумье, сказал что слишком долго ждал.

Так что ты не переживай, я не одинока.

Глянуло из-за тучки солнышко и ласково обняло своими лучами Наташу.

Это бабулечка Вера, подумалось.

Мавридика д.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,378sec